Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Гусеницы и колеса

Дата: 16.11.2012 17:14:32
Zen_WoT: Гусеницы и колеса
Читать сказку на сайте.

5 декабря 1929 года, Москва
— Товарищи, мы должны по-коммунистически прямо взглянуть правде в глаза, — произнес председатель Реввоенсовета Клим Ворошилов. — Отечественная промышленность отстает в разработке конструкций образцов всех типов танков. Наши танки не отвечают современным требованиям...
В зале поднялся гул.
Совет Труда и Обороны заволновался. Ворошилов повысил голос:
— Да, товарищи, героическим трудом всего советского народа мы добились невероятных успехов. Но положение дел изменяется очень быстро. То, что еще вчера было самым передовым, сегодня уже устарело.
Со своего места поднялся заместитель председателя Совета Народных Комиссаров Орджоникидзе.
Зазвучал его красивый певучий голос, чуть «сдобренный» кавказским акцентом:
— Предлагаю внести решение — командировать за границу представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов вооружения. Нам также необходимо получить техническую помощь по производству. Я бы даже так сформулировал: техническая помощь — это главный фактор.
Решение голосовали единодушно.
28 апреля 1930 года, Руоэй, Нью-Джерси, США
Джон Уолтер Кристи был уже немолод — шестьдесят пять лет, но по-американски бодр, сухощав, оживлен. Типичный янки.
Он начинал свою карьеру конструктора еще в годы, когда Европу сотрясала первая Большая война.
— Послушайте, Джон, — говорил ему инженер Брэдли, его помощник и правая рука, — неужели вы всерьез намерены сотрудничать с Советами?
— Почему бы нет? — Кристи пожал плечами, демонстрируя полнейшее свое «непонимание». — Чем вызван такой вопрос?
— Но ведь они — большевики! Наша страна даже не имеет с ними дипломатических отношений.
— Послушайте, Брэдли. — ответил Кристи, — я не одобряю политику большевизма, что бы это на самом деле не означало. По большому счету, я интересуюсь только одним: моими изобретениями. И плевать, кто воплотит их в металл. До того, как я навеки закрою глаза, я хочу увидеть танки «Кристи» в настоящем деле, в сражении.
Он зловеще оскалил зубы по щеткой седых, желтоватых от табака усов.
— И кроме того, я чертовски хочу утереть нос Конгрессу! Они меня не оценили? Плевать! Меня оценят русские. А там, глядишь, одумаются и остальные — потому что Советская Россия все-таки монстр, и с ним надо считаться.
Товарищ Халепский, возглавлявший советскую закупочную комиссию очень хорошо понимал, что является представителем «монстра». К тому же — весьма богатого монстра. В отличие от англичан, которые жались из-за каждого шиллинга, Халепский был буквально набит деньгами. Но потратить их намеревался с толком.
Джон Кристи не без злорадства внимал сплетням о том, как русских пыталась «окрутить» фирма «Каннингэм». Конечно, всучить такому покупателю танки малого типа — Т-1 и Е-1 — дело, можно сказать, «святое». Ну подумаешь — скорость движения маловата, подумаешь, двигатель и редукторы постоянно греются, подумаешь — гусеницы громоздкие!
СССР ведь — страна рабочих и крестьян? Возьмутся за молотки да напильники и доведут до ума!..
Ха-ха. Не надо было жадничать. «Каннингэм» задрали цену и начали качать права: советская сторона-де обязывается купить минимальную партию в пятьдесят машин, да еще с пятидесятипроцентной предоплатой.
Халепский, следует отдать ему должное, терпел до последнего. Соглашался — в принципе — даже на такие гнусные условия. Ему важно было заполучить главное: специалистов. В стране рабочих и крестьян этого «товара» не хватало.
А как раз в технической помощи и в допуске инженеров на заводы советской стороне фирма «Каннингэм» категорически отказала и Халепский с крючка сорвался. «Каннингэм» остались пожинать плоды своей жадности. (Они называли это — «предусмотрительностью»).
Кристи весело потер мозолистые ладони.
— Надо показать «товарищам», что не все янки — такие жадины! — сказал он.
И отправил Халепскому приглашение.
Тот прибыл — впрочем, нехотя. У Халепского был уже сформирован в мыслях образ «идеального танка». Машины Кристи в этот образ вписывались с трудом.
Однако Джон Уолтер Кристи обещал «товарищу» продемонстрировать свои новые, строящиеся прямо сейчас быстроходные танки.
Халепский был впечатлен увиденным.
— Наша встреча была для меня в высшей степени познавательной, мистер Кристи, — подытожил товарищ Халепский. — Думаю, можно считать, что предварительно мы договорились.
Они скрепили договор рукопожатием, и товарищ Халепский с другими товарищами отбыли. Составление и подписание контракта были возложены на Амторг — организацию, которая отвечала за торговые сделки Советов в Америке.
Советская сторона покупала у Кристи два танка за шестьдесят тысяч американских долларов.
Еще сто тысяч Кристи получил от «большевистского медведя» за продажу производственных прав, передачу патентов и услуг в отношении технического содействия.
5 июля 1930 года, Москва
Теперь, когда между Халепским и Кристи существовало «джентльменское соглашение» (а оно, как считали оба, было куда важнее подписанных бумаг), Халепскому начал нравиться танк Кристи.
Прямо-таки кровно начал ему нравиться этот танк.
Отныне это был не «приличный» танк, «примерно подходящий» по параметрам; нет, это был отличный танк, лучший из лучших, единственно возможный быстроходный танк с независимым колесно-гусеничным движением.
Осталось еще внушить эту пылкую любовь остальным членам правительства.
Халепский горячо говорил в своем докладе о заграничной командировке:
— По скорости «Кристи» перекрывает все танки в мире. Предлагаю следующее: мотор «Либерти» для танков производить по-прежнему на авиационных заводах. Подготовить производство прочих агрегатов на Ярославском автомобильном заводе. На текущий 1930-1931 год дать промышленности задание построить не менее ста штук танков «Кристи».
14 июля 1930 года, Нью-Йорк
Товарищ Тоскин, член Научно-Технического Комитета, смотрел на Статую Свободы. Огромная белоглазая женщина вырисовывалась на фоне залива.
Против воли, статуя производила сильнейшее впечатление. В первый миг она как будто говорила ошеломленному зрителю: «Ты достиг обетованной земли». Нужно быть советским человеком, чтобы не поддаться ее могущественной магии.
Товарищ Тоскин отбил телеграмму Джону Уолтеру Кристи и отправился занимать номер в гостинице. Номер ему заказали и оплатили заранее, чтобы не возникало ни соблазнов, ни прочих глупостей.
Скоро от Кристи прибыли чертежи на 127 листах, а вместе с чертежами — короткое письмо, отпечатанное на старой пишущей машинке.
Джон Уолтер Кристи сообщал, что собирается посетить Москву вместе со своими машинами.
9 августа 1930 года, Москва
Главный конструктор главного конструкторского бюро при Государственном Всесоюзном орудийно-оружейно-пулеметном объединении товарищ Шукалов принял пакет с надписью «Совершенно секретно» и расписался в получении.
Драгоценные чертежи американского танка прибыли на советскую землю. Теперь следовало ожидать самого конструктора «верхом на танках».
Кристи запаздывал. Несколько раз он, как настоящий джентльмен-янки, телеграфировал советской стороне: «Делаю, что могу, но опять задержка. Прошу продлить срок». Сроки продлевались — а куда деваться? Тем более что работы и без Джона Уолтера Кристи пока хватало.
Подыскивали завод, способный производить новый танк.
Самым ценным в этом танке была совершенно новая подвеска. Ее так и называли — «подвеска Кристи». Каждое колесо оснащалось мощной вертикально установленной пружиной, расположенной между двумя бортовыми листами корпуса и связанной с катками через качающиеся рычаги.
Все это следовало изучить и применить для народного хозяйства и социалистической промышленности как можно скорее.
21 ноября 1930 года, Москва
Танк «Кристи» принят к производству. Окончательно. Все подготовлено, ждут только самого конструктора.
— Мы не можем игнорировать тот факт, — заметил товарищ Ворошилов, — что этот танк не полностью соответствует нашей программе. Скорее, это очень удачный, но все-таки промежуточный вариант.
— По этому поводу, — поднялся товарищ Халепский, — я должен сделать одно важное уточнение. Поскольку танк «Кристи» не отвечает целиком и полностью требованиям танко-тракторно-авто-броневооружения, то и сквозного индекса «Т» ему не следует присваивать. Более разумным представляется присвоение ему индекса «СТ» — «скороходный танк», или «БТ» — «быстроходный танк».
30 декабря 1930 года, Нью-Йорк
Джон Уолтер Кристи не поехал в СССР. Но проводить свои танки пришел.
Долго еще стоял он в порту, глядя на удаляющийся корабль.
В трюме уезжали два танка «Кристи». Уезжали за океан, в Советский Союз, который кое-кто называл «страной победившего варварства».
Почему-то Кристи было грустно. Неужели он не увидит свое детище в настоящем бою?
Но скоро мысль его перешла на новый проект. Ему виделись танки, способные развивать скорость до ста километров в час, способные перепрыгивать ров шириной в шесть метров и одолевать уклон в сорок пять градусов.
Эскадрильи летающих танков! Вот они свободно проходят линию фронта и громят противника с тыла! Джон Уолтер Кристи мечтательно зажмурился. Впереди так много работы...
16 мая 1931 года, полигон под Харьковом
Начались работы по изучению образцов, прибывших из Америки.
«Кристи» выглядел элегантно: легкая боевая колесно-гусеничная машина с классической схемой компоновки.
В передней части корпуса располагалось отделение управления. Механик-водитель размещался по центру. В средней части танка находилось боевое отделение, в кормовой — моторно-трансмиссионное.
Башня с вооружением отсутствовала.
Экипаж в количестве двух человек должен был садиться в машину через водительский люк.
С посадкой сразу вышла заминка. Непонятно, о чем думал Джон Уолтер Кристи. Вряд ли американские танкисты такие субтильные. Во всяком случае, бравые советские ребята через водительский люк протискивались с трудом. Поэтому пришлось забираться в машину через отверстие для башни.
Танк предполагался как «истребитель». Броня его доходила до четырнадцати миллиметров. Рычал авиационный двигатель «Либерти» — четыреста лошадиных сил.
Управляли танком с помощью рулевого колеса, которое можно было снимать. Если возникала необходимость поворота на месте, пользовались рычагами, предназначенными для управления машиной при движении на гусеницах.
— Попробуем ехать? — спросил командир отделения, когда первоначальное знакомство с танком состоялось.
И машина двинулась с места.
Следующие десять дней «американским друзьям» не давали покоя. Танк прошел на колесах и гусеницах сто пятьдесят километров.
— Интересно, как он в Америке-то катался? — ворчали русские танкисты. — По шоссейной дороге, что ли?
Уолтер Кристи сообщал, что его танки перед отправкой прошли испытания. В частности — пробег составил аж пятьдесят километров.
В условиях Украины уже на второй день во время поворота на травяном грунте сломался кронштейн правого ленивца.
Два дня танк чинили.
Починили.
Прошел пятьсот метров — сломался по новой...
27 мая — 13 июня 1931 года, Украина
На колесах танк «Кристи» передвигался со скоростью семьдесят километров в час. Одолевал и шоссейные дороги, и грунтовые.
Управлять этим танком на грунтовых дорогах оказалось весьма затруднительно: когда «Кристи» подпрыгивал на неровностях, толчки выбивали руль у водителя из рук. Приходилось сбавлять скорость.
Пытался брать препятствия, искусственные и естественные: пять рядов проволочных заграждений, двухметровый окоп.
Установка гусеничных лент занимала у экипажа (Халепский нарочно смотрел на часы) сорок четыре минуты. Снятие — на десять минут меньше.
В целом — удовлетворительно.
«Доработать — и в производство» — таков был основной вывод, сделанный комиссией наркомата после испытаний.
Осень 1936 года, окрестности Киева
Впервые за десятилетия представители военных ведомств иностранных государств получили возможность наблюдать действия Красной Армии вблизи.
«Монстр», о котором доходили лишь противоречивые слухи, — даже знаменитая британская разведка не всегда была достоверна, — явил себя во всей красе.
Зрелище было ужасным.
«Синие» должны были сражаться против «Красных» (так условно именовались противники на маневрах). Небо наполнилось самолетами, а по земле, вздымая тучи пыли, исторгая рев, мчались быстроходные легкие танки БТ-5 — «советские Кристи».
Они поражали лихими прыжками с разгона через рвы.
Один только вид этой армады производил... гм... выразимся сдержанно: сокрушительное впечатление.
Французский наблюдатель генерал Луазо высказал общее мнение:
— В отношении танков я полагал бы правильным считать Армию Советского Союза на первом месте.
Английский наблюдатель, капитан Лиддел Гарт кивнул:
— Даже если это сплошная показуха, — черт побери, джентльмены, — то это дьявольски убедительная показуха.
— Как вы считаете, сэр, смогут ли машины Королевского Танкового Корпуса выстоять против БТ? — наклонился к уху Гарта его коллега, капитан Тодд.
— Во-первых, сэр, их маловато, а во-вторых, далеко не все оснащены пушечным вооружением. Так что мой ответ — вряд ли, сэр.
— Что же нам, в таком случае, предпринять, сэр?
— Полагаю, следует закупить у мистера Кристи какой-нибудь танк...
Тут с небес «на головы» представителей иностранных военных миссий посыпались советские парашютисты. Это зрелище окончательно доконало «буржуев».
Октябрь 1936 года, Нью-Джерси, США
«Летающий» танк Кристи не заинтересовал Конгресс.
Идиоты там заседают, что ли?
Джон Уолтер Кристи мрачно жевал табак, когда к нему явились англичане.
В тех случаях, когда им это было выгодно, «милорды» умели быть откровенными.
— Мы наблюдали ваши танки в условиях, приближенных к боевым, мистер Кристи, — сказали они. — Великобритания заинтересована в покупке подобных же танков.
Кристи попытался всучить им «летающие» танки, модель М1936, но англичан интересовал только один вариант: танк «Кристи» модификации М1931. Его и купили в количестве одного экземпляра и без вооружения. Англичане имели обыкновение экономить во всем.
Тогда как в Советском Союзе Автобронетанковое управление РККА выдало заводу № 183 тактико-технические требования на новый танк под индексом А-20, где первым пунктом шло обязательное: «На основе танка «Кристи» с приводом на шесть колес». Еще через четыре года Советы поставят на конвейер Т-34, который во многом решит исход надвигающейся Великой войны...

Реклама | Adv