Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Ленивая оборона

Дата: 18.03.2012 14:20:12
Remarque: Ленивая оборона
— Мы опять в топе, — сообщил комиссар Котятко, взглянув на командирский планшет. — Предстоит очередное избиение младенцев. В конце концов, не к нам претензии — рандом и балансер!
— Так точно, — отозвался заряжающий «Черчилля», товарищ Панасюк. — Остаемся базу прикрывать? Сейчас ведь понаедет мелочевка...
«Черчилль» вместе со взводными КВ-220Т и немецким Т-25 стояли под флагом на южном респе «Перевала» — все три машины относились к наивысшему в этом бою пятому уровню, ниже по убывающей шли Pz-III, «трамваи» Т-28, смешные французские уродцы наподобие AMX 40 и прочие совершенно несолидные модели, к которым обладатели тяжелых танков относились с предубеждением — «как можно на этом воевать?» Причем владельцы тяжей напрочь забывали, что сами начинали с МС-1, «Ляхттрактора» или Renault FT17.
В свете недавних событий 8 марта было необходимо всеми возможными средствами умилостивить мадам Ротвейлер, которая после не самого удачного розыгрыша вообразила себя танковым асом и напрашивалась в бои «покомандовать» и показать мастер-класс. Отвязаться от нее можно было только двумя способами — или отправить на курсы повышения квалификации в головной офис «Варгейминга» (предложение не прошло, поскольку там от фрекен Бок шарахались, как от чумы) или завалить работой по самую маковку. А для этого приходилось регулярно выезжать на премиумных машинах, без перекуров и перерывов на обед — вполне достаточно сухого пайка и термоса с кофе.
— К леднику отправимся, — решил товарищ комиссар. — Надоело стоять на одном месте, особенно с учетом, что следует развеять дурацкое заблуждение: якобы «Черчилль» в команде — это к поражению... Полупесочница, нам ничего не грозит, если, конечно, не наткнемся на вражеские КВ с бревнометами.
Первые минуты бой развивался по стандартной, давно отработанной схеме — примчались шальные светляки, мигом погибшие: вражеский БТ-7 не нашел ничего лучшего, как попытаться затаранить КВ-220 и моментом испарился после столкновения. В дальнем ущелье слева завязался позиционный бой середнячков, противотанковые САУ устроили дуэль, засев по обе стороны моста. Привычно до зевоты.
— Куда подевались тяжелые танки противника? — озадаченно сказал Парамон Нилыч, глядя на монитор планшета. — Два КВ и этот страхолюдный француз BDR G1B? Никакой засветки...
— А вдруг «спят»? — предположил наводчик. — Сколько раз бывало!
— Ох не думаю...
Странности продолжались: обычно ПТ и легкая артиллерия прячутся за камнями при подъеме на ледник, однако и там никого не было. Пусто и тихо. Тихоходный «Черчилль» пополз наверх, «Розетка» тащилась в арьергарде, заскучавший Т-25 умчался в сторону моста — помогать САУ.
— Ну наконец-то, — Парамон Нилыч углядел в командирский перископ силуэт нескладного B1 bis. — Впрочем, цель совершенно несерьезная. Как американцы выражаются в таких случаях? Pedobearing? Огонь с ходу, не останавливаемся — нам он разве что краску поцарапает!
В1 тем временем начал пятиться кормой назад, отходя к базе. Вел беспокоящий огонь но и только.
И тут в «Черчилля» прилетело сразу четыре плюхи, да такие, что счетчик ХП показал удручающие цифры — осталось меньше ста единиц. Начался пожар, доставать огнетушитель времени не хватит. Товарищ Котятко принял единственно верное решение, скомандовав:
— Покинуть танк! Живо!
Может быть «Черчилль» неповоротлив, медлителен и недостаточно вооружен для своей немалой массы в 38 тонн, но похвалить английских конструкторов стоит лишь за то, что они предусмотрели удобнейшие эвакуационные люки по бортам. Экипаж успел выскочить наружу прежде, чем взорвался боекомплект.
В нескольких метрах позади вовсю полыхал КВ-220. Перепачканный сажей командир «Розетки» матерился на чем свет стоит, а общий смысл его речений можно было уложить в одну простую фразу — «Что это было?».
— Пойдем посмотрим, — вздохнул комиссар. — У нас по пехоте не стреляют, из боя мы считай выбыли...
Зашагали вверх по леднику, ориентируясь на успевшего удрать В1. Добрались до границы круга, осмотрелись. Все встало на свои места — никаких чудес, всего лишь грамотно выстроенная «ленивая» оборона.
И действительно, зачем на этой карте куда-то ездить? Въездов на респ два, один со стороны ледника, один от мостика и ущелья. Два тяжелых танка перекрывают ледник, третий в паре с ПТ-САУ смотрят на мостик и ждут гостей. При первой же подсветке вступают в бой троица укрывшихся масксетью СУ-26 и СУ-5, которые в противовес глупой традиции арт не полезли на горку, а остались внизу, чтобы иметь возможность лупить прямой наводкой по подъезжающим машинам неприятеля.
— Во взрослых боях такой номер не прокатит, — со знанием дела покивал Парамон Нилыч. — Уничтожить сверхтяжелый танк наподобие «Тапка» или ИС-4 требуется время, успеют прорваться и как минимум вырезать артиллерию. А в полупесочнице — вполне оправданная тактика... Молодцы, что сказать.
— Вы, извиняйте, сами подставились! — на башне-скворечнике КВ откинулся люк. Командир высунулся по плечи и помахал рукой товарищу комиссару. — Клюнули на приманку в виде В1, разведку вперед не отправили... Вот и получили сюрприз из шести стволов одновременно! Аккуратнее надо быть! Оборона, это, знаете ли, серьезная наука.
— Мы заметили, — согласился Парамон Нилыч. — Ладно, желаем удачи. А мы обратно в ангар — чиниться. Хорошо хоть премиумы в бой взяли, не в убыток съездили. Иначе опять на ковер в бухгалтерию вызовут, а гражданку с собачьим прозвищем я боюсь почище взвода Е-100...

Реклама | Adv