Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Наследники Цезаря

Дата: 10.10.2014 18:30:48
Frau_Leutnant: Новая сказка Андрея Мартьянова — уже на портале! — Вот истинный символ Африканской кампании! — гордо провозгласил Ганс Шмульке, опершись локтем на надгусеничную полку Panzer III Ausf. G. — Танк-герой, прошедший с фельдмаршалом Роммелем от Туниса до Тобрука и Эль-Алемейна! — Вы, господин унтер офицер, забыли добавить «и обратно», — не преминул съязвить комиссар Котятко. — Не отрицая достижений Эрвина Роммеля на военном поприще, итог кампании для Африканского корпуса оказался неутешительным. Но танк хороший, никто не спорит. Особенно в сравнении с англичанами и, я дико извиняюсь, «итальянскими союзниками», разъезжавшими на устрашающих каракатицах... — Вы мне сердце разрываете, герр комиссар, — признался Шмульке. — Помните ведь старый анекдот? Приходит Кейтель к Гитлеру и говорит: «Мой фюрер, Италия вступила в войну!» — «Да? Ну тогда пошлите против них одну дивизию!» — «Нет, мой фюрер, — на нашей стороне!» — «Сто тысяч чертей, немедленно мобилизуйте Африканский корпус и ставьте во главе Роммеля, иначе конец!» — Очень смешно, — без улыбки ответил Парамон Нилыч. — Тут и впрямь не позавидуешь: после всех «блистательных достижений» итальянской армии на фронтах от Франции до Албании и Греции брать Муссолини в союзники мог только очень самонадеянный человек. Впрочем, в ставке Гитлера все малахольные. Но раз уж речь зашла об Африке, то как бы вы охарактеризовали данный театр военных действий? Вкратце? — Идеален для применения бронетехники, — ни секунды не раздумывая ответил унтер-офицер. — В плане рельефа местности, конечно, а не климатических условий. Главные враги танков, сиречь грязь, переправы и горы, отсутствуют. Песчаная или каменистая равнина. Машины страдают от пыли, но достаточно поставить дополнительные фильтры... — Разумно, — согласился товарищ Котятко. — Но следует учитывать дополнительные факторы: снабжение, пополнение личным составом и техникой, равно как и качество этой техники. И что же мы имеем у итальянской армии, сосредоточенной в Ливийской Киренаике? Историки говорят о «двухстах единицах итальянской бронетехники». Вроде бы не так плохо, особенно против единственной британской 7-й танковой дивизии с шестьюдесятью пятью танками, среди которых было много окончательно устаревших к 1940 году Vickers Medium Mark II? — Неплохое соотношение, — ответил унтер-офицер. — Но разум мне подсказывает, что итало-британская танковая баталия выглядела как сражение древности с древностью. Мы давно выяснили, что в Англии с танкостроением были глубокие проблемы, но по сравнению с Италией... — Именно! — воскликнул Парамон Нилыч. — Точнее и не скажешь! Древность против древности! Представляете себе, как выглядела основная бронетехническая единица итальянцев Carro Veloce CV-33? — Даже думать не хочу! — А я вам расскажу, — злорадно усмехнулся комиссар. — По национальной итальянской классификации эта штуковина числилась «лёгким танком». Во всём остальном мире машины такого типа именовались «танкетками». Три с половиной тонны боевой массы, башни нет и не было никогда, вооружение — один пулемёт Fiat-Revelli Modello 1914, в поздней версии — два. Броня девять миллиметров. Нравится? — Нет, — отказался Ганс Шмульке. — Совершенно не нравится. По сравнению с таким клопом британский Medium Mark II должен выглядеть «Маусом»! — Я отдельно добавлю, — сказал товарищ Котятко, — что CV-33 создавалась на основе английской танкетки «Карден-Лойд» Mk.VI 1929 года производства. Итальянцы её несколько утяжелили, переделали корпус и поставили двигатель чуть помощнее. В итоге получилось... То, что получилось. В Италии машину гордо окрестили «лёгким танком» и выпустили на заводах «Фиат» крупную серию — 1400 экземпляров, причём часть из них в отдельных модификациях: от мостоукладчика до огнемётного танка и командирской машины, куда не без труда, но всё-таки впихнули рацию. — Надеюсь, не за счёт второго члена экипажа? — хихикнул унтер-офицер. — Не ведаю. Дальше начались сплошные конфузы. Италия развязала войну против Эфиопии, тогда называвшейся Абиссинией, — страны, абсолютно не развитой индустриально: многие воины императора Абиссинии были вооружены луками и копьями. Казалось бы, шпынять дикарей-эфиопов с помощью вооружённой пулемётом танкетки самое милое дело, но случилось непредвиденное. Углы горизонтального наведения пулемёта в боевой рубке CV-33 были недостаточны, что позволяло эфиопам брать танкетки на абордаж толпой. Массовой пехотной атакой. — Что-что? — Шмульке аж поперхнулся. — То есть как? — Обычно. К машине подбегает полсотни солдат императора Хайле Селассие, часть из них пулемёт успевает выкосить, но остальные начинают совершать по отношению CV-33 примерно те же действия, что нож к консервной банке. Еще можно напихать горящей соломы в решётку двигателя или смотровые щели, полить керосином... — Не завидую членам экипажа. — Да уж, завидовать нечему, — согласился Парамон Нилыч. — Опытным путём выяснилось, что CV-33 не способна противостоять даже вооружённому орудиями каменного века, но храброму и многочисленному неприятелю. Второй конфуз случился во времена гражданской войны в Испании — Муссолини помогал генералу Франко техникой, были отправлены повоевать и эти злополучные танкетки. А на стороне республиканцев воевали новейшие советские быстроходные танки БТ-5 и более медлительные, но тоже отличные Т-26 с пушечным вооружением. — Воображаю, — вздохнул Ганс Шмульке. — Какая скорость была у CV-33? — Огорчительная. 14 километров в час по шоссе. Если продолжать сравнение с «Маусом», то он выдавал целых 20 километров в час на твёрдой ровной поверхности. Советские БТ щёлкали итальянские машины, как орешки. Добавим сюда ужасающий обзор, отсутствие раций на всех танкетках кроме командирских, часто ломающуюся подвеску и запас хода на полном баке в жалкие сто тридцать километров... Теперь понимаете, с какой, с позволения сказать, «бронетехникой» Италии столкнулись англичане в Африке? — Постойте! — взмолился унтер-офицер. — Ведь у итальянцев в 1940 году наверняка были и другие танки! — Были. Но мало. Это вопрос хитрой статистики. Как повернуть. Двухпулемётная модификация C.V.3 на начало 1940 года составляла большинство итальянского «танкового парка», проходя по документам именно как «лёгкий танк». То есть потребность армии в бронетехнике была целиком удовлетворена. Скажу больше: статистика показывала, что по общей численности «танков» Италия находилась примерно на равных с Германией или Францией! — Но это же очковтирательство! — возмущённо воскликнул Ганс Шмульке. — В России в это время отправляли в производство Т-34, Германия выпускала Pz.IV, а англичане «Матильду»! Да они раздавят CV-33 и не заметят! — Не «очковтирательство», а итальянская специфика, — расхохотался комиссар. — Теперь понимаете, какой союзник достался Германии? Вообразите: Гитлеру докладывают, будто в Африке у итальянцев есть 200 лёгких танков против неполных семи десятков таких же у англичан... И ведь ни словечка лжи! Лёгкий танк? Конечно, так в документах написано! — Ужас, — только и развёл руками унтер-офицер. — Что же, у них всю войну так было? — В значительной степени. Много громких слов, хвастовства, отчётов о липовых победах и фиктивных достижениях, а на деле — сплошная танкетка CV-33, а не Итальянская империя во главе с великим дуче Бенито Муссолини...  

Реклама | Adv