Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Меч в танке

Дата: 06.11.2012 12:21:26
Remarque: Меч в танке

9 июня 1939 года, Кунгчулинг, юг Маньчжурии, штаб механизированной бригады
Командир механизированной бригады генерал-лейтенант Ясуока принимал у себя офицеров Генерального штаба армии, приехавших из Токио.
Только что закончились учения на картах. Обычные тактические игры. Ничего особенного.
Правая рука не всегда должна быть информирована касательно планов левой. Даже в армии.
Разумеется, существует так называемый «Меморандум Танаки»  знаменитый доклад японского премьер-министра Танаки императору — 25 июля 1927 года. Там многое было сказано открыто, облечено в четкие, недвусмысленные, убийственно-логичные формулы.
«Для того, чтобы захватить Китай, мы должны сначала завоевать Маньчжурию и Монголию; для того, чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай. Мир тогда поймет, что Восточная Азия наша, и не осмелится нарушать наши права».
И мир, кстати, прекрасно понял! Газета с красивым названием «Либерте», например, писала так:
«В огромном хаосе желтого Востока одна Япония представляет организованное государство, действующую силу цивилизации, способную прикончить страшную Советскую державу, уязвимую в Сибири».
Да. Главный враг Японии, ее основная цель — Советский Союз. Может быть, к Европе он и обращен дворцами, садами, музеями и фонтанами, но на Японию глядит убийственная Сибирь. И кому как не Японии знать звероподобный облик русской Сибири!..
Однако с офицерами из Генерального штаба генерал-лейтенант Ясуока разговаривал, по крайней мере, поначалу совсем о другом:
— Под моим командованием, как вам известно, находятся два танковых полка — Третий во главе с полковником Йошимару и Четвертый во главе с полковником Тамадой. Вы получите удовольствие от знакомства с ними. Господин Йошимару — спокойный и мягкий человек с прекрасным чувством юмора, истинный самурай родом с Кюсю. Полковник Тамада не пьет и не курит, в отличие от меня... — Ясуока чуть улыбнулся.
Улыбнулись и его собеседники: генерал-лейтенант Ясуока был известен тем, что «чертовски много» курил.
— Господин Тамада северянин, он родом из Тохоку и этим объясняет свою медлительность. Он осторожен, серьезен, точен в любых мелочах. Никому, даже мне, не удается вывести его из себя. В танковых частях господин Тамада новичок, но можете поверить: медленно, но верно он разобрался во всем. Отличный командир.
— Что ж, вы оправдываете свою репутацию генерала, любящего своих подчиненных, — произнес глава штабной группы, генерал-майор Хашимото. — Убежден, что ваши офицеры разделяют это мнение. Но нам хотелось бы также получить подробные сведения о том, чем вы заняты сейчас в Кунгчулинге.
— Разумеется. — Ясуока поклонился. — Наша задача — разработка совместно с пехотой плана прорыва и преодоления мощных укреплений позиций противника на восточной границе Маньчжурии. Это делается на случай войны с Советским Союзом.
— Какова цель операции? — нахмурился Хашимото.
— Исключительно и единственно — обучение, — заверил Ясуока. — Чисто теоретически хотя бы одна механизированная бригада должна быть способной вести боевые действия. Но — чисто теоретически. Мы лишь изучаем возможности.
Генерал-лейтенанту Ясуоке было пятьдесят три года. Высокий, крепкий, с поредевшими седыми волосами, в очках, гордой манерой держаться он производил впечатление истинного феодального властелина эпохи сёгуната. И говорить он умел очень убедительно.
— Я считаю, что необходимо постоянно изучать и исследовать любые возможности, какие только могут возникнуть, — объяснил Ясуока. — Только так мы можем избежать неприятных ситуаций. Сколько раз командиры приходили в замешательство, столкнувшись с непредвиденным! Я не желаю непредвиденного. Я намерен предвидеть все.
— Какая техника находится сейчас в вашем распоряжении? — продолжал расспрашивать Хашимото.
— Я бы хотел обратить особое внимание на легкий танк Тип 95 «Ха-го», — заговорил после короткой паузы генерал-лейтенант Ясуока. — Как вам известно, он создавался фирмой «Мицубиси» в 2595 году от основания Империи — или, по европейскому счету, в 1935-м.
— Это легко поймет и школьник по обозначению «Тип 95», — заметил майор Имаока, специалист по тылу, очень толковый и вдумчивый офицер. — Впрочем, благодарю за подробное объяснение: я все время забываю, какое летоисчисление в Европе. Приходится держать при себе особые таблицы.
— Массовое производство «девяносто пятого» танка началось в тридцать восьмом году, если говорить по европейскому счету, — продолжал Ясуока. — Именно этих танков у нас в бригаде сейчас много. Танк удобен в производстве и прост в эксплуатации. Мы возлагаем на них кое-какие надежды. Чисто теоретические, разумеется.
— Разумеется, — кивнул Хашимото.
— Двигатель этого танка — двухтактный шестицилиндровый дизель воздушного охлаждения мощностью в сто двадцать лошадиных сил, — продолжал Ясуока задумчивым тоном, словно вспоминал какую-то древнюю самурайскую легенду. — Отделение управления и боевое отделение совмещены. Толщина брони — двенадцать миллиметров. Башня, как вы сможете увидеть своими глазами, — цилиндрическая. Чтобы уменьшить поражение экипажа осколками брони — не говоря уж о травмах от ударов, — с внутренней стороны корпуса крепится особый асбестовый «подбой». Вроде подшлемника у шлема.
Штабные офицеры переглянулись.
— Это касательно оборонительного вооружения; а что с наступательным? — осведомился майор Имаока. Он делал какие-то заметки и обдумывал услышанное.
— Сейчас на танке установлена тридцатисемимиллиметровая пушка, — лаконично произнес Ясуока. — Пробивает броню в тридцать пять миллиметров с расстояния в тридцать метров. Кроме того, справа сзади в башне установлен еще пулемет. И в корпусе дополнительный пулемет — лобовой. Вы сможете увидеть танк... при желании.
Хашимото подумал, что Ясуока проглотил слова: «В действии» и в последнюю секунду заменил их на другие.
Танки «Ха-го» действительно выглядели удобными и боеспособными. Их экипажи состояли из трех человек: механика-водителя, пулеметчика и командира, который размещался в одноместной башне, где выполнял роли наводчика, заряжающего и командира.
— Каким образом осуществляется связь? — спросил майор Имаока. И пояснил: — Как специалист по организации тыла и снабжения, я исключительно интересуюсь вопросами связи, коммуникации...
— Командир имеет переговорную трубу, чтобы в любой момент отдать приказ водителю, — объяснил Ясуока. —  Мы называем эту трубу «танкофон». А вот специальных средств внешней связи нет, сигналы подаются флажками.
— Благодарю, — поклонился майор Имаока.
Генерал-лейтенант Ясуока произнес категорическим тоном, словно желая подвести черту под рассуждениями о танке:
— «Ха-го» очень нравятся танкистам. Эти танки, как я уже говорил, просты и удобны. Во время учений в Маньчжурии мы пришли к выводу о необходимости немного модифицировать этот танк.
— Каким образом? — заинтересовался майор Имаока. Он снова открыл блокнот, который было убрал в полевой планшет.
— Эта модификация называется «маньчжурской», — Ясуока кивнул. — Усилена ходовая часть. На новых балансирах между опорными катками мы поместили дополнительные обрезиненные каточки. Такой каточек принимает на себя часть нагрузки при мягком грунте и смягчает удары на каменистом. Специфика местности. Такой вид танка лучше соответствует теоретическим задачам, которые могут встать перед армией Империи в Маньчжурии.
— Теоретическим? — с нажимом переспросил майор Имаока.
Ясуока энергично кивнул, а затем снял и протер очки.
— Именно так, и никак иначе, — подтвердил он. — Я размышляю, однако, о природе танков как таковой. Ближе всего, по нашему разумению, танки стоят к кавалерии.
— Это общепризнано, — согласился Хашимото.
— В Императорской армии традиционно доминирует пехота, — продолжал Ясуока. — Кавалерия всегда играла второстепенную роль. Ведь самой дешевой тягловой силой — для перевозки грузов и важных персон, — в Японии всегда оставался человек. Человек, идущий пешком. А не едущий верхом на лошади.
— Разумеется, — Хашимото пожал плечами. — Мы же говорим об аристократии.
— Мы говорим о танках! — подхватил Ясуока. — Танкисты, получается у нас, — наследники кавалерии. Мы продолжаем держаться самурайских традиций. Это основа крепости нашего духа.
— А как вы относитесь к концепции так называемых «молодых офицеров» с генералом Ураки во главе? — спросил вдруг Хашимото.
Вопрос в лоб прозвучал опасно: отвечая на него откровенно генерал Ясуока мог «потерять лицо».
Но он лишь выпрямился, так что солнечный луч сверкнул на стеклышках его очков.
— Генерал Ураки чрезвычайно увлечен европейскими концепциями танковых и воздушных войн, — отозвался Ясуока. — Мы же по-прежнему, традиционно, ставим во главу угла боевой дух японского солдата. Европейские новинки следует использовать, но приноравливая к нашей древней культуре. Нельзя переоценивать технологию войны. Победа добывается ценой самопожертвования самураев, а не количеством бензина.
— Прекрасно сказано! — восхитился Хашимото. — Я считаю доктрину «ден тики сен» безупречной. В Германии нечто подобное называют «блицкригом». Но мы должны добиться молниеносной победы над противником не новинками, вроде пикирующих бомбардировщиков и танков, а обычными средствами. Сперва деморализовать, а потом добить неприятеля! «Молодые офицеры», должен вам сказать, сильно надеялись на «механическую революцию», которая якобы должна произойти в Императорской армии после ваших маневров.
— Вам известно, что этого не произошло, — с ноткой высокомерия в голосе промолвил генерал-лейтенант Ясуока. — Мы лишь немного изменили характеристики наших танков. Этого совершенно достаточно.
— Вы лично не считаете, что следовало бы производить... больше танков? — спросил майор Имаока.
Командующий бригадой слегка раздул ноздри:
— В любом случае быстрого роста численности танков не предвидится. Военно-морской флот добился, чтобы самый жирный кусок финансового пирога достался ему. Строят корабли, а не танки. Флот продолжает считать нашим главным врагом Соединенные Штаты, а не Россию. Что ж... — Он развел руками. — У нас можно отобрать сталь и бензин, но дух самурая не сломить.
Он помолчал немного и добавил совсем просто:
— «Ха-го» — идеальная машина для Сибири.
Воцарилось молчание.
Затем Хашимото осторожно спросил:
— И каково направление... чисто теоретическое...  будущих активных действий?
— Нам необходимо сдвинуть границу в районе Номонгана, — сказал Ясуока. — Впрочем, данный вопрос я прорабатываю исключительно ради того, чтобы не попасть впросак. На картах, с карандашом в руке.
— В районе Номонгана? — переспросил Хашимото.
— О да. Река Халхин-гол. Думаю, монголы не в состоянии дать нам отпор. И русские ничего не смогут тут поделать. Их танки, их подготовка, а главное — их боевой дух гораздо слабее наших. Вам известно, господа, что многие из моих офицеров возят в своих танках самурайские мечи? Мечи напоминают нам о том, кто мы такие. Нас не сломить, и Советская Россия скоро убедится в этом...

Реклама | Adv