Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

В 1871 году закончилась франко-прусская война — последний крупный европейский конфликт XIX века. И вплоть до августа 1914 года военные, учёные и писатели пытались предположить, какой она станет, новая большая война. Конечно, многие надеялись на то, что её не случится, но вся человеческая история говорила об обратном.

И когда началась война, которую сначала назовут Великой, а впоследствии — Первой мировой, одним из её главных отличий оказался невиданный доселе технологический скачок.

В трясине затяжных боёв

Ни одна из стран — участниц Первой мировой, включая Российскую империю, не готовилась к длительному военному противостоянию. Командующие собирались разгромить противника в серии краткосрочных операций общей длительностью всего в несколько месяцев. Вместо этого они увязли в многолетней позиционной трясине, которая стремительно поглощала боеприпасы, технику и людей.

Столетию начала Первой мировой войны посвящена Третья кампания на Глобальной карте

Ресурсы, накопленные враждующими империями для новой войны, растаяли буквально на глазах. Уже в августе 1914 года главнокомандующий армией Российской империи великий князь Николай Николаевич (младший) отдал приказ о том, что авиацию разрешается использовать только «при действительной необходимости». Самолётов осталось катастрофически мало — и это в самом начале войны!

Оказалось, что ни один теоретик ни в одной стране и близко не рассчитал, какое количество мин, патронов и снарядов потребуется всего для нескольких часов боя. А между тем в 1916 году десять пулемётов «Виккерс» всего за один бой выпустили порядка миллиона патронов. Артиллерийские подготовки продолжительностью в несколько недель, а то и месяцев, «сжирали» десятки миллионов снарядов.

А ведь требовались ещё винтовки, пулемёты, пушки, самолёты, инженерные приспособления, одежда, обувь, питание — и ещё тысячи других вещей для фронта. Война, подобно раковой опухоли, проникла во все сферы экономики и пожирала её изнутри. Но вместе с кризисом, в который неумолимо сползала промышленность европейских стран, наблюдалось и другое явление. Технический прогресс, который и так сильно ускорился на рубеже XIX и XX веков, теперь, в военные годы, и вовсе будто сорвался с цепи.

Всё для фронта!

image

В 1914 году Франция выпускала 40 авиационных моторов в месяц. За 11 месяцев 1918 года было построено почти 24 тысячи самолётов и выпущено 45 тысяч авиационных двигателей. И это несмотря на то, что ряд французских территорий был оккупирован, множество молодых работоспособных людей погибли на фронте, а на военные нужды уже было израсходовано невероятное количество средств.

В начале войны лётчики перестреливались между собой из револьверов, цепляли вражеские пропеллеры крючьями на тросах и руками сбрасывали на вражескую пехоту металлические стрелы. В 1918 году на самолётах-истребителях стояло до шести пулемётов, автоматические и крупнокалиберные пушки. С бомбардировщиков на головы врага падали бомбы массой до 1000 кг. В зависимости от назначения аэропланы могли оснащаться радиостанциями, бронёй или ночными прицелами.

На земле солдаты начинали войну в окопах. Затем, когда снаряды и шрапнели стали их разбивать, появились убежища на глубине десятков метров под землёй. На поле боя вышли сверхтяжёлые орудия, от которых не спасали и эти крепости. Пехота «расползлась» по множеству мелких, прочных и хорошо замаскированных блиндажей.

Развитие полевой фортификации привело к тому, что все атаки на вражеские позиции неизменно кончались колоссальными потерями при минимальном продвижении вперёд. Всего один грамотно расположенный и замаскированный пулемёт в считанные минуты мог расправиться с полком пехоты.

image

Для «вскрытия» вражеской обороны нужны были новые боевые средства. Наука и промышленность дали их. В конце 1914 года французы использовали против немцев гранаты с газом. В январе 1915 года немцы применили против русской армии слезоточивый газ ксилобромид. Эта атака не принесла тактического успеха, но оказала большое моральное воздействие на солдат. В апреле на реке Ипр в Бельгии немцы использовали уже гораздо более опасный и смертоносный газ — хлор. Активное применение боевых отравляющих веществ стало «визитной карточкой» Первой мировой вплоть до её окончания. Закономерно стали развиваться и средства индивидуальной химзащиты: противогазы и костюмы. Кстати, первый в мире фильтрующий угольный противогаз создали русские учёные Н. Д. Зелинский и М. И. Куммант.

Увеличилось количество типов артиллерийских орудий и снарядов к ним. Зенитные и противотанковые пушки, пехотные орудия, миномёты и газомёты. Первые самоходные орудия. Экзотика вроде пневматических миномётов и ацетиленовых пушек. Снаряды — зажигательные, газовые, дымовые, шрапнельные, фугасные. Артиллерийский бой стал точной наукой. Благодаря новым прицелам, применению аэрофотосъёмки и корректировки огня пушки смогли вести огонь в любую погоду, на любой местности и в любое время. При стрельбе учитывались такие факторы, как температура воздуха, направление и скорость ветра на разной высоте, износ стволов, качество пороха и многое другое.

Некоторые виды оружия, изобретённые в 1914–1918 годах, остались для будущих войн. В Англии и США испытывались первые беспилотные самолёты, во Франции — управляемые по проводам «сухопутные торпеды», немцы применили радиоуправляемые катера в бою. В 1915 году основатель российских автомобильных войск генерал-майор П. Сергеев поднимал вопрос о применении спиртовых двигателей. Обыкновенный петроградский обыватель Е. В. Кангро в июле 1917 года создал проект самоходной артиллерийской батареи и развёрнутый план боевого применения подобных машин. Это только отдельные примеры идей, которым ещё только предстояло быть воплощёнными, иногда десятилетия спустя.

Танк: «чудо-оружие», не раскрывшее себя

Вершиной военного прогресса на 1916 год и ответом шрапнели, пулемётам и колючей проволоке стали танки. Но и они не смогли мгновенно переломить ход войны: очередное «чудо-оружие» требовало обученных экипажей и тесного взаимодействия с пехотой, кавалерией, артиллерией и даже авиацией.

image

Чуть более года спустя после первого применения неуклюжих «цистерн» на Сомме, в битве при Камбре, уже применялись специализированные танки управления с радиостанциями, транспортные и сапёрные танки, к концу войны пехота перевозилась под бронёй, испытывались плавающие машины.

Российских танков в годы Первой мировой войны создано и пущено в серийное производство не было, несмотря на изобилие проектов в данной отрасли. К осени 1916 года на Восточном фронте действовали 12 линейных броневых автомобильных дивизионов Русской армии, а кроме того, союзные бельгийский и британский бронедивизионы. За считанные дни до падения самодержавия в феврале 1917 года русский военный агент присутствовал при испытании диковинных французских боевых машин, рапортуя: «Танка разбила стены и прошла по груде развалин. Трактор этих препятствий не проходил. Испытание прошло очень хорошо… Считаю танки и тракторы очень полезными для боя. Французская комиссия тоже».

Не оказав существенного влияния на боевые действия Великой войны, после её окончания танки оказались в странном положении. Военные понимали, что новый вид оружия хорош, но никаких идей относительно «вживления» танков в вооружённые силы ещё не имели. Материала для осмысления хватало: танки успели повоевать массированно и поодиночке, против орудий и против пехоты. И даже между собой! Танки дали один из самых мощных толчков для развития военной мысли в истории человечества. Правда, раскрылось новое оружие только через четверть века, в новой и величайшей войне.

Прогресс горькой ценой

После Первой мировой войны тяжёлые времена для Европы отнюдь не закончились. Рухнули империи, континент был охвачен революционными волнениями. Российская империя раскололась, и на её территории разразилась новая, теперь уже гражданская, война.

Вместе с тем не осталось, наверное, ни одной технической или научной отрасли, которая за четыре страшных военных года не совершила бы огромного скачка вперёд. Первая мировая ознаменовала наступление машинного периода войны. Отныне она велась в трёх измерениях, химическое оружие продолжало собирать жатву и в пору межвоенья, а слово «танк» стало интернациональным. Великая война, по сути, стала колыбелью современной цивилизации. Но не застраховала прошедшие через её горнило «потерянные поколения» от нового мирового пожара. И в этом заключается главный урок 1914–1918 годов.

Также читайте: «Дьявол идёт!»: танки на Сомме.

Авторы текста — Юрий Бахурин и Евгений Белаш

Юрий Бахурин — историк. Автор ряда публикаций в центральной и региональной научной печати: журналах «Вопросы истории», «Военно-исторический журнал», «Военно-исторический архив», «Родина», «Антология войны», альманахе «Рейтар» и т. д. Автор книги «Panzerjäger Tiger (P) “Ferdinand”. Боевое применение».

Евгений Белаш — историк, автор книг и статей о Первой и Второй мировой войне. Наиболее известная работа — «Мифы Первой мировой». Автор книги "Танки межвоенного периода" об участии бронетехники в военных конфликтах 20-х - 30х годов прошлого века.

Источники:

  1. Российский государственный военно-исторический архив.
  2. Государственный архив Российской Федерации.
  3. Фонды Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.
  4. Документальная коллекция компании Wargaming.
  5. Бахурин Ю. А., Белаш Е. Ю. Великая война 1914–1918: сумма технологий // Эксперт. 2014. № 31–33 (910). С. 61–65.
Реклама | Adv