Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Туман войны

Дата: 13.01.2012 15:14:23
Remarque: Туман войны
— Ничего себе начало глобальной войны, — комиссар Парамон Нилович Котятко высунулся из командирского люка «Черчилля» и оглядел в бинокль округу. Вокруг танка висела сплошная белесая пелена. Прямая видимость не более четырех-шести метров. — Эй, наводчик?
— Слушаю, товарищ майор! — глухо донеслось откуда-то снизу. По тону младшего лейтенанта Иванова было понятно, что он сам ничего не понимает. — Видимость нулевая! Никуда не едем!
Вокруг старичка «Черчилля» висело серо-сизое марево. Теоретически, сейчас должна была происходить клановая высадка на полигоне «Перевал», однако на тактическом планшете товарища Котятко не отображались ни враги, ни даже танки союзников. Вокруг висела непроглядная Мгла.
— Эт-то что еще такое? — нахмурился комиссар, ощутив сильный толчок. В борт «Черча» по касательной въехал другой танк и остановился рядом. Судя по вырисовывающемуся в тумане силуэту — VK4502.
— Здравия желаю, герр майор! — на башню «Черчилля» вихрем взлетел белобрысый молодой человек. Парамон Нилыч моментально его опознал: унтер-офицер Ганс Шмульке из немецкого ангара, наводчик «Тапка». Свои. — Что происходит?
— Сам не знаю, — пожал плечами комиссар. — Рация молчит. Никакой связи с командой. Что ваш командир?
— Господин лейтенант Отто Фюрст приказал найти кого-то из своих и далее действовать по обстановке! — отрапортовал Ганс Шмульке.
— Сейчас посмотрим, — товарищ Котятко выбрался из командирского люка и вслед за немецким унтер-офицером осторожно спрыгнул на землю. Рядом с «Черчиллем» застыл тяжелый VK4502, въехавший ленд-лизовскому страшиле в корму. Хорошо, движок не повредил. Туман не рассеивался. — Шмульке, мы с какой стороны?
— Южный респ, герр майор! Можем выйти на ледник и далее действовать по обстановке. У вас премиумный танк и золотые снарядики — прикрывайте.
— В таком мареве? — пожал плечами товарищ Котятко. — Ладно, это лучше чем остаться совсем в одиночестве. Мы на «Черчилле» прячемся за вами, вы идете вперед. Уходим с респа вниз, выворачиваем на ледник, а дальше... Как получится! Рация не работает, мы пойдем след в след!
— Как прикажете, герр майор!
— Ну вот как такое понимать? — лейтенант Отто Фюрст, командир «Тапка» не отрывался от перископа. Обе машины очень медленно двинулись в сторону респа противника по прямой, терять все равно нечего. — Вообще ничего не вижу! Теоретически, сейчас справа должен быть водопад, потом поворот снова направо и подъем на ледник... Едем по-памяти!
— Точно так, — отреагировал мехвод, знавший карту «Перевал» как свои пять пальцев. — Пускай и вслепую.
В ушах экипажа зазвенело. Обычно, когда в башню попадает «чемодан» от арты или снаряд от другого тяжа впечатления совсем другие — глухота, резкая головная боль, потеря зрения. А тут именно зазвенело, будто в колокол ударили. Было слышно как «Черчилль» громыхнул пулеметной очередью — у этого ленд-лизовского англичанина скорострельность неимоверная, один снаряд чуть больше чем за полторы секунды при вполне внушительном калибре.
— Что за чертовщина? — Отто Фюрст откинул люк командирской башенки. — Что это было?
— Это были мы, — возле правого борта «Тапка» стоял вражеский AMX 13-75 c несколькими пробоинами в борту. Гусеница сбита, ведущее колесо после удара об «Тапок» отвалилось. Французский капрал виновато пожал плечами. — Мсье, извините, мы просто вас не заметили. Таранили вслепую в борт, потеряли половину ХП, а еще ваш союзник добавил бронебоями...
Из командирского люка «Черчилля» выглянул Парамон Нилович и показал вытянутый большой палец. Типа, все отлично. Поврежденный AMX 13-75 вспыхнул свечкой — пробит бак.
— Мсье, — горько сказал француз. — Это уже не игра, а сущий ужас. Может быть договоримся? Вы нас отсюда вывезете, а мы вам бутылку бургундского? Ничего ведь не видно!
— Забирайтесь на броню, — вздохнул лейтенант Фюрст. — «Тапок» большой, места всем хватит...
Поехали дальше. Обещанный разработчиками «Варгейминга» «Туман войны» постепенно начинал становиться «Мглой» Стивена Кинга. Неизвестно куда заведет дорога в сизой пелене, особенно если учитывать особенности вселенной «Жесткого диска».
Ветерок разорвал марево, прямо впереди показались странные фигуры. Отто Фюрст приник к окулярам перископа, несколько секунд ушло на опознание.
— Назад, назад! — заорал командир танка, увидев сражение между горгульями, орками и древними чудовищами. — Это же Герои Меча и Магии! Полный назад!
— Мсье, — в люк заглянул обалдевший француз и сунул в руки Отто Фюрста шелковую тряпку. — Должно пригодиться — плащ короля Нечисти, который поднимает треть поверженных войск в виде скелетов! Пока отходили подобрал!
— А ну-ка попробуем! — Ганс Шмульке выхватил плащ, надел на себя и за «Тапком» моментально воздвиглись стройные ряды костяных «Ляхттракторов». — Прорвемся! Командир, полный назад!
«Тапок», давя гусеницами нечисть, начал прорываться в свой мир. Сидевшие на броне французы отстреливались из пистолетов. Орды личей и зомби выкашивал скорострельный «Черчилль».
* * *
...— Ффу, господа товарищи, — комиссар Котятко утер пот со лба. «Тапок» и «Черчилль» наконец прибыли на базу. — Предлагаю за победу стаканчик «Переваловки»!
Задушевно выпить не получилось
Над американским ангаром засверкало зеленым и алым, выломав ворота на плац выехал Т30, сверху донизу обсиженный морлоками из World of Warcraft. Взвыла сирена, забегали сотрудники центрального офиса «Мира Танков» в костюмах химико-биологической защиты. Мимо промчался менеджер «Варгейминга» с ранцевым огнеметом.
— Уйдем, — сказал товарищ Котятко. — Пусть сами разбираются. Обещали «Туман войны» нормально сделать? Вот пускай и доделывают.
По танкистской базе бегали перепуганные гноллы, дендроиды и троглодиты. В центральном офисе «Варгейминга» объявили боевую тревогу и угрозу вторжения.
В русской казарме разливали «Переваловку» товарищ Котятко и герр Фюрст с герром Шмульке — было принято решение с высадками подождать.

Реклама | Adv