Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

День святого Валентина

Дата: 09.12.2012 13:24:00
Remarque: День святого Валентина

10 февраля 1938 года, Лондон, Военное министерство
Военный министр раздумывал на привычную для военного министра тему, а именно: нужны ли Великобритании новые танки.
В принципе, новые танки нужны. И фирма «Виккерс-Армстронг» преподнесла министерству что-то вроде подарка на день святого Валентина: чертежи новой боевой машины.
Называли они эту машину просто — Mk.III.
В принципе, конструкция выглядела вполне удовлетворительной. Компоновка предполагалась классическая, расположение ведущих колес заднее. Любопытная деталь: не предполагался каркас для сборки корпуса и башни: броневые листы должны обрабатываться по шаблонам таким образом, чтобы при сборке плотно смыкались.
Плиты будут крепиться друг к другу болтами, заклепками и шпонками. Допуски при пригонке деталей минимальны.
Механик-водитель — в центре передней части танка. Два люка с откидывающимися крышками.
Наводчик и командир (он же заряжающий и радист), как задумывалось, будут размещаться в башне.
Танк хорошо вооружен: в лобовой части башни двухфунтовая пушка и спаренный с ней пулемет, справа — пятидесятимиллиметровый дымовой гранатомет. И плюс еще один пулемет на зенитной установке на крыше башни.
Да, неплохо выглядит машина. Однако эта двухместная башня... Стоит подумать. Может быть, не следует принимать проект вот так сразу, с листа...
14 апреля 1939 года, Лондон
— Времени разводить бюрократию времен Диккенса больше нет!
В министерстве изменили тон. Целиком и полностью. Обстановка в Европе накалялась. Германия разворачивала свою боевую мощь, и в Лондоне не сомневались: главная цель Гитлера, его основной враг, которого «гунны» непременно желают сокрушить в первую очередь, — это оплот свободной Европы, ее сердце. То есть — Британия.
— Нужен ли нам новый танк, черт побери?! Разумеется, нам нужен новый танк! Подписывайте контракт с «Виккерс-Армстронг» — и быстро запускайте в серию! Не менее шестисот танков — для начала. И подключите еще какие-нибудь фирмы в помощь «Виккерсу».
7 июня 1940 года, Ньюкасл
На заводе «Виккерс-Армстронг» был праздник.
Накрыли столы с закуской — пирожки, легкое пиво. Играл оркестр.
Из заводских ворот выехал украшенный транспарантами первый танк. Чарльз Гордон, мастер сборочного цеха, выступал с импровизированной трибуны. Он говорил о великой роли Британии, о прекрасном новом оружии, которое защитит родную страну. Ветер относил его голос в сторону, а потом грянул духовой оркестр, и Гордон замолчал.
Танк двигался по дороге, транспаранты развевались, цветы, которыми работницы украсили машину, сыпались на разбитый грунт.
10 ноября 1941 года, Горький
Бойцы 136-го отдельного танкового батальона мерзли на ветру.
— Говорят, новые танки привезли, — сообщил всезнающий сержант Тырин.
— Какие? Где ты их видел? — посыпались вопросы.
— Да отстаньте, ничего не знаю, — отбивался сержант. — Не видел я их. Просто говорят. Мимо штаба проходил, слышал.
Слухи, приносимые Тыриным, как правило, подтверждались. Подтвердился и этот — танки действительно оказались совершенно новыми.
Командир батальона оглядел бойцов сурово.
— Британские рабочие сделали эти машины специально для нас, — подчеркнул он. — Прислали нам, стало быть, для начала девять штук. Для советского солдата такой танк — новинка. Новинка, товарищи, но не диковинка! Учиться некогда, учиться будем непосредственно на фронте.
Танк показался странным. Он был невысокий — практически в рост человека, и внутри — просторным.
Насколько может быть просторным танк. По сравнению с теми, к которым привыкли танкисты, — «Валентайн» предоставлял прямо-таки хоромы.
— Медленный, вроде, — делились впечатлениями бойцы.
— Это пехотный танк, ему галоп ни к чему, — объяснил Тырин. — И вот еще. Комиссар передал распоряжение: «керосинкой» не обзывать, иначе будут взыскания. За этот танк заплачено золотом — раз. Английские товарищи, рабочие, такие, как мы, старались на его сборке, — это два. В общем, по коням и вперед. Такое вот распоряжение.
И снова слова Тырина полностью подтвердились: 136-й отдельный танковый батальон отправился под Москву. Впереди были тяжелые дни сражений за столицу Советского Союза.
25 сентября 1942 года, Северный Кавказ, Грозненское направление, расположение 5-й гвардейской танковой бригады
— Товарищ гвардии капитан, — заговорил младший лейтенант Сидоркин, обращаясь к своему командиру, — а не слыхать, когда Второй фронт откроют?
— Ты, товарищ Сидоркин, не об этом думай, — строго ответил командир. — Когда надо, тогда откроют. Нам помогают, как могут. Вон, сколько танков прислали. Думаешь, это легко?
— А чего их к нам всё шлют? Мы на других танках, между прочим, учились. А теперь тут у нас, на Северо-Кавказском да Закавказском фронтах, почти сплошь танки иностранные. Разве советские машины не лучше? Они и для климата нашего приспособленные.
— Здесь близко переправлять, — объяснил командир, гвардии капитан Шепельков. — «Персидский коридор», слыхал? На политинформации-то ходишь? Союзники поставляют грузы к нам через Иран. Чем через всю страну тащить, лучше уж на месте использовать. Вот и сражаемся — на «Валентайнах», «Шерманах», «Тетрархах»...
— А откуда название такое — «Валентин»? — не унимался младший лейтенант. — Товарищ политрук, кстати, не говорит, — быстро добавил он.
— Говорят, — сказал Шепельков, — есть у англичан такой праздник, день святого Валентина. Вроде как день влюбленных. Если тебе, положим, Сидоркин, понравится какая-нибудь девочка, ты ей в этот день преподнеси подарок, и готово дело.
— Стало быть, немцам подарки делать будем, — задумчиво произнес Сидоркин. — Из пушки да пулеметов.
— Ну вот что вы глупости бойцам рассказываете, товарищ гвардии капитан! — к разговаривающим подошел политрук, сухо улыбнулся. — Где вы набрались этих «святых Валентинов»? Название танка — от сокращенного названия фирмы-изготовителя, «Виккерс-Армстронг». Для краткости и удобства обозначения.
— Писали бы просто «МК-3», — пробурчал Сидоркин.
— Ладно, хватит, — политрук вздохнул. — Все готово, товарищи? Завтра в бой.
29 сентября 1942 года, долина Алханчурт
«Если свою машину не любить, не понимать, не слышать ее, — думал капитан Шепельков, — то и сражаться на ней невозможно».
Мотор у «Валентайна» тихий, надежный, но требует деликатного обхождения. Танк — не учебное пособие, а поле боя — не класс, тут ошибок допускать нельзя. А учились «с колес».
В первый же день, когда в бригаду прибыли «Валентайны», начали осваивать новые танки. Бригада с самого начала комплектовалась очень разной техникой, вот и решено было: использовать все таким образом, чтобы английская техника дополнялась советской и наоборот.
— Если ты не умеешь с танком обращаться, еще не значит, что танк плохой, — говорил своим бойцам Шепельков, а сам думал: главное — не сомневаться! Потому что «Валентайн» поначалу лично у него вызывал крепкие сомнения.
Что будет с водой в системе охлаждения танков, когда начнутся морозы? «Англичанин»-то деликатный!.. А гусеницы — не будут ли соскакивать или, того хуже, хлебать грязь? Самое плохое, однако, — что нет в боекомплектах осколочно-фугасных снарядов для пушек. С остальным еще можно разобраться.
Двигатель, сердце танка. Автомобильный двигатель. Чтобы сохранять тепло, придется прикрывать радиаторы фанерой, брезентом, а то и шинелью. Человек потерпит, а двигатель — нет.
А ведь впереди — зима...
И как уберечь «англичан» от мороза — непонятно. Но ответственность за технику — дело великое, поэтому Шепельков принял решение: танк постоянно держать в горячем состоянии. Не заведется на морозе — хуже будет. Правда, расход моторесурса увеличится, а делать-то что? Потерять танк — еще хуже.
И опять же, снег, распутица. Придется приваривать к каждому траку гусеницы стальные пластины. Ничего, машина маневренная, по большому счету — удобная. Приноровиться только надо.
Вчера наконец пришла инструкция вместе с описанием танка. Перевели на русский язык, размножили и разослали.
Механик-водитель зачитывал вслух, плакал настоящими слезами и требовал выдать ему водки.
— Вы только это послушайте, товарищ командир! — Листок со строго отпечатанными буквами в его руке подрагивал. — «Если после четырех-пяти попыток двигатель английского танка завести не удалось, надо, при наличии приспособления для запуска с помощью эфира, зарядить пистолет ампулой, нажать на рычаг прокола капсюля и стартером завести двигатель»...
— Ну, и что тут непонятного? — строго вопросил товарищ гвардии капитан.
— А дальше? — механик-водитель горестно вздохнул. — «После заводки двигателя не давать ему работать на оборотах выше 800 в минуту до момента, пока температура масла не достигнет 80 градусов по Фаренгейту...» Это сколько, если говорить по-человечески?
— Я позвоню в штаб полка, — обещал командир. — В самом деле, безобразие. Таблиц до сих пор нет.
— А давление, товарищ командир, должно быть 80 футов на квадратный дюйм, — добавил помпотех.
— Ты хоть выучил, сколько это — дюйм, фут? — спросил его командир. — Мы ездим на иностранной технике, тут нужна тонкость.
— «Движение танка можно начать только после полного прогрева двигателя и обязательно с первой передачи во избежание повреждений», — донесся до них плачущий голос водителя.
— Осваивай, и нечего сопли распускать, — строго сказал товарищ гвардии капитан. — Комсомолец ты или нет?
...«Валентайн» Шепелькова уже занял свое место в строю.
В первом эшелоне шли танки КВ и «Матильда», во втором — Т-34, в третьем — «Валентайны» и Т-70. Плечом к плечу, что не сумеет один — подхватит другой.
Все, вперед.
— Огонь! Огонь!
Слева и справа действовали «Валентайны» «соседей». Один вдруг перестал стрелять. Шепельков, знавший танк лучше других, выругался: английское оружие требовательно к смазке, а тут смазка, видать, загустела...
— Горит, товарищ гвардии капитан! Горит немец!
Шепельков увидел, что впереди пылает один из пяти танков противника.
Немцы стреляли. «Валентайн» лавировал среди выстрелов — спасибо английским товарищам, действительно маневренная машина!
Вперед, только вперед. Где «соседи»? Справа никого, слева — гвардии старший лейтенант на «Валентайне». Пехоту отсекли еще раньше.
— Беречь снаряды, без приказа не стрелять, — распорядился командир.
Вот что действительно хорошо — это связь. Все английские танки обеспечены радиостанциями. И запросто можно говорить друг с другом. А заодно послушать, как орут по-немецки враги. Успокаивает, как музыка, по выражению Сидоркина.
Шепельков раздавил немецкое противотанковое орудие, и тут его взору открылась странная картина: на «Валентайне» лейтенанта Воронкова стояли... немецкие пехотинцы.
Они стучали прикладами по броне, вроде как — «пустите нас!»
— За своих приняли, — догадался Шепельков. — Машина-то иностранная, вот немцы и купились! Ничего, голубчики, сейчас будет вам подарок ко дню святого Валентина!
Он подождал, пока к «Валентайну» подойдет побольше врагов, и открыл по ним огонь из пулемета.
— Из дымовых гранатометов — огонь! — приказал командир.
Дымовая завеса затянула «Валентайны». Шепельков вдруг ощутил благодарность к своей машине. Найдено, стало быть, взаимопонимание!..
Читать рассказ на портале http://worldoftanks...._valentines_day

Реклама | Adv