Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Подарок

Дата: 18.03.2012 14:22:05
Remarque: Подарок
— Слышите? Опять начинается, — Ганс Шмульке поднял палец к небу. — Интересно, кто сегодня в роли безвинной жертвы?
Со стороны домика в котором располагались диспетчерская и бухгалтерия доносился низкий грудной бас, несомненно принадлежащей женщине. Ну а поскольку единственной дамой на базе являлась мадам Ротвейлер, сомнений не оставалось: кто-то из командиров опять попал под горячую руку грозной финансистки.
Следует отдельно заметить, что настоящее имя и национальность Ротвейлерши не знал никто. Русские экипажи в один голос твердили, что она безусловно немка и перевели этот божий страх сюда на погибель танкистам из какого-нибудь концлагеря. Германцы наоборот, были уверены, что железная леди раньше трудилась в лучшем случае в НКВД, на что комиссар Котятко справедливо возражал — игр про НКВД во вселенной Жесткого Диска нет и быть не может, следовательно эти грязные инсинуации не имеют под собой никаких оснований. Французы и американцы относительно природы мадам Ротвейлер твердых выводов так и не сделали, хотя однозначно признавали, что без дьявольских козней в данном случае не обошлось…
— С такими результатам мы скоро по миру пойдем! — грохотало в бухгалтерии. — Сорок четыре тысячи серебра чистого убытка за один бой! Будете на паперти церкви в Химмельсдорфе подаяние вымаливать, олухи!
Далее последовал неостановимый поток причитаний — золото кончилось, новую технику покупать не на что, цены на модули заломлены несусветные, расходников на складе осталось всего-ничего, а экипажи тяжелых танков ведут нас к разорению, нищете и прозябанию! Еще немного и мы услышим горький плач голодных детей!..
— Только не это, — зажмурился Ганс Шмульке. — Неужели у нее есть дети!?.
— Думаю, это просто художественное преувеличение, — отозвался Вася с Т-44, так же оказавшийся свидетелем бушевавшего скандала. — Но если очаровательные крошки действительно существуют, то я даже знаю их имена — Ктулху, Ньярлатхотеп и Йог-Сотот.
На крыльцо выбрался красный как вареный рак командир «Мауса», фельдфебель Хале. Сплюнул. Подошел к Гансу Шмульке, попросил сигарету. Вздохнул:
— Мы-то в чем виноваты? Между прочим, за «Маусами» охотятся в первую очередь — каждому хочется красивую медальку «Гроза Мышей»! Почему-то за десять убитых ИС-7 или АМХ-50В наград не дают, одни мы страдаем! А если еще команда — олени, оставляющие «Мауса» без прикрытия, танк уничтожают практически сразу! Супертяжи отроду серьезного дохода не приносили!
— Неприятности? — со стороны штабного домика показался Парамон Нилыч Котятко. Покивал сочувственно. — Серьезная женщина, основательная. В одиночестве на Гитлера выпускай — никакого Второго Белорусского фронта не понадобится, уделает...
Комиссар повернулся к Васе:
— Василий, почему бездельничаешь? Шагом марш в политотдел, стенгазету к 8 марта готовить!
— Восьмое? — ахнул Вася, сообразив. — Мамочки, это же получается, что... Ой.
— Именно, — криво усмехнулся товарищ Котятко. — Хочешь не хочешь, а придется поздравлять. Она у нас единственная и неповторимая.
— Позвольте, — вежливо перебил Парамона Нилыча любознательный унтер-офицер. — А в чем собственно дело?
— Стыдно не знать, гражданин Шмульке, — покачал головой комиссар. — Между прочим, международный день солидарности женщин в борьбе за равноправие именно в Германии изобрели. Товарищи Клара Цеткин и Роза Люксембург. Я бы на вашем месте подумал, что подарить уважаемой... гм... начальнице финансового отдела.
— Кассовый аппарат или антикварные счеты? — хихикнул Василий.
— Свинью-копилку, — мстительно сказал фельдфебель Хале.
— Щенка ротвейлера? — ухмыльнувшись, предположил Шмульке, но перехватив грозный взгляд комиссара осекся. — Да, понимаю, с собаками на базе проблемы издавна...
— Да я сам в замешательстве, — признался Парамон Нилыч. — Допустим, поправить бюджет мы вполне в состоянии, достаточно полный день выезжать на премиумах. Товарищам с КВ-220Т и КВ-5 я уже отдал соответствующие распоряжения, а вы, Шмульке, передайте аналогичную просьбу экипажу «Löwe» — пускай не ленятся... Но подарки?
— Можно у немцев выменять голдовые шоколадки, — предположил Вася.
— И получить от фигурантки выговор с занесением, — развел руками комиссар. — За растрату и нецелевое использование расходников.
— Стоп, стоп! — Ганс Шмульке вдруг просиял. — Кажется, придумал! Только мне обязательно потребуется общая помощь! Хале, подойдите ближе! А теперь слушайте очень внимательно...
Четверть часа спустя Парамон Нилыч Котятко и Вася едва не бегом кинулись к штабу. Комиссар лишь разводил руками и ворчал под нос: «Ну, не знаю... По-моему, это уже слишком! Это, все-таки перебор...»
* * *
— Так-так, проверим по ведомости, — мадам Ротвейлер с трудом разместилась в командирском кресле «Мауса» и раскрыла папку с документацией. — Досылатель крупного калибра, одна штука, стоимость пятьсот тысяч в серебре, инвентарный номер...
Заманить бухгалтершу в танк стоило неимоверных трудов, но Ганс Шмульке, фельдфебель Хале и Вася вместе с комиссаром проявили чудеса коварства и изворотливости. Почему выезды на супертяжах убыточны? Давайте проверим оснащение машин современной техникой — вот взгляните, тот же «Löwe» обвешан гаджетами как новогодняя елка, потому и прибыль колоссальная! Сами посмотрите, своим глазами!
Как человек с полностью отсутствующим чувством юмора, мадам Ротвейлер подвоха не заметила. Кряхтя поднялась по стремянке на башню «Мышки», протиснулась в люк и приступила к инвентаризации в присутствии всех четверых заговорщиков. Командир ИС-4, товарищ Сухов в это время находился в диспетчерской, договариваясь по рации с соклановцами и ожидая, когда можно будет нажать кнопку «В бой!».
— Вентиля... — повелительница финотдела подняла глаза к потолку башни, но танк нежданно-негаданно завелся, сдвинулся с места и в открытый люк хлынул поток солнечного света. — ЧТО ТАКОЕ???
— Боже мой, — картинно закатил глаза Шмульке. — Какая-то техническая ошибка! Наверное сбой сервера! Герр комиссар, занимайте место мехвода! Хале — заряжающим! Василий, принимай рацию!
— Что? — королева счетов, отчетов и баланса в ужасе сложила пухлые ладошки на груди. — Ошибка? О, нет, верните меня обратно! Кроме того, смешанные экипажи запрещены! Я напишу докладную в центральный офис! Мне страшно!
— Поздно, — рыкнул комиссар. — Командуйте!
— Я?!
— Ну не я же?! Кто на месте командира? Куда едем?..
— П-прямо... Наверное...
— Хорошо, поехали прямо, — незаметно усмехнулся комиссар. — Вася, координируй бой по рации!
«Маус», как и было предписано новоиспеченной командиршей, медленно поехал по полю полигона Прохоровка. Никуда не сворачивая.
О том, что танк находился в тренировочном бою и роли всех до единого экипажей танков обеих команд были заранее расписаны, мадам Ротвейлер не подозревала. Оно и к лучшему.
* * *
— Поздравляем, это было потрясающе!
— Какое мастерство! Фантастика!
— Десять фрагов! Невероятный результат!
Вокруг вернувшегося на базу «Мауса» собралась толпа. Французы притащили шампанское «Мадам Клико» и торт, парни с КВ-220 собрали во время последнего выезда на Перевале букет горных цветов, американские артиллеристы успели приготовить пудинг.
Было что отметить: стараниями Ганса Шмульке и компании мадам Ротвейлер провела сенсационно выигрышный бой, пускай чуть не довела Парамона Нилыча до сердечного приступа командами наподобие «Стрельнуть направо» или «Езжайте ровнее!». Машины противника услужливо подставляли «Маусу» борта, при этом нарочно пуляя в зоны непробития — болванки отскакивали от танка словно горошины. Союзники так же нарочно стреляли мимо целей, давая возможность «Мышке» уничтожать все, что находится в зоне поражения
К середине боя бухгалтерша почувствовала вкус и азартно орала «Так его, гада!», а когда счетчик на командирском планшете показал 10:0, безусловно ощутила себя Гудерианом, Катуковым и Монтгомери в одном лице.
— Спасибо, спасибо, — кажется, это был первый раз в истории базы, когда на лице мадам Ротвейлер появилась скупая улыбка. — Очень приятно... Очень. Сама никак не ожидала...
Тут героиня дня вспомнила о чем-то важном, развернулась к фельдфебелю Хале и, наставив на него палец, прорычала:
— Вот видите! Ничего сложного! Командовать сверхяжелым танком способна даже слабая женщина! А вы бы попробовали свести месячный баланс и ничего не напутать в отчетности! Стыдно, молодой человек! Новый вентилятор вы не получите, пока не научитесь воевать!
Потерявший дар речи фельдфебель взглянул на Ганса Шмульке, но тот лишь плечами пожал. Подарок явно удался, хотя никто не мог предугадать последствия...

Реклама | Adv