Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Город, которого нет

Дата: 19.02.2012 12:24:41
Remarque: Город, которого нет
— Поздравляю, господа. Нам традиционно везет как утопленникам. И ведь удачный бой получился, так нет же — опять все сломали!
Лейтенант Фюрст предъявил экипажу тактический планшет. По крошечному монитору ползли ядовито-желтые буквы: «Внеплановые технические работы на кластере RU3. О возобновлении работы кластера и нормализации логинов на RU1 и RU2 будет сообщено отдельно». Означало это вполне очевидное — «Тапок» застрял в Химмельсдорфе на неопределенный срок, от нескольких минут до часов.
— Говорите об этом так, словно произошло что-то невиданное и удивительное, — усмехнулся Ганс Шмульке, выбираясь на броню VK-4502 через дополнительный башенный люк, справа от командирского. — Помнится, в Степях почти на сутки зависли. Солнце, жарища, ни одного водоема. И ничего, живы-здоровы. Результатов боя, конечно, очень жаль...
«Тапок», как во многом идеальная машина для городских боев, успел настрелять четверых, включая столь серьезные аппараты как Е-75 и ИС-4, да еще повредил полдесятка машин, уничтоженных затем союзниками. К одиннадцатой минуте сражения на полигоне оставались лишь танк герра Фюрста и крутившийся где-то неподалеку AMX 50 120 противника, отчаянно боявшийся выехать под удар немцев — ХП у французов оставалось исчезающее мало. Единственный 128-миллиметровый фугас, даже не попавший в цель, а взорвавшийся рядом, мог отправить AMX обратно в ангар с заслуженным поражением.
— Видимо, галлы поехали брать нашу базу, но не успели добраться, — решил унтер-офицер Шмульке. — Заглохли по дороге. Ну-с, господа, что будем делать? Тут вам не Степи и не Топи, цивилизованный город. Можно отдать дань старинному и уважаемому обычаю мародерства — осмотримся, глядишь отыщем что-нибудь полезное в хозяйстве...
— Ага, статую писающего мальчика с фонтана на площади в ангар притащим, — буркнул заряжающий Йешонек. — Между прочим, в казармах поговаривают, будто на вокзале стоит нераспечатанная цистерна со спиртом, но какая именно — никто не знает. Проверим?
— Отставить, — поморщился лейтенант. — Надеюсь, сухпаек не забыли взять? И термос с кофе? Если кластер не включили сразу, нам тут куковать до вечера, а пообедать на базе мы не успели...
— Тихо! — вскинул руку Ганс Шмульке, призывая к вниманию. — Слышите? Что бы это значило?
Над городом прокатился колокольный звон. Унтер-офицер машинально взглянул на часы: все правильно, три часа пополудни. Но откуда колокола? Собор у второго респа?..
— Кажется, у нас гости, — сообщил Отто Фюрст. — Делегация в полном составе.
К «Тапку» быстро (даже с излишней торопливостью) приближался французский экипаж. Выглядели владельцы AMX 50 120 бледненько.
— Bonjour, Messieurs, — козырнул старший и представился: — Capitaine Pierre Dupin.
— Добрый день, господа, — вежливо ответил лейтенант. Вне боевой обстановки экипажи обычно вели себя по отношению друг ко другу вполне корректно. — Вам тоже не повезло застрять здесь, сочувствую.
— В городе что-то происходит, — без ненужных предисловий заявил мсье Дюпен. — Что-то очень странное. Мы никогда прежде с сталкивались с подобным явлением...
— Минуточку, — Ганс Шмульке помотал головой. — Давайте по порядку. Странностей в нашем занятном мирке хватает — вы, можно сказать, новенькие и многого не видели. Взять хоть привидение «Мауса» на болотах. Или, например, появление призрачной команды противника на вашем же респе на Мурованке!
— Да погоди ты, — нахмурился Фюрст. — По-моему, парни серьезно напуганы. Рассказывайте!
— Никогда не задумывались над тем, — понизив голос сказал капитан Дюпен, — что происходит в городах, когда мы отсюда уезжаем? Когда танки и люди возвращаются на свои базы? Оглянитесь! Полно надписей и дорожных знаков, стоят брошенные автомобили, работают телефонные будки...
— Чепуха, — не удержался Ганс Шмульке. — Хотите сказать, будто в наше отсутствие в Химмельсдорфе начинается некая своя, потайная жизнь? А еще в Энске, на линии Зигфрида, в Вестфилде?
— Там, откуда уходят люди, могут появиться другие, — сказал обуянный мистическими настроениями француз. — Мы остановились недалеко от церкви. Слышали какое-то подозрительное мычание, это был явно не человек...
— Мычание? — вздернув брови уточнил Отто Фюрст. — Корова? За жвачными парнокопытными вам, скорее, в Малиновку — коровники в основном сосредоточены там!
— Не верите? — вздохнул капитан Дюпен. — А как вы вот это объясните?.. Точнее, этих?
Со стороны министерства по «банану» уверенно топали трое небритых хмырей, в которых с большой долей вероятности можно было опознать русских пехотинцев. Живописная троица выглядела до крайности потрепанно — никакого сравнения с чистенькими комбинезонами и отглаженными гимнастерками танкистов из советской казармы!
Завидев стоящий посреди улицы танк, незнакомцы наставили на экипаж лейтенанта Фюрста оружие — пистолеты-пулеметы Шпагина. Тот, что поменьше ростом уверенно выдал:
— Хенде хох!
— Че... Чего? — изумленно заикнулся Ганс Шмульке.
— Оставь, — второй русский, в белесом ватнике и ушанке с красной звездой, опустил ствол и дал знак остальным не дергаться. — Это не наши. В смысле, совсем не наши, хоть и немчура. Да и союзники вроде тут — французы? Здравствуйте вам, господа хорошие. Рядовой Дмитрий Петренко, 150-я стрелковая дивизия, 3-я ударная армия. А это товарищи Резнов и Чернов. Закурить не найдется?
Капитан Дюпен с совершенно обалделым видом извлек из кармана кителя пачку сигарет «Gauloises». Передал.
— Вы, простите, откуда? — Шмульке обрел дар речи. — И куда направляетесь?
— А вам зачем знать? Хотя, это не секрет — из Панкова в Берлин, — сказал Петренко.
— Да я о другом...
— А-а, понятно! «Зов долга: Мир в войне». Или, если по-басурмански «Call of Duty», слыхали?
О чем-то похожем в казармах WoT поговаривали — иногда случались так называемые «прорывы», сопряжения разных сфер Вселенной Жесткого Диска. Очень многие из этих измерений выглядели крайне неуютно и были населены кем угодно, но только не людьми. А тут, надо же, счастливое исключение.
— Мы о вас тоже знаем, — сообщил рядовой Петренко, — Даже собирались перебраться к вам насовсем, но ведь не возьмете? Завидую танкистам — война как война, без всяких извращений вроде зомби, адских гончих, космических обезьян и прочей дребедени...
— Космические обезьяны? — с потерянным видом уточнил лейтенант.
— Они самые. Воруют перки. Впрочем, вам это не особо интересно. Сказали бы лучше, как к вам в Мир Танков записаться? «Зов долга», конечно, роднее и привычнее, но надоело — сил нет! Из страшной сказки хочется обратно, в обычную реальность...
— А ну-ка быстренько забираемся в машину! Все до единого, — помертвевшим голосом сказал Ганс Шмульке, различив неясное шевеление в дальнем конце улицы. — «Тапок» большой, поместимся. Что-то мне не нравятся во-он те типы в черном и с эсэсовским повязочками на рукавах! Глазки желтым горят!
— Зомби-нацисты, как есть, — мигом определил Петренко хватая за шиворот тощего французского капрала и подталкивая его к люку мехвода. — Вслед за нами прибежали, паразиты... Да быстрее же!
Люки успели запереть в самый последний момент. Шмульке несколько преувеличил: VK4502 при всех своих внушительных размерах не был предназначен для комфортного размещения двенадцати человек. Набились как шпроты в банке, не повернуться.
Теперь стало ясно, что за мычание слышали французы — вокруг «Тапка» бродили чуть не два десятка «детишек доктора Людвига Максиса», создателя это вопиющего безобразия из «Call of Duty». Уроды в черном с серебром царапали когтями по броне, подвывали, лазили по танку и вообще вели себя непринужденно, как зомби и положено.
— Если вскорости не включат сервер, — прокряхтел Шмульке, — нас сожрут. Судя по звукам, они начали вскрывать решетку моторного отделения и отковыривают командирский перископ... Да что ж за наказание такое!
Неожиданно вернулись привычные звуки — заработал двигатель, включились рация и тактический планшет. Да неужели? Ура, спасение!
По брусчатке загрохотали гусеницы — кто-то подъехал в «банан» на танке. Раздалось низкое шипение, сменившееся визгом живых мертвецов. Через вентиляционные люки донесся запах гари и непонятная химическая вонь.
— Вылезайте, — сообщили по рации. — Все кончено. Территория обеззаражена.
Рядом с «Тапком» стоял Т-34-ОТ, огнеметный. Машина не запущенная в серию и применявшаяся службой безопасности «Варгейминга» как раз в таких критических ситуациях.
— Все живы? — из люка выглянул сотрудник безопасности из центрального офиса в белом комбинезоне РХБЗ. Присвистнул, оглядев остовы сгоревших зомби. — Давненько таких прорывов не наблюдалось... Сейчас вызовем тягач и отбуксируем вас в ангар!
— А с этими что делать? — Фюрст указал на русских. — Некрасиво получается...
— Отведите в вашу столовую, накормите, а потом пусть идут на все четыре стороны, — отрезал представитель фирмы. — Мы за них не в ответе! Развели, понимаешь, нечистую силу...
— И то хлеб, — согласился рядовой Петренко. — Отдохнем, отмоемся. Баня-то у вас есть? Вот и отлично. А дальше снова, дорога без конца. Эх, ну почему так несправедливо? Эпоха одна, а судьба такая разная?..

Реклама | Adv