Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Альфа

Дата: 25.02.2012 15:59:12
Remarque: Альфа
— Товарищи! Командование возлагает на нас ответственейшую миссию!..
Парамон Нилыч Котятко избрал в качестве трибуны башню КВ-5. Если устраивать патриотический митинг, то с размахом: знамена, оркестр и транспаранты наподобие «Догоним и перегоним ИЛ-2!», «Наш девиз — выше, выше и выше!» или «Каждому танку по паре крыльев!».
Скептически настроенный Вася предложил было лозунг «Прошла зима, настало лето, merci «Варгеймингу» за это!», но комиссар отверг его как политически незрелый — во-первых, зима ни разу не прошла, во-вторых, употребление буржуазных словечек это не по-партийному, в третьих нет смысловой нагрузки. Так что отставить!
Товарищ Котятко разошелся не на шутку — ораторского таланта не отнимешь. Общий смысл его воодушевляющих речений сводился к общему тезису: завоевали сушу, теперь будем завоевывать небо! И пусть в каждом пропеллере дышит спокойствие наших границ! Вместо сердца — пламенный мотор! Ура!
Представителей других наций на такого рода мероприятия не приглашали — за исключением классово-близких товарищей из КНР. Однако постоять рядом и посмотреть-послушать не возбранялось. Ганс Шмульке предпочитал не пропускать ни одного публичного шоу, устраиваемого комиссаром и потому примчался за десять минут до начала. Оценить, что новенького расскажут — Парамон Нилыч был если не самым осведомленным человеком на танкистской базе, то уж точно входил в первую пятерку.
Итак, свершилось: строившийся неподалеку от базы аэродром начинал функционировать не в режиме засекреченного теста, а был переведен в состояние «Альфа» — эпоха пробных полетов завершилась, теперь ворота в небо отверзлись если не настежь и не для каждого, то возможности для любителей полетать расширились многократно.
— Те же грабли, — понимающе сказал унтер-офицеру подошедший Вася, изучивший манеру речи товарища Котятко наизусть. — Опять все сначала, как в старые добрые времена. Застревания на картах, лютые глюки — помнишь, к примеру, Энск? На железной дороге у пакгаузов? Висящие на проводах «Тигры» и ИС’ы?
— «Маус» провалившийся по башню в «черную дыру» в Карелии, — мечтательно отозвался Шмульке. — Роскошное место было в ущелье, провалился — и ни с места. Залипания, танки застрявшие друг в дружке, исчезающие незнамо куда снаряды, «Тапок» не пробивший БТ-7, когда еще малыши могли кататься с супертяжами...
— Золотое времечко было, — откровенно фыркнул Вася. — А тот знаменитый патч 0.6.1.5? Т-44 едущий боком через всю Прохоровку, чемоданы арты с траекторией в виде буквы «S» — самый сногсшибательный патч в истории в прямом смысле этих слов! Чего только машины тогда не вытворяли!
— И все это в полном объеме ждет наших дражайших авиаторов, — согласно покивал унтер-офицер. — Ты прав, история повторяется, надеюсь не в виде фарса. Любопытно будет посмотреть, будут ли летчики так же хихикать над тамошней французской веткой, как и мы? Французы и в области авиастроения отличились созданием кошмарных уродов наподобие штурмовика Breguet 693 или истребителя Morane-Saulnier, при виде которых немецкие летчики проигрывали по очкам — невозможно воевать, подыхая от хохота!
— Ерничаешь, вместо того, чтобы пожалеть несчастных, — притворно вздохнул Вася. — Хотя, во время Первой мировой галлы делали вполне приличные аэропланы.
— Ты еще вспомни про их кавалерию эпохи Наполеоновских войн, — отмахнулся Ганс Шмульке. — Слышишь, вас комиссар вроде заканчивает свой проникновенный спич...
Парамон Нилыч не изменил себе: новые высоты, новые горизонты, под нашим натиском никакой враг не устоит! Вперед! А теперь, товарищи, объявляется запись добровольцев на испытания новейшей авиационной техники, являющейся плодом гения советских авиаконструкторов... Ну, и буржуазных тоже.
— Запишешься? — Вася подтолкнул локтем Ганса Шмульке. — Новые впечатления, учеба, небо наконец — романтика!
— Не-не-не, — поднял руки ладонями вперед унтер-офицер. — Не чувствую призвания. Танк во-первых крепче, во-вторых ездит по твердой земле, и в-третьих ему не грозит падение из поднебесья с вполне предсказуемыми последствиями.
— Это ты будешь рассказывать, когда навернешься вместе со своим «Тапком» со скалы в Эль-Халлуфе или с обрыва на Утесе! — парировал Вася. — Новая физика не за горами. А я, пожалуй, вызовусь добровольцем — на Т-44 работы мало, командование в очновном гоняет «Тараканов» или «Лору», так почему бы не попробовать? Две военных специальности в нашем занимательном мирке не повредят...
— Удачи, — кивнул Ганс Шмульке. — Не забудь взять парашют. И не жалуйся потом, если он застрянев в облачке и тебя придется снимать оттуда дирижаблем. Альфа-тест дело серьезное и местами опасное.
— Да ну тебя, — Вася легкомысленно отмахнулся. — Потом сам жалеть будешь!
— Ни в коем случае, — покачал головой унтер-офицер. — Рожденный ползать, причем на «Тапке», летать не может. Не хочу множить сущности без необходимости...

Реклама | Adv