Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Улица вооруженных вагонов

Дата: 06.02.2013 16:51:02
Remarque: Улица вооруженных вагонов

12 сентября 1919 года, Турин
Правило, согласно которому на военную технику всегда будет высокий спрос, с окончанием войны как будто перестало действовать.
Заказ на поставку двухсот танков в месяц был сокращен вдвое.
Однако на заводе FIAT обсуждались проблемы еще более серьезные, нежели уменьшение производственного плана.
— Мы пришли к выводу, — докладывал правлению завода главный инженер, — что предлагаемая нам конструкция весьма далека от идеальной. До сих пор имелось в виду, что мы должны следовать идеям французских разработчиков и строить танки, подобные FT-17. Тщательное изучение этой модели показало, что французский танк имеет слишком высокую центровку. При преодолении глубоких траншей и вертикальных стенок он попросту переворачивается. Кроме того, он медленный. Да и вооружение неплохо бы улучшить.
— И каковы соображения по данному поводу?
Главный инженер показал на пачку чертежей:
— Мы предлагаем начать работу над собственным, итальянским, национальным вариантом легкого танка, который носил бы имя нашей фирмы — FIAT.
Он пояснил, что больших изменений вносить в имеющуюся конструкцию не предполагается — достаточно кое-что улучшить и доработать, — и получил от руководства «добро».
17 июня 1920 года, полигон под Турином
Первое полевое испытание танка FIAT 3000 происходило на твердом грунте. Не хватало еще, чтобы новая машина безнадежно завязла в каком-нибудь болоте.
— Сходство с французским танком, конечно, имеется, но многое мы сделали по-другому. — Представитель завода FIAT охотно объяснял военным, что и как было доработано в танке, а что осталось по-старому.
— Ходовая часть сохранила восемь опорных катков на борт, сблокированных в четыре тележки. Гусеница — пятьдесят два трака — не сильно отличается от гусеницы FT-17. А вот форма корпуса нашей машины проще.
— Какова толщина брони? — поинтересовался толстый пехотный майор.
Танк занимал больше, чем остальных членов комиссии.
Что, в общем, было закономерно, поскольку танки включались именно в пехотные части.
— Отвечаю на ваш вопрос, — кивнул инженер. — Толщина брони — от шести до шестнадцати миллиметров. Таким образом, как вы видите, бронезащита на уровне французского танка. Главное отличие — спрямленные броневые листы носовой части. Верхний бронелист цельный. Кормовая часть нашего танка существенно короче — за счет перекомпоновки моторно-трансмиссионного отделения.
— Конкретнее? — попросил майор.
Инженер сухо улыбнулся:
— Если совсем просто и конкретно — наш четырехцилиндровый двигатель FIAT мощностью в пятьдесят лошадиных сил установлен не вдоль, а поперек.
— Кстати, двигатель запускается только с внешней стороны? — опять спросил майор.
— Обычно — да, но командир танка может сделать это и из боевого отделения, используя магнето. Радиатор — сверху двигателя. Бензобак — вплотную к кормовому бронелисту, — инженер показал, оглаживая танк, где что находится.
FIAT 3000 был снабжен также «хвостом» для преодоления широких траншей и канав. Без «хвоста» никуда...
— Ну и еще одна особенность, — добавил инженер, — корпус нашего танка герметичен. При определенных условиях он может, вероятно, передвигаться по дну реки.
— А это что? — показал рукой неугомонный майор.
Инженер чуть покраснел:
— Это насос для удаления воды, — сердито откликнулся инженер. — Да, мы постарались предусмотреть все вероятности... Сразу скажу о неудобствах. В нашем танке нет электрооборудования и освещения. В темное время суток экипажу придется полагаться только на собственные силы.
— Ну хоть приборы-то внутренней связи вы установили? — поинтересовался генерал Бадольо, который все это время молча слушал разговор.
— Нет, — ответил инженер. — Впрочем, вы можете лично опробовать танк. Посидеть на месте водителя или командира-стрелка. Оцените, насколько там... тесно. С этим, к сожалению, ничего не поделаешь. Хотя могу сказать, и не без гордости, наша башня по сравнению с французской, больше, и это делает условия работы экипажа удобнее.
— Так как они общаются, командир и водитель? — спросил Бадольо.
— Жестами! — ответил майор. — И я даже догадываюсь, какими...
Он хмыкнул. Несмотря на определенные недостатки, танк вызывал у него приятные эмоции.
— Теперь насчет вооружения. — Инженер с гордостью кивнул на два пулемета. — Шесть с половиной миллиметров. Как видите, установлены в нашей девятигранной башне с верхним наклонным бронелистом и небольшой командирской башенкой на крыше. Башня имеет возможность кругового вращения.
— А вот угол вертикального наведения пулеметов, кажется, невелик, — прищурился майор.
— Вы правы, — сознался инженер. — Но продолжим о хорошем. Боезапас — пятьдесят магазинов. Стрельба может вестись из обоих пулеметов — одновременно или попеременно, как потребуется.
— Мне кажется, наблюдение — слабое место танка, — снова вмешался Бадольо. — Смотровые щели в передней части корпуса — две по бортам, в люке механика-водителя и в командирской башне, — это ведь всё?
— Да, не очень удобно, но и такие щели могут сделать танк уязвимым, если к нему подберется вражеский солдат, — майор решил заступиться за танк. — А вот наведение мне нравится. Оптический прицел в лобовом бронелисте башни между пулеметами — удачно.
— В чем мы, несомненно, обошли французов, — это в скорости, — заключил инженер. — Двадцать шесть километров в час — против восьми.
— Думаю, это успех итальянской военной промышленности, — подытожил Бадольо, указывая на танк. — Правда, существует еще одна проблема. Чисто военная, разумеется. FIAT 3000 в том виде, в каком мы получили его сейчас, предназначен для борьбы исключительно с пехотой противника. Возможно, со временем нам потребуется танк, способный бороться с другими танками, а также с полевыми укреплениями.
— В таком случае, мы начнем работать над следующей моделью, в которой пулеметы будут заменены пушками, — отозвался представитель фирмы FIAT и вытер лоб платком. Он чувствовал себя очень уставшим.
9 июня 1924 года, форт Тибуртино
Прекрасные итальянские танки FIAT 3000 ехали по улице итальянского города.
Первая танковая группа под командованием полковника Энрико Мальтезе прибыла на свою новую базу.
В Риме уже существовал центр подготовки танкистов, и свыше шестидесяти танков находились под началом Мальтезе.
Сам Мальтезе, впрочем, был артиллеристом. А танковая группа, формально считаясь пехотным подразделением, подчинялась Тринадцатому артиллерийскому полку.
Мальтезе активно разрабатывал теории использования танковых войск. Он обожал свои тяжелые грохочущие машины. Танкисты получили особую униформу и пехотный статус, официально закрепленный в специальном документе.
...Улица, на которой размещалась танковая часть Мальтезе, до сих пор называется улицей Вооруженных Вагонов.
21 августа 1929 года, долина Варайта, Италия
Наблюдавший за маневрами инспектор Джалли из Технической инспекции итальянской армии закончил свои заметки.
— К сожалению, выводы неутешительны. — Он защелкнул застежку планшета.
Командующий маневрами вопросительно поднял брови.
Джалли ответил:
— Насколько я информирован, в маневрах задействованы два батальона танков FIAT 3000. И результаты испытаний не обнадеживают: эти машины с большим трудом передвигаются по горным дорогам и пересеченной местности. Что до тесного взаимодействия с пехотными подразделениями, то оно фактически исключено. Об оперативной переброске танков на необходимый участок боевых действий вообще можно забыть. Общий итог — неудовлетворительно.
— Но что можно предложить взамен? — командующий насупился.
— Я просто представлю рекомендации в Техническую инспекцию, — ответил Джалли. — Полагаю, однако, что закончится дело серийным производством чуть более усовершенствованной модели уже имеющегося танка.
Он не стал говорить о том, что рекомендации по модификации танка FIAT 3000 были разработаны еще несколько лет назад.
В прошлом и позапрошлом году, по  окончании учений у озера Тразимено, артиллерийский арсенал в Турине совместно с фирмой FIAT уже приступал к разработке танка, вооруженного не пулеметами, а тридцатисемимиллиметровой пушкой.
У этой модификации FIAT 3000 имелись собственные плюсы и некоторые минусы. Форма башни была несколько изменена, и правую часть в ней занимала та самая пушка.
Кроме того, предполагалось, что мощность двигателя будет увеличена с пятидесяти до шестидесяти с лишним лошадиных сил. Предстояло, соответственно, усовершенствовать и ходовую часть.
Как будет двигаться подобный танк — покажут испытания. Вряд ли намного быстрее своего «старшего родственника», зато — пушка... Пушка необходима. Ради нее многим можно пожертвовать.
7 ноября 1935 года, район оазиса Горрахей, Абиссиния
Война с Абиссинией шла уже второй месяц.
Дела складывались довольно успешно для итальянской армии. Экспедиционные силы были значительны: пехоту и кавалерию поддерживали бронетехника и авиация.
Им противостояли всего семь абиссинских самолетов и четыре танка FIAT 3000, которые сама Италия и продала этой стране несколько лет назад.
Армия наступала стремительно, и скоро султан племени Шевели перешел на сторону итальянцев.
Но затем все застопорилось, и «у стен» оазиса Горрахей пришлось начать настоящую осаду.
Целый месяц, начиная с 11 октября, итальянцы бомбили трехтысячный абиссинский гарнизон.
Затем начался штурм. Пехота и танки слаженно двинулись вперед. Гром орудий не смолкал ни на миг, и крики людей, и ржанье лошадей тонули в этом грохоте.
Пыль, грязь, осколки взлетали в воздух. Под гусеницами хрустели обломки.
Абиссинский гарнизон сломался и бежал. Начальник гарнизона был ранен и захвачен. Отступление противника сделалось беспорядочным.
11 октября 1935 года, район поселка Хаманма, Абиссиния
Итальянские танки двигались по абиссинским дорогам. Шли днем и ночью. В темноте ориентировались по свету фонаря, горевшего на головном танке.
FIAT 3000 были «слепы» — смотровые щели обеспечивали лишь небольшой обзор вперед.
Моторизованная колонна развивала наступление в глубь страны. Шли не слишком быстро — на горных дорогах больше десяти километров в час не поедешь.
Горрахейский гарнизон бежал четвертые сутки.
О катастрофе в оазисе Горрахей знали в абиссинской армии, и навстречу отступающему гарнизону из Дагабура вышел отряд — чтобы прикрыть беглецов и приостановить итальянцев.
Впереди грохнул взрыв. Танки остановились.
Лейтенант Капоретто дал знак водителю остановить танк. Он открыл люк, выглянул — в смотровую щель плохо было видно, — но ничего не разглядел.
Затем второй выстрел прогремел ближе.
— Пристреливаются, — понял лейтенант.
Несколько абиссинских пушек открыли огонь по танкам.
Лейтенант вернулся на свое место и сделал отчаянный жест:
— Быстрей!
Танк рванулся с места. Лейтенант произвел несколько выстрелов. Затем FIAT как будто наткнулся на какое-то препятствие и повернулся на месте.
«Подбили», — понял Капоретто. Он не понял только, следует ли покинуть танк или...
В смотровую щель он увидел, как полыхнул и запылал поблизости итальянский грузовик.
Капоретто давно — больше месяца назад — уже понял: абиссинцы вовсе не «дикари», которых можно запугать грохочущей и стреляющей машиной. Первоначальный страх перед тяжелой бронированной техникой давно прошел.
Кто-то как будто вскочил на броню. Затем Капоретто услышал, как сильные удары разбивают траки его танка, подбитого и не способного двинуться с места.
Он высунулся с револьвером в руке и выстрелил. Абиссинец с железным ломом в руках отскочил в сторону и оскалился. Второй пулей Капоретто уложил его и снова спрятался в танке.
По люку застучали, затем чьи-то сильные руки сорвали крышку, и внутрь танка выстрелили несколько раз.
Водитель был убит, а Капоретто схватили и выволокли наружу.
На несколько секунд он потерял способность видеть и оценивать обстановку, а затем лицо ему опалило пламя. Поблизости пылал FIAT — абиссинцы облили его бензином и подожгли.
Капоретто не знал — его бы это и не утешило, — что другого лейтенанта абиссинцы просто закололи сквозь смотровую щель, забравшись на броню танка и ударив итальянца ножом в глаз.
5 мая 1936 года, Аддис-Абеба, Абиссиния
Маршал Бадольо вступил в абиссинскую столицу.
Он гордо ехал на коне, оглядывая свое завоевание. Неприятно, конечно, осознавать, что победа одержана лишь потому, что у врага практически не имелось современных технических средств. Страшно подумать, что случилось бы, располагай Абиссиния хотя бы достаточным количеством боеприпасов.
И все-таки как хорошо действовали танки у озера Ашанги! Учения, маневры, модификации танков, обучение слаженности действий пехоты, артиллерии и танковых частей, — все это не пропало даром...
Но как хороши эти дьяволы, абиссинцы!.. Они не только подбивали танки, они ухитрялись их захватывать. По предварительным данным, не менее восемнадцати машин перешли в их руки.
Хорошо еще, что у них не хватает подготовленных кадров. Скорее всего, они просто закапывали танки в землю и использовали их как неподвижные огневые точки. И на том, как говорится, «спасибо»
Читать рассказ на портале

Реклама | Adv