Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Стальной удар

Дата: 08.09.2010 16:17:53
Просмотреть сообщениеRouxGaRoux (08 Сен 2010 - 15:44): +1
продолжение есть?

armor_kiev: продолжение есть. Из светившегося в сети этот отрывок, больше пока не дам ;-))
Боцман проверил позиции второго орудия, убедился, что пехота рядом с орудиями тоже подготовилась к возможному бою, и направился к танку.
Неподалеку от танка, за кустарником расположились для ужина сапёры, разложили на плащ-палатке порезанную буханку хлеба, несколько банок тушёнки и свежих огурцов.
Проходя мимо, Боцман услышал беседу и остановился в сторонке послушать. Говорил совсем юный с виду боец в новенькой, но уже измазанной гимнастёрке:
— ...дядя Серёжа, тебе хорошо говорить, мол, не дрейфь, ты вон в скольки боях уже побывал, «Отвагу» заработал, а я пока только издалека бой видел. Мне товарищ говорил, в первом бою как немца увидишь, так сразу обделаешься. А я не верю, что можно вот так просто взять и в штаны навалить.
Рядом с молодым бойцом сидел и уплетал из банки тушёнку дядька, сержант лет тридцати. Лицо загоревшее, большие усы, выгоревшая гимнастерка, на широкой груди медаль «За Отвагу!». Дядька сидел, ухмылялся и продолжал жевать. За него ответил боец напротив:
— Да, брат, во время боя не один в штаны наложит. Мне один раненный в госпитале рассказывал, что он во время наступления три раза подряд в штаны наложил. В первый раз, когда вылезли из окопов, во второй, когда начали резать колючую проволоку, а в третий, когда немцы в контратаку пошли и закричали «ура». Ну, тут они прыгнули назад, и во всей роте не было никого, кто бы в штаны не наложил.
Боцман в рассказе солдата услышал что-то до боли знакомое, губы растянулись в улыбке, начал пробирать смех. Боец с серьёзным видом продолжал:
— А один убитый остался лежать на бруствере, ногами вниз; при наступлении ему снесло полчерепа, словно ножом отрезало. Этот в последний момент так обделался, что у него текло из штанов по башмакам и вместе с кровью стекало в траншею, аккурат на его же собственную половинку черепа с мозгами. Тут, брат, никто не знает, что с тобой случится...
Молодой боец с открытым ртом и круглыми глазами полудыша смотрел на рассказчика, а остальные сапёры еле сдерживались, чтобы не прыснуть от хохота.
— А иногда, – продолжал боец напротив, – человека в бою вдруг так затошнит, что сил нет. Один раненный под Смоленском, рассказывал, как они где-то под какой-то крепостью пошли в штыки. Откуда ни возьмись, полез на него эсесовец, парень-гора, автомат наперевес, а из носу у него катилась здоровенная сопля. Бедняга только взглянул на его носище с соплёй, и так ему сделалось тошно, что пришлось бежать в полевой лазарет. Его там признали за холерного и послали в холерный барак в Будапешт, а там уж он действительно заразился холерой.
— В какой Будапешт? – спросил молодой парень.
— Как в какой? – недоумевая переспросил, ещё не вышедший из роли рассказчик.
И тут все громко заржали. Боцман, впервые услышав подобную интерпретацию диалога из «Швейка», схватился за живот, упал на землю и принялся от души хохотать. Дядя Серёжа, державшийся до последнего, вдруг поперхнулся от смеха, постучал себя кулаком по груди и сквозь слёзы проговорил:
— Ой, Федька, не могу, ты своими рассказами кого хочешь до истерики доведешь. Артист, едрёна мать! Но с Будапештом ты на этот раз прокололся!
— О чём это вы? – все ещё недоумевая, спросил молодой сапёр.
— Да об этом, – ответил Федька, покопался в своём вещмешке, достал оттуда засаленную, потрёпанную книгу.
Молодой боец взял томик в руки, посмотрел на обложку и неспеша, с расстановкой прочитал:
— Ярослав Гашек, «Приключения бравого солдата Швейка»... Это про что?
— Это, брат, про войну, про первую мировую, как взяли австрияки идиота в армию. Смешная книжка ужасно!
— Федя, почитать дашь?
— Бери, брат, читай, я её уже чуть не наизусть выучил. Только вернуть не забудь, люблю я эту книгу.

Реклама | Adv