Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

Десятилетиями, если не веками, военные многих стран мечтали о бронированной вездеходной машине.  Но появление реальных танков на поле боя застало врасплох даже собственные войска. Тактика их грамотного применения была продумана военными теоретиками раньше появления танков в металле, но в бой они пошли наперекор всем наставлениям. Первые танки в сентябре 1916 года повергли врага в панику, но война, которую они должны были выиграть, продолжалась ещё более двух лет. При этом они сыграли в ней если не решающую, то уж точно одну из главных ролей. Но некоторые высокие чины всё ещё называли танки «шарлатанством».

Так всё было запутано уже в самом начале жизненного пути танков. Но стало ли проще потом? 

Трудное детство

Ожидалось, что танки будут неуязвимыми, но эти надежды не оправдались. Более того, некоторые машины вообще не добирались до врага, ломаясь по дороге к фронту или застревая на поле боя.

Танки должны были защищать свой экипаж, но одновременно были для него опасны. В тесной стальной коробке без намёка на амортизацию танкистов швыряло при движении, словно в бурном море. Высокая, до 70°, температура и выхлопные газы доводили людей до обморока. Даже простой запуск двигателя мог стать смертельным: огромную пусковую рукоятку дёргали три-четыре человека, а когда мотор начинал работать, получался сильный обратный удар ею, который мог искалечить или даже убить того, кто не успел отскочить.

Применение первых танков было опасно не только для противника, но и для экипажа. Даже простой запуск двигателя мог стать смертельным

Всего через несколько месяцев боевого применения в штабах всерьёз задумались: не отказаться ли от танков вообще? Но не отказались, потому что после первых боёв выяснилось, что танки «экономят» собственную пехоту. Подбитый танк можно починить, его экипаж невелик, поэтому потери не слишком опасны, а вот «отремонтировать» раненых или убитых пехотинцев затруднительно. Циничная военная арифметика: несколько тысяч танкистов, несколько сотен танков, стоимость которых равнялась одной артиллерийской подготовке в Первую мировую, несколько сотен погибших — и в войне наступил перелом, а стиль ведения боевых действий изменился навсегда.

Это не помешало ещё несколько раз «хоронить» танки на протяжении их последующей карьеры. А заодно стремительно забыть о том, чему хорошо научились войска за последние годы Первой мировой войны: взаимодействию между танками и пехотой, артиллерией и авиацией. 

Болезни роста

Нет почти ничего общего между современным танком и классическим британским «ромбом» с гусеницами по периметру корпуса, вооружением в бортовых спонсонах, без башен и со странными хвостами позади. Но как стремительно развивались танки: прошёл примерно год с их боевого дебюта, и уже был построен «Рено» FT-17, чья конструкция стала классической для подавляющего большинства будущих машин.

image

Разновидностей бронированной гусеничной техники появилось множество — от многотонных монстров до крохотных танкеток. Танки стали оснащать радиостанциями или катушками с телефонным кабелем. На них устанавливали краны, чтобы ремонтировать подбитых «собратьев» и тралы для расчистки проходов в минных полях.

Танки стали способны преодолевать огромные воронки, ползать по непролазной грязи днём и даже ночью, перевозить солдат на броне и под бронёй, буксировать важные грузы. Ставились опыты по созданию танка, способного летать по воздуху (точнее — планировать на специальной крылатой конструкции). Инженеры с особо бурной фантазией даже пытались научить танки прыгать, как кенгуру. В общем, старые тихоходные машины быстро стали не нужны. Чего никто так и не понял в то время, — какими должны быть новые танки?

В период между двумя мировыми войнами танки покоряли новые земли. В лесах и степях России и Польши, в джунглях Парагвая, горах Афганистана, в пустынях Эфиопии, Монголии и Туркестана, на улицах ирландских и американских городов — везде лязгали гусеницы. Танки были решающим аргументом во многих конфликтах. Правда, часто выходило так, что машины, задуманные для глубоких прорывов к беззащитным тылам, вместо этого штурмовали прифронтовые деревни или старинные крепости.

image

В межвоенное время совершенствовались не только танки, но и их противники. Крупнокалиберные пулемёты и скорострельные противотанковые пушки, бронебойные пули, мины и бутылки с горючей смесью, казалось бы, снова поставили на танках крест: кому нужна боевая машина, которую уничтожат, как только увидят? Так было, например, на Халхин-Голе, где танковые части буквально за полчаса боя лишались половины состава, или на первом этапе советско-финской войны.

Однако танки «отрастили» толстую броню, увеличили калибр пушки — и на Карельском перешейке всего пара тяжёлых КВ обеспечила финальный прорыв линии Маннергейма. Почти одновременно с этим, при грамотной разведке, поддержке сапёров, пехоты и артиллерии, с польскими дотами без труда справились «могучие» Т-37, вооружённые единственным пулемётом, и устаревшие Т-26. Такие вот парадоксы войны.

Вторая мировая. «Выпускной класс» бронетанковых сил

Если символом Первой мировой стали танки, медленно ползущие вперёд и постепенно прогрызающие оборону, то типичный образ Второй мировой войны — огромные бронеколонны танковых групп и армий, стремительно уходящие вперёд на сотни километров и окружающие сотни тысяч врагов. Теперь танки  воевали от ледяного Заполярья до обжигающих пустынь Сахары, от болот Белоруссии и зеленых изгородей Нормандии до атоллов Тихого океана и улиц Берлина. 

Советский Т-34 или американский «Шерман» никогда не задумывались как «лучшие танки войны» — но стали ими

В эти годы танковые войска постигали свои главные горькие уроки. Окончательно и бесповоротно стало ясно, что пренебрежение разведкой, взаимодействием родов войск, снабжением и ремонтом стремительно «обнуляет» практически любую танковую мощь. Надежды только на толстую броню и мощную пушку раз за разом не оправдывались. Французские Char 2C и B1, советские КВ, немецкие «Пантеры», «Фердинанды» и «Королевские тигры», не знавшие себе равных «на бумаге», в реальности оказывались уязвимыми. Поэтому грузовики с пехотой, снарядами, топливом, ремонтными частями, тягачи с пушками, радиостанции стали незаметными на фоне грозных танков, но жизненно важными элементами подвижных частей.

Будущим победителям Второй мировой пришлось осознать, что воевать приходится тем, что есть под рукой именно здесь и сейчас. Только нужно делать это грамотно. К примеру, советский Т-34 или американский «Шерман»  никогда не задумывались как «лучшие танки войны» — но стали ими. Они прошли долгий путь от  несовершенных и «сырых» машин, ломавшихся буквально на каждом шагу, до надёжных и грозных «рабочих лошадок», проходящих по дорогам войны тысячи километров. И пусть ИС-2 не был настолько же грозен в миллиметрах брони и орудия, как невоплощённый 90-тонный КВ-5, зато он успешно воевал против любого противника, которого встречал, если его использовали с умом.

Недаром один ветеран-танкист, когда его спросили, какой танк лучший, ответил: «Тот, который есть под руками в нужное время и в нужном месте». Можно только добавить: «и используемый по назначению». С пониманием этих истин заканчивается время, когда танки учились воевать.

image

image

image

image

image

image

Читайте также: 

Автор текста — Евгений Белаш.

Источники:

  1.        Monash, John. The Australian victories in France in 1918. London Hutchinson, 1920.
  2.        TM E 30-480 Handbook On Japanese Military Forces 1944-10-01.
  3.        РГВА, ф. 32113, оп. 1, д. 240.
  4.        РГВА, ф. 31811, оп. 4, д. 20.
  5.        ЦАМО, ф. 315, оп. 440, д. 865.
  6.        Белаш Е. Танки межвоенного периода. М.: Тактикал пресс, 2014.
  7.        Иринчеев Б. Танки в Зимней войне. М., Тактикал Пресс, 2013.
  8.        Митчель Ф. Танки на войне. История развития танков в мировой войне 1914–1918 гг. М.: Госвоениздат, 1935.
  9.        Тау, Моторизация и механизация армий и война. М., Госвоениздат, 1933.
Реклама | Adv