Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Часовой

Дата: 27.05.2012 19:03:00
Remarque: Часовой
Февраль 1942 года. Австралия, Канберра.
— У нас очень глубокие проблемы, — прямо заявил премьер-министр Австралии Джон Кёртин на заседании правительства. — Обстановка на Тихом океане хуже некуда. Потерян Сингапур, японцы высадились на Тиморе и в Новой Гвинее, противник активно действует в Индонезии, на Малайе и Новой Британии. О том, что произошло вчера, вы знаете не хуже меня...
Джентльмены, собравшиеся в премьерском кабинете угрюмо молчали. 19 февраля 1942 года вошло в историю как «Австралийский Перл-Харбор» — японцы, подняв с авианосцев «Акаги» и «Кага» без малого двести самолетов, нанесли сокрушительный удар по порту Дарвин на северном побережье, потопив десять кораблей и серьезно повредив двадцать пять. Истребители и пикировщики напали на базу австралийских ВВС уничтожив самолеты на земле. При этом враг потерял всего четыре машины — на вооружении частей ПВО в районе Дарвина стояли зенитные пулеметы, ни одного зенитного орудия калибром 20 миллиметров или выше у военных не было.
— Мы стоим перед прямой угрозой вторжения, — продолжил Джон Кёртин. — Командование австралийскими вооруженными силами передано американскому генералу Дугласу Макартуру, но он отвечает за весь тихоокеанский театр с линией фронта в тысячи километров! Придется справляться самим. Будем честны: современной армии и оружия у нас нет. Мы способны противопоставить японскому десанту всего-навсего одну роту давно устаревших танков Mk.II Vickers производства 1925 года...
— Выходов только два, — сказал министр обороны. — Надеяться на поставки из Соединенных Штатов или строить танки самим. Любой ценой. Мы попросили помощи у Метрополии и из Британии прибыл инженер-полковник Уотсон, который до этого успел побывать в США, где имел возможность ознакомиться с конструкцией среднего танка М3 «Lee». Мистер Уотсон назначен на должность начальника управления по разработкам бронетанковой техники... Сэр, я могу попросить вас обрисовать текущую обстановку?
Английский полковник, до этого тихонько сидевший в углу кабинета поднялся и подошел к столу. Разложил схемы и чертежи.
— Господа, — произнес мистер Уотсон. — Опыт боевых действий на Тихом океане показывает, что нам необходим крейсерский танк как средство поддержки пехоты — у японцев в настоящий момент нет средних танков с мощным вооружением и в случае высадки противник будет использовать исключительно легкие танкетки. Мое предложение таково: взять в качестве прототипа одну из наиболее удачных британских или американских моделей и начать собственное производство.
— Минуточку, — нахмурился премьер-министр, взяв фотографию с изображением М3 «Lee». — Вы собираетесь копировать данную машину? Многоярусное вооружение, орудие главного калибра в боковом спонсоне, высота танка почти три метра... Разумеется, я понимаю, что это лучше чем совсем ничего, однако наша промышленность не сможет быстро освоить выпуск столь сложной модели!
— Да, танк неоднозначный, — ответил полковник Уотсон, — тем более, что в Европе и Африке он пока не испытан, поставки M3 английской армии в Египте намечены на май текущего года. Вы совершенно правы: наши заводы не справятся. Пойдем по более легкому пути: используем ходовую часть, трансмиссию и коробку передач. Остальное разработаем самостоятельно — инженеры моего управления трудятся не покладая рук! Вот взгляните, это изображение прототипа...
Джон Кёртин нацепил пенсне в вгляделся в схему. Да, рядом с М3 «Lee» проект «Australian Cruiser tank Mark 1» выглядел более традиционно — основное вооружение, как и положено, в башне, верхний лобовой лист под значительным наклоном, сравнительно с американской машиной размеры заметно меньше, в первую очередь по высоте.
— Абсолютного копирования не будет, — продолжил Уотсон. — В наших условиях будет проще и дешевле отказаться от американских двухкатковых тележек с вертикальными спиральными пружинами, заменив их на тележки по типу французских танков H-35 «Гочкисс», где применялись горизонтальные рессоры. А вот конструкцию траков гусениц с прорезиненными подушками полностью возьмем у американцев — как самую удачную! Корпус и башня цельнолитые.
— Бронирование, — премьер постучал пальцем по чертежу. — Сорок миллиметров? Не маловато?
— Есть возможность усилить до шестидесяти пяти, но... — полковник запнулся. — Но это утяжелит танк, а у нас имеется существенная проблема с двигателями: США не в состоянии сейчас поставить моторы «Giberson», так как они требуются американцам для собственной армии. Предложение таково: установить на танк три автомобильных двигателя «Cadillac» суммарной мощностью 330 лошадиных сил...
— Три? — вытаращился Джон Кёртин. — Три двигателя в танке?
— Сэр, это весьма рациональное решение, — парировал Уотсон. — Каждый из моторов связан собственным сцеплением с передаточной коробкой размещенной под башней. В свою очередь, этот элемент был связан с коробкой передач и дифференциалом, что позволит танку продолжать движение даже при выходе из строя одного или двух моторов! Как показала европейская практика применения бронетехники, самое главное для танка — подвижность! Кроме того в башню можно установить сразу две гаубицы Ordnance QF 25 pounde!
— Ставьте хоть десять, — отрезал премьер. — Но чтобы танки были оказались на конвейере уже в текущем году! Я не желаю увидеть японских солдат на пороге своего офиса!
— Сэр, завод «Чаллона Тэнк Эссембли» в Новом Южном Уэльсе строится! Уверяю, вскоре «Australian Cruiser tank» поступит на вооружение!
* * *
Первый и последний в истории Австралии танкостроительный эксперимент в целом был признан удачным — до конца войны выпустили 68 машин из общего заказа в 200. Не смотря на проблемы с перегревом трех двигателей, «Sentinel AC» мог развить максимальную скорость по шоссе 64 километра в час и 52 по местности. На островах Тихого океана самыми серьезными противниками «Sentinel» являлись только японские «Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха», обладавшие 25-миллиметровым лобовым бронированием и пушками 47 миллиметров.
Остальные танки Японии, наподобие легких «Ха-го» или «Ка-ми», оснащались 37-миллиметровыми пушками, которые были практически бесполезны против 65-миллиметровой брони австралийского танка.
В боевых действиях «Sentinel AC» участия не принял — армия Японии в Австралии так и не высадилась, Остается только сожалеть, что этот танк появился слишком поздно. Если бы массовое производство было налажено в планируемый срок — то есть летом 1941 года, возможно, войска Британского Содружества вполне смогли бы отказаться от поставок большого количества средних танков М3 «Lee». Основным ТВД в то время была Северная Африка, где благодаря своей толстой броне «Sentinel» вплоть до середины 1942 года и появления модифицированных Pz.IV могли бы без особого труда уничтожать любые итальянские и немецкие танки.
В настоящий момент сохранилось три танка «Sentinel», два в Австралии и один в британском музее Бовингтон — наиболее комплектный с оригинальным австралийским камуфляжем. Единственное «сражение» в котором участвовали «AC» — съемки фильма «The Rats of Tobruk» в 1944 году, где они изображали немецкую бронетехнику.

Реклама | Adv