Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Страдания по Черчиллям

Дата: 06.11.2012 12:18:02
Remarque: Страдания по Черчиллям

— Поздравляем сэр Генри, искренне поздравляем! Наконец-то!
Празднование «Дня Британии» на танкистской базе было в полном разгаре. Французы притащили ящик «Мадам Клико», от заокеанских экипажей к столу подали кентуккийскую индюшачью тушенку высшего сорта, командир КВ-220Т по старой доброй традиции притащил две канистры «Переваловки». Пир горой.
— А помните нашу первую встречу? — английский майор растроганно взглянул на Ганса Шмульке поверх монокля. — Там, на болотах? Я уж и не припомню, когда это случилось!
— Постойте, — унтер-офицер почесал в затылке. — Да, конечно. «Топи»! Нынче и полигона-то этого не существует! Точно, декабрь прошлого года ! Как время летит! А ведь тогда мало кто верил в скорое появление британской техники!
— Зато что сейчас творится, пересказать слов не хватает! — к сэру Генри и Шмульке подошел Парамон Нилыч Котятко. Комиссар ловко разлил «Переваловку» по граненым стаканчикам, вручил соратникам. — Ну, за здоровьице! Экипаж МС-1 только что вернулся из боя в песочнице, ребята просто в шоке...
— Что такое? — невинно поинтересовался Ганс Шмульке. — Ненагибается? Неужели?
МС-1 был «секретным оружием» русских — полностью обученный экипаж со всеми возможными перками, для машины закупались «золотые» пульки, на крошечный танчик установили самое лучшее оборудование и снаряжение. В песочнице МС-1 в буквальном смысле этих слов сеял смерть и разрушения, лучший результат на сегодняшний день — тринадцать скальпов из пятнадцати возможных, причем экипаж взял на себя социалистическое обязательство довести таковой до абсолютного. А когда его брали в качестве «брелка» в сражения ко взрослым дядям, тоже мог натворить немалых бед — прошлой неделей во Фьордах малыш незамеченным во время общей свалки прокрался на вражеский респ и преспокойно вырезал Су-51, «Грилле» и Су-5, оставшись при этом целым и невредимым. Жуткое оружие в умелых руках!
— Отчего же ненагибается? — пожал плечами комиссар. — Просто они оказались в самом хвосте командного списка, состоявшего сплошь из Medium Mark I. У противника ровно та же картина. По рации немедля начался галдеж — «Смотрите, русский шпион! Джеймса Бонда на него нет!» Едва успел удрать от своих же.
— Ужасающе неджентльменское поведение, — расстроился сэр Генри. — Ох уж эта молодежь, воспитывать и воспитывать! Впрочем, на более старших уровнях взаимоотношения куда более респектабельные, с чертами светской элегантности...
— Это до поры до времени, — отмахнулся Ганс Шмульке. — Едва появляется невиданная прежде техника, команда бросается рассматривать новый танк, вежливо пропускает вперед, засоряет эфир идиотскими вопросами вроде «Пуха топовая?» или «Стоит брать?», а затем всё возвращается в привычное русло.
— Светская элегантность, говорите? — Парамон Нилыч нахмурился. — Вы, сэр Генри, кажется предпочитаете «Черчилль I»?
— Именно, господин комиссар. И следующую модификацию, «Черчилль VII». Подана заявка на приобретение «Супер-Черчилля» Black Prince, но вы и без меня знаете, с какими трудностями это связано — миссис Ротвейлер дама тяжелая в общении, со сложным и непредсказуемым характером...
Товарищ Котятко и унтер-офицер Шмульке согласно покивали. Выбить из окопавшегося в бухгалтерии монстра в женском обличье лишние средства считалось подвигом, рядом с которым меркли любые достижения помянутого МС-1. Проще получить «Воина» в самом безумном рандоме со стадами оленей, чем разжалобить Повелительницу Тьмы, управляющую финансовыми делами базы.
— Я выезжаю на ленд-лизовском «Черчилле» со времен ЗБТ, — задумчиво сказал Парамон Нилыч. — Очень достойная машина для своего уровня. Пушечка, конечно, слабенькая — 57 миллиметров, но скорострельность потрясающая. Но к собственно британскому «Черчиллю I» поворачиваться бортом и кормой я сейчас не решусь, хотя у него и броня похуже, и маневренность безобразная. Поскольку 75 миллиметров Vickers HV с пятнадцатью выстрелами в минуту для пятого левела, это, извините, оружие массового поражения.
— Не могу не согласиться, — кивнул британский майор. — Ровно то же могу сказать о следующей модели — если «Семерка» в топе, все эти КВ, VK и прочие ARL очень эффектно лопаются, просто загляденье. Пока КВ-2 зарядит свою... как это по-русски? Ах да, shaitan-trubu, я успеваю всадить в него семь снарядов! Ну хорошо, допустим шесть... Пускай он даже выстрелит и снимет «Черчиллю» половину ХП, итог в любом случае предсказуем!
— Майор Генри Баскервиль! — разнеслось под сводами офицерского клуба. Ганс Шмульке невольно вздрогнул: этот узнаваемый голос звучал как трубы апокалипсиса. — Ко мне! Бегом!
Британец побледнел. Разговоры за столами прекратились. Парамон Нилыч непроизвольно положил ладонь на кобуру с наградным «Наганом».
В дверях стояла мадам Ротвейлер. В руках тонкая папочка перевязанная тесемкой.
— Слушаю, мэм! — сэр Генри вытянулся и козырнул.
— Прямое распоряжение командования, — рыкнула начальница финотдела. Вид у нее был недовольный до крайности, значит речь идет о непредвиденных крупных тратах. — Переведен свободный опыт, вам куплен танк Black Prince. Оборудование свинтите с «Черчилля-VII», на покупку нового комплекта денег нет! Возьмите документацию!
— Да, мэм! Так точно, мэм!
Ротвейлерша, пыхтя и переваливаясь, сгинула в темном коридоре. Ганс Шмульке был готов поклясться, что за ней остался призрачный шлейф багрового пламени.
— Ну, хоть так, — развел руками господин майор. — Две минуты леденящего кровь ужаса, но зато новая машина! Протестируем...
* * *
Полчаса спустя бурные посиделки в столовой еще продолжались. Товарищ Котятко привычно толкнул приветственную речь — доблестные союзники, несокрушимый фундамент дружбы между народами СССР и Британии и все такое прочее. Повара принесли пудинг с изюмом. Ганс Шмульке решил провести эксперимент и выяснить, что произойдет если, как выражаются русские, polirnut’ «Гиннес» «Переваловкой» и в результате был близок к нирване как никогда.
— Боже мой, — лейтенант Фюрст подтолкнул унтер-офицера локтем. — Ганс, ты только взгляни!
У входа появился сэр Генри. На лице копоть, френч разорван, фуражка вообще куда-то исчезла, офицерский стек сломан напополам. Кажется, ему изрядно досталось.
Шмульке моментально протрезвел.
— Что стряслось, господин майор?
— Black Prince! — с нотками истерики в голосе воскликнул сэр Генри. — В топовой версии! С орудием OQF 17 pounder, будь оно неладно!
— Ваш танк... э... повредили? — полувопросительно, полуутвердительно осведомился товарищ Котятко.
— Наш танк разметали в клочья! Восьмой и девятый левел превращает эту проклятую колымагу в груду металлолома с двух выстрелов, а мы ничем не можем ответить! Не пробил, не пробил, не пробил — и так двадцать раз подряд!
— Зато нашивку «снайпер» получили, — подбодрил майора Отто Фюрст. — Ну не расстраивайтесь сэр, бывает. Просто неудачный бой...
— Верните мне «Черчилль-VII», — твердо сказал сэр Генри. — А это страшилище заберите обратно! Это же додуматься надо было — воткнуть в танк пушку со средним уроном 150, тогда как у паршивого «Тигра» топовое орудие наносит 240! Это просто невыносимо и немыслимо!
С тем господин майор, пошатываясь, убыл в сторону бухгалтерии. Шмульке подсознательно ожидал звука бьющихся стекол и пистолетных выстрелов.
— С чего это «Тигр» и вдруг «паршивый»? — ухмыльнулся лейтенант Фюрст. — Вот и нашлась уязвимая точка англичан. Скорострельность на старших уровнях уже не спасает, требуется точность. Шмульке, ты очень пьян?
— Средне, герр лейтенант.
— Отлично. Выпей крепкого кофе, да давай съездим на родимом «Тапке», поохотимся на «Карнарвонов» с «Конкэрорами». Сдается мне, что эти самоходные конструкции тоже не выдержат конкуренции с орудием 128 миллиметров, а мы приведем очередную «Стальную стену»...

Реклама | Adv