Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Коллективизация

Дата: 23.12.2011 13:05:32
Remarque: Коллективизация
— ...Надоело! Да сколько же можно! — Ганс Шмульке пнул основание боеукладки справа по борту и едва не сплюнул прямиком себе на штаны. — Вот уж если не везет, то не везет от души!
Новенький Е-75 намертво встал прямо посередине «банана» в Химмельсдорфе, до этого направляясь по привычному маршруту «от министерства к церкви». Прямо впереди маячили силуэты вражеских КТ, ИС-4 и незнамо как попавшего в бой к тяжам «Вульверина» — прятались за уголком.
Остановились все: на горке застряли Т-54 и Е-50, а снаряд Объекта-212» завис где-то над железной дорогой так, что 203-мм «чемодан» можно было разглядеть из любой точки города.
— Или обрыв связи, или сервер опять подвис, — уверенно сказал унтер-офицер Фюрст, откидывая люк командирской башенки. — Кажется, надолго. Пошли гулять, все равно делать больше нечего. Хоть проветримся — два часа безвылазно опыт нарабатываем, надо размяться.
— Сигнал к продолжению боя все равно услышим, — согласился Ганс Шмульке. — Или сразу выбросит в ангар... Действительно, прогуляемся, посмотрим достопримечательности.
Обошли развалины на углу, выбрались на площадь с фонтаном. Поручкались со взводным экипажем: эти тоже объезжали новинку, только вчера купленный Т95. Обменялись шуточками на тему, что амеровская ПТ, несомненно, педальная — внутри вместо двигателя сидят полсотни ботов-унтерменшей и крутят цепной привод. Командир Т95, здоровенный негр неуловимо похожий на Майкла Кларка Дункана, на «унтерменшей» немедленно обиделся.
— О, гляди, наш командный ИС-7, — вытянул руку герр унтер-офицер. — Досталось ему...
Прямо посреди площади стояло закопченное от катков до башни чудовище с несчитанным множеством вмятин на броне. На надгусеничной полке сидел белобрысый иван и уткнувшись лицом в черный танковый шлем рыдал чуть не в голос.
— Вдруг случилось что-нибудь? — озаботился Ганс Шмульке. — Пойдем спросим. Хоть и русские, и команда рандомная, но бросать своих в беде нехорошо. Эй, приятель, с тобой все в порядке?.. И где все остальные?
Иван посмотрел на немчуру злыми покрасневшими глазами и, не удержавшись, снова заревел:
— Гадство! Где-где, внутри! У всех контузия!
— А аптечка? — спросил унтер-офицер Фюрст. — У нас, например, есть... Всего два десятка золотых...
— Аптечка, говорите? — всхлипнул русский, в котором начала просыпаться классовая ненависть. — Двадцать голдов, говорите? Буржуи проклятущие... А он... Он... Бли-ин, ну почему именно у нас такой облом?!
— Кажется, подразумевает свое командование, — шепнул Ганс Шмульке на ухо унтер-офицеру. — Похоже оно и впрямь того... Неадекватно. Ну кто же на ИС-7 едет напрямую через площадь, прямо под артами? От начала боя едва три минуты прошло, а по моей оценке у «лунохода» процентов тридцать осталось.
— Вроде взрослый человек! — рявкнул иван, саданув кулаком по броне. Видать, расслышал. — Первый курс института! Выкачал ИС-7, а толку? Да вы представить себе не можете, что он творит!
— Ну почему же, — осторожно сказал Ганс Шмульке. — Наоборот, по состоянию танка очень хорошо видно.
— Какие, к черту, аптечки? — жаловался русский. — Ремнабор? Думать забудьте! Огнетушитель? Тьфу! Все серебро спускает на «новые ветки»! Купил, погонял, бросил, как сломанную машинку! Все экипажи только после танковой школы, какая там академия? Что ни день — новый танчик, нас держит только чтобы «ногебать»! Хоть бы раз доппаек купил, гнусная самка собаки! Не жизнь, а сплошной Освенцим с Дахау! Вы когда-нибудь в Малиновке прямо по полю против трех «Маусов» и четырех тяжелых арт ездили? В Кошмарине ИСом-7 мост перекрывали? Собственную арту гусеницами давили только за то, что сплэшем задела?..
Тут русский камнепадом спустил такой могучий обвал казарменной лексики, что Ганс Шмульке полез в карман за блокнотиком — записать. Единственными приличными словами в этой тираде были «великовозрастная школота», «массовые расстрелы», «биореактор» и «жертва выкидыша».
— Жуть какая, — поежился Ганс Шмульке, когда русский сделал паузу, чтобы набрать воздуха в легкие. — Герр Фюрст, надо бы помочь человеку...
— Слушай, — унтер-офицер подергал русского за рукав. — Ты данные своего командования знаешь? Есть шанс, путь и небольшой... Кодовое имя, ник какой?
— Alex_nogebator, — сказал русский, как сплюнул.
— А e-mail? Вы должны знать, это обязательно прописано. Может в клане каком состоит?
Русский продиктовал, не преминув заметить, что злодейский Alex под этим же мылом в перерывах между безрезультатными нагибами ставит сердечки Вконтакте и шлет лайки на Фейсбуке: некие параллельные измерения, соприкасающиеся с WoT. Словом, найти его можно запросто.
— В общем так, — быстро шептал Ганс Шмульке. — У нашего командования свой клан, люди вменяемые... Если шефа попросить, пошлет приглашение вашему руководству, проверим на деле во взводных боях. Кой-чему научим, постараемся показать, что такое работа в команде — он похоже одиночка, не понимающий, что вместе работать продуктивнее и выгоднее. Что хорошая компания — это именно то, что надо!
Во взгляде русского мелькнула слабая искра надежды.
— Неужто правда?
— Как получится...
— Парни... Да ради такого... Я вас даже фашистами называть не буду!
— Экипажи, по машинам! — разнеслось по площади. Сервак заработал.
— Не унывай, — бросил ивану на прощание Ганс Шмульке и со всех ног бросился к стоящему на перекрестке Е-75.
Минуту спустя над площадью и ИС-7 поднялся столб оранжевого пламени и дымных струй. Листы брони «лунохода» разлетелись вплоть до железной дороги.
— Alex_nogebator, — повторил герр унтер-офицер. — Запомнил... Докладную наверх — немедля по возвращению на базу! Наводчик, цель право двадцать два! Фугас!..
* * *
(две недели спустя)
— Шмульке, — в казарму заглянул дневальный. — бегом в диспетчерскую, личное сообщение пришло! Тебе-тебе! Шевелись!
Депеша гласила: «Привет, Ганс! Все срослось, все пучочком. Спасибище! Может во взводе погоняем? Иван.»
— Вот как? — изумленно покачал головой герр Фюрст, увидев распечатку послания. — Неужто получилось? Слушай, а точно — я недавно с русскими разговаривал, в клане какой-то новенький появился. Сначала был дуб дубом, записался на тренировочные бои, теперь сам комиссар Котятко говорит, что из него выйдет толк. Поехали, проверим?
— Нет ничего хуже неадекватного ИС-7 в команде, — осторожно сказал Шмульке. — Ладно, попробовать можно. Я побежал в диспетчерскую, создавать взвод, вы готовите машину к выезду...
Получили боевое задание — неудобоваримый Кошмарин, от которого экипажи всех тяжелых танков шарахаются как от чумы. Выехали на респ, обменялись любезностями: мол, рады видеть. Пошел обратный отсчет.
«Тапок — на тебе прикрытие острова, — зашуршала рация. — Я не тороплюсь, кроешь мне корму вместе с Т-54. Под арты не суемся, ждем — они сами припрутся...»
— Речи не мальчика, но мужа, — пожал плечами Отто Фюрст. — Хорошо, пускай командует. А мы посмотрим, что получится.
Бодрое и скоротечное рубилово на острове закончилось убедительной победой: ИС-7 с качественным прикрытием — жуткая машина. Уделали Е-100, два ИС-4 и зачем-то сунувшегося в свалку взрослых «Мерседеса» DB. Средние начали брать вражескую базу, устроив заодно рейд по тылам — грызть арту.
Из знакомого ИС-7 выбрался белобрысый лейтенант, совершенно не похожий на измученного и несчастного паренька, встреченного когда-то в Химмельсдорфе. Иван вихрем взлетел на башню VK4502 и согнутым пальцем постучал в люк. Унтер-офицер высунулся наружу — опасности уже никакой, враг повержен, осталось добить ПТ спрятавшихся по углам полигона.
— Обещал фашистами не называть — слово сдержу, — радостно сказал русский. — Это самое меньшее, что я могу для вас сделать. Спасибище!
— За что? — удивился герр Фюрст. — Мы ничего такого особого не сделали.
— Вправить мозги нашему командованию — это надо было уметь, — твердо сказал Иван. — Правы были товарищи Ленин и Сталин — коллективизм есть залог победы! Одно дело воевать с людьми незнакомыми — даже если подведешь, тебе ничего не будет. Совсем другое — своих подставить. Да вы не представляете какие у нас в казарме изменения! Едва начали кататься вместе — все экипажи учиться отправили. Дорогое оборудование закупили!
— Прячься, кретин! — заорал Фюрст, сталкивая русского лейтенанта с башни и захлопывая люк. — Бегом!
Из-за холмика неожиданно выполз вражеский «Ягдтигр», нацеливавшийся на остановившихся у съезда с острова ИС-7 и VK4502.
Над «Луноходом» опять поднялось облако оранжевых искр, засвистели обломки брони. Растерянный лейтенант замер у борта «Тапка». Последнюю вражескую ПТ нанесшую удар в самый неожиданный момент немедленно прихлопнула артиллерия.
— Коллективист, — сквозь зубы процедил Ганс Шмульке. — Сначала бы отучился от пустой болтовни, пока бой идет... Еще учить и учить!

Реклама | Adv