Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Пламя в песках

Дата: 08.04.2013 11:50:39
Zen_WoT: Пламя в песках
Читать на портале.

7 января 1941 года, Рим
Бенито Муссолини был разгневан.
— Еще одно такое поражение — и об Африке можно забыть! Это недопустимо. Африка имеет для нас огромное значение в плане коммуникаций. Если англичане потеряют влияние в африканском регионе, у них появятся проблемы при сообщении с Индией, Австралией, Новой Зеландией. И все-таки нам пришлось уйти из Египта, из Киренаики, недавно пали Бардия и Тобрук... Что дальше? Бенгази?.. Каковы причины столь печального положения дел, вы можете ответить?
Недавно назначенный главой штаба граф Уго Кавальери выдерживал гнев вождя с выдержкой истинного аристократа и штабиста.
— Невозможно вести современную войну без современных танков, — ответил Кавальери. — Предлагаю сосредоточиться на этой проблеме.
— Гм, — Дуче поджал губы. — По-вашему, у Италии есть возможность прямо сейчас развернуть производство современных танков? Пресвятая Дева! Да у нас нет даже пристойного проекта новой машины... — Он махнул рукой и по-прежнему сердито посмотрел на начальника штаба.
Граф Уго Кавальери явно что-то имел на уме. Весьма сдержанно начальник штаба произнес:
— Мы по-прежнему считаем африканский театр военных действий основным. Потерять Африку — проиграть войну. Жаль, что наши германские союзники этого не понимают.
Он помолчал и добавил:
— Точнее, понимают, но не в полной мере.
Присутствовавший при разговоре военный атташе Германии в Италии — генерал фон Ринтелен — едва заметно пожал плечами. В личном разговоре с графом он, почти не церемонясь, намекал на то, что нередко так бывает: слабейший союзник тянет на дно сильнейшего. В роли сильнейшего фон Ринтелен, разумеется, видел Германию, а в роли обузы — Италию.
— Я согласен с господином Кавальери, — высказался наконец фон Ринтелен. — Италия страдает от недостатка бронетанковых вооружений. Германия отправила в Африку экспедиционный корпус под командованием Эрвина Роммеля, но она не в силах вытянуть эту войну одна.
— Помимо стратегического значения, Африка — вопрос престижа, — буркнул дуче. — А англичане выбили нас оттуда, как школьников.
Фон Ринтелен выпрямился и нахмурился. «Пора бы уже привыкнуть к манере итальянцев выражать свои мысли и чувства, — подумал он. — В конце концов, в одном Муссолини прав: они наши союзники».
— Имеется перспективный проект, — неожиданно объявил Кавальери, когда «типично итальянские» страсти немного улеглись. — Предполагается строить не абсолютно новаторский танк, а штурмовое орудие на базе уже имеющегося танка М 13/40. Он прекрасно себя зарекомендовал в Африке, поэтому нетрудно будет воспользоваться уже готовыми наработками для создания нового оружия...
— Проясните, — потребовал дуче. — Насколько я помню, делались какие-то безуспешные попытки улучшить этот средний танк. Против английских он недостаточно мощен.
— Германский опыт, — Кавальери чуть поклонился в сторону фон Ринтелена, — дал нам хорошую подсказку.
— Вы имеете в виду применение германских штурмовых орудий StuG III Ausf B во Франции? — Фон Ринтелен самодовольно улыбнулся. — Да, мы считаем этот опыт весьма удачным. Учитывая, в сколь короткие сроки Франция пала к нашим ногам.
Кавальери проглотил намек. При вторжении немцев во Францию Италия заняла выжидательную позицию. И просчиталась: немцы победили слишком быстро, итальянцы не успели примкнуть к победителю. Точнее успели, но с минимальными выгодами.
— Именно. Штурмовые орудия — вот выход, — сказал Кавальери. — Мы создали аналог на базе упоминавшегося танка. Испытания показали, что вполне можно разместить заказ на фирме «Ансальдо». Выпустим первую партию, а там видно будет.
— Отлично, — подытожил дуче. — Это очень по-итальянски: там видно будет... Готовьте документацию!
18 ноября 1941 года, Киренаика
Роммель готовился перейти в наступление. Он собирал силы. Хвала германским подводным лодкам: стальные акулы гроссадмирала Дёница разогнали британские корабли и позволили наладить морские коммуникации.
В порты Триполитании были уже доставлены одиннадцать батальонов пехоты и более двухсот танков.
Прибыли и новые итальянские самоходки — «Земовенте». Те самые, которых здесь так долго ждали.
Итальянцы называли их Semovente da 75/18 su scafo М40. Цифровой код относился к калибру орудия и происхождению ходовой части.
— Наконец-то! — высказался генерал Балдассари, командир танковой дивизии «Ариете». — Теперь немцы перестанут смотреть на нас свысока. Наша задача — как можно скорее освоить новое оружие и вступить в бой.
Самоходка «Земовенте» пришлась «ко двору» быстро. Она вызывала приятное чувство узнавания: шасси танка М 13/40 с бронированной рубкой в середине корпуса, где была установлена семидесятипятимиллиметровая гаубица М34 «Ансальдо».
Командир недавно уничтоженного англичанами танка М 13/40, одного из многих разбитых в сражениях за Бенгази, — «безлошадный» майор Лукка — первым опробовал орудие и остался доволен: угол горизонтальной наводки составлял сорок градусов — это было больше аналогичной характеристики любой другой машины такого типа.
Бронекорпус делился на три отделения: трансмиссионное, боевое и силовое.
— Что мне не очень нравится, — заметил майор, — так это перегруженность членов экипажа. Всего двое, и этим двоим приходится выполнять задачи наводчика, заряжающего, командира, радиста. Третий — водитель-механик — хвала Мадонне! — только водитель-механик, а не мастер на все руки...
— У немцев, небось, на самоходке для каждой задачи по отдельному члену экипажа, — вздыхали солдаты.
— У немцев мозги проще, — сказал майор Лукка и грубо захохотал. — Больше одной мысли не держится. А итальянец устроен куда более сложно. — Он дождался, пока стихнет смех, и прибавил уже серьезно: — Предстоит большое наступление. Мы должны проявить себя с наилучшей стороны.
Расчеты показывали: поразить в лоб современный английский танк — «Шерман», «Матильду» — «Земовенте» практически не в состоянии. Но кто, собственно, сказал, что стрелять по танкам следует исключительно в лоб?
Опорные пункты надлежит организовать таким образом, чтобы при лобовой атаке на один из них танк неизбежно оказывался повернут бортом к другому. С борта многие танки противника бронированы куда слабее, вот этим-то и следует пользоваться.
Начались тренировки.
— Времени нет! Времени нет! — подгонял своих подчиненных генерал Балдассаре. — Вы должны знать основное: как управлять этой штукой, как целиться и вести огонь.
— Как бы нас самих не перебили, — вполголоса сказал майору Лукке его «правая рука» — капитан Мариани. — Броня-то слабовата.
— Будем быстро менять позицию, — сказал Лукка. — На то орудия и называются «самоходными». — Он покачал головой. — Мне нравится, что они такие небольшие, малозаметные. Их легко замаскировать, их просто перемещать с места на место и таким образом производить быструю смену огневых позиций.
— А что в боевом отделении творится во время стрельбы — уже понюхали? — резковато осведомился капитан Мариани.
— Гм... А что там, собственно, творится такое особо выдающееся? — деланно удивился Лукка.
— Ад и пламя! — ответил Мариани, не выбирая выражений. — Загазованность отчаянная. И температура поднимается до невыносимых пределов — свыше пятидесяти градусов по Цельсию.
— Придется вести огонь с открытыми люками, ничего не поделаешь, — ответил Лукка.
— Мы так и делали, — кивнул капитан, — в люки забивается песок. Вместе с пороховыми газами.
— Patria не в состоянии обеспечить нас идеальным вооружением, мы должны воевать с тем, что у нас есть.
Он увидел, что Мариани хочет сказать что-то еще, и резко кивнул:
— Заканчивайте, капитан, раз уж начали.
— Сдается мне, броня у «Земовенте» все-таки здорово слабовата, а скорость стрельбы невысока. При попадании снарядов легких противотанковых орудий и даже, возможно, пуль противотанковых ружей, шансов уцелеть у нас не будет.
— Наступление начнется со дня на день, — к разговаривающим подошел генерал Балдассаре. — Нас ждет слава. Юлий Цезарь когда-то говорил, что пути славы далеко не всегда легки и приятны.
26 января 1942 года, район Марса Берга — Вади Фарех, место дислокации танковой дивизии «Ариете»
Генерал Балдассаре окинул взглядом равнину.
Английские танки шли навстречу итальянским. Как в былые времена — один бронированный рыцарь на другого, с копьем наперевес.
Как всегда, подводила авиация: фланги оставались не прикрытыми. Отставала пехота, но к этому тоже привыкли.
«Только ты и я», — думал Балдассаре. В прошлом году было допущено немало ошибок в командовании, и англичане не преминули этим воспользоваться.
Потом на помощь своим союзникам пришли немцы. Удивить мрачных тевтонов почти невозможно, и «Ариете» пролила немало итальянской крови прежде, чем заслужила их уважение.
Взревели моторы. Впервые «Земовенте» участвуют в сражении.
...Майор Лукка наметил «свою» «Матильду» еще издалека. Кончились времена, когда эти танки казались неуязвимыми для итальянского оружия.
Задыхаясь и кашляя, он сам наводит орудие.
Скорость, с которой мчится английский танк, кажется просто захватывающей.
— Огонь! — На миг майор ослеплен, но затем он видит, как англичанин остановился.
Медленно — как показалось Лукке — опустилось орудие «Матильды».
Затем английский танк вздрогнул, и его окутало дымом. Второй «Земовенте» довершил начатое Луккой.
На огромном пространстве сошлись железные машины. То тут, то там они превращаются в гигантские дымящие факелы.
К вечеру стало понятно, что англичане отходят. Это был первый успех самоходок «Земовенте».
21 июня 1942 года, Тобрук
Занятая англичанами крепость Тобрук наконец пала.
Танковые дивизии «Литторио» и «Ариете», удерживая позиции на юге от города, то и дело сталкиваются с небольшими подразделениями англичан: то были защитники Тобрука, вырвавшиеся из железного тевтонского кольца.
В небе кружат английские самолеты.
«Земовенте» почти не видны — их скрывает песок. Английские танки идут прямо на позиции итальянских самоходок: один, потом второй оказываются под перекрестным огнем итальянцев.
— Меняем позицию! — приходит приказ генерала Балдассаре.
«Земовенте» движутся по пустыне, затем останавливаются, снова ждут. Впереди идет бой. Неожиданно возвращаются английские самолеты — это бомбардировщики.
— Где прикрытие? Где наша авиация? — сердится майор Лукка. — Вечно их нет, когда они нужны.
«Крылья родины» традиционно запаздывают...
Спустя несколько минут приходит неподтвержденное сообщение: во время бомбежки погиб генерал Балдассаре.
Вечером сообщение подтверждается. Но это не останавливает сражение.
— Огонь! Огонь!..
«Земовенте» атакуют рассыпавшиеся по пустыне английские танки.
Те здорово огрызаются — в дивизиях «Ариете» и «Литторио» большие потери.
К концу боя от «Ариете» остается одно лишь воспоминание: двенадцать танков.
3 ноября 1942 года, в 15 километрах к юго-западу от высоты Телль-эль-Аккакир
— Наша задача — прикрывать отступление, — сказал командир двадцатого танкового корпуса де Стефанис. — Держаться во что бы то ни стало! С нами дивизия «Ариете» — о ней говорят, что она самая надежная из всех, которые сражаются в Африке.
Последние слова исчезли в грохоте. Британцы начали бомбардировку. Песок, пыль, дым, копоть поднимались до небес: бомбы сыпались беспрестанно.
По приморскому шоссе двигались части германской и итальянской армий. На тех, кто оставался, прикрывая это отступление, бросились британские пехотинцы при поддержке «Грантов».
Итальянская пехота отошла, и «Грантов» встретили огнем «Земовенте» и полевая артиллерия. Навстречу английским танкам мчались уже средние итальянские танки М 13/40.
— Нам не удержаться! — высказался майор Лукка. — Они сильнее, и броня у них крепче. Только одно остается — погибнуть.
10 мая 1943 года, Тунис
Майор Лукка еще раз перечитал радиограмму.
— Мы капитулировали? — Он не верил своим глазам.
С тех самых пор, как дивизия «Ариете» была практически уничтожена, Лукка не переставал сражаться. Остатки «Ариете» объединили с остатками «Литторио». Тогда у них было всего четыре «Земовенте». Потом добавлялись еще.
Их перебрасывали с одного участка на другой. Доукомплектовывали людьми и техникой, оставшимися от разбитых подразделений.
Они ни на день не прекращали сражаться. И на всем этом горьком пути не расставались с самоходкой «Земовенте» — она была слабее английской техники, но при надлежащем использовании успешно уничтожала танки союзников.
А теперь все кончено. Капитуляция.
Майор Лукка хотел было выругаться, но неожиданно для самого себя заплакал.
9 апреля 1945 года, Аппенины
Капитан Джон Экли вытер лицо платком.
— Чертовски жарко здесь, — поделился он со своим стрелком, сержантом Клари. — Когда уже закончится эта война?
— Там, за камнями, танк, сэр, — доложил Клари.
Капитан сердито навел бинокль, кивнул.
— Сдается мне, это не танк, а старушка «Земовенте», — сказал он, посмеиваясь. — Помню, в сорок втором у Тобрука здорово досаждали нам эти пугачи...
— Пугачи, сэр? — не понял сержант.
Экли хмыкнул:
— Итальянцы не всегда плохо дрались, Клари. Не стоит их недооценивать. Командование у них было туповатое, но когда за дело взялся Роммель — нам пришлось туго. Против нас тогда дралась их танковая дивизия «Ариете» — они любили называть свои соединения всякими поэтическими именами. Мы пытались выбить их из Бенгази, и в один далеко не прекрасный день итальяшки уничтожили пятьдесят семь наших танков.
— Те дни давно миновали, сэр, — сказал сержант.
— О да! — Джон Экли вздохнул и тут же улыбнулся. — «Земовенте» и тогда не были слишком сильны, хотя при умелом использовании могли, как я уже говорил, здорово досадить. Но сейчас, полагаю, у нас не будет с ними больших проблем.
© А. Мартьянов. 23.03. 2013.

Реклама | Adv