Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Маус Баскервилей

Дата: 16.12.2011 13:31:27
Remarque: Маус Баскервилей
— Я знал, что патчи отрицательно воздействуют на неокрепшую психику, — сказал Ганс Шмульке, будучи не в силах оторваться от перископа. — Только посмотрите на этого клоуна!
Союзный ИС-4 зачем-то притащил в бой низкоуровневого совзводника — Т-34 образца 1939 года. Оказавшийся в компании взрослых дядь малыш развернул башню на 180 градусов и теперь катался вокруг флага вперед кормой, при этом нещадно засоряя эфир воплями «Я та-апок! Я тапок!».
— Отдаленное сходство есть, — согласился унтер-офицер Фюрст. — Вы мне лучше скажите, куда тут ехать? Тактический планшет не поможет, толку-то от него сейчас...
В боевом задании было указано название нового полигона — «Топи», что однозначно не сулило ничего хорошего обладателям тяжелых танков: достаточно вспомнить заболоченную низинку в ущелье Ласвилля или мелкое озеро на Рудниках, где скорость машины снижалась до минимума, а про маневренность лучше было вообще забыть.
— Навевает вселенскую тоску, — ответил Шмульке, успевший оценить мрачный пейзаж. — Тучи, солнце зашло, сырость даже здесь чувствуется, а из вентиляции торфом и гнилью несет... Лучше бы нас на Песчаную реку отправили.
— Берем право тридцать, — скомандовал унтер-офицер. — Там дорожка и деревенька, пока лучше спрятаться. Поедем вперед когда обстановка прояснится, незачем зря рисковать на незнакомой карте — для этого светляки есть...
Замок, — жутковатый и полуразвалившийся, — остался по левую руку. Над шатровыми башнями кружило воронье. Это сооружение ничуть не напоминало огромный замок в Эрленберге или крепость на линии Зигфрида, именно в таком месте просто-таки обязаны совершаться лютые злодейства, обитать вампиры с вурдалаками и всякая прочая нежить с нечистью, а в донжоне непременно должна находиться комната со скелетами жен Синей Бороды.
Деревня за замком оказалась ничуть не лучше: безобразные обшарпанные строения в которых могли жить только нехорошие и злые люди, в центре страшненькая квадратная башня, сразу напомнившая о прошлогоднем визите на базу подозрительного типа по имени Геральт, рассказывавшего леденящие кровь страшилки про «склеп Стрыги» и чудищах, о которых к ночи даже вспоминать не рекомендуется, не то что говорить о них вслух.
— Это они нарочно, — ободряющим тоном сказал унтер-офицер. — Обычные шуточки разработчиков! Отвлечь нас от боя — помнится, в первое время на Перевале я мог часами на водопад смотреть... Тут все то же самое, только с отрицательным знаком: вонища, комары и декорации фильма ужасов!
— Лучше бы чем-то полезным занялись, — отозвался Шмульке. — Видите мостик через речку? Деревянный, между прочим. Он и КВ-то не выдержит, не то, что супертяжелые танки! Давно пора проработать проходимость техникой инженерных объектов!
...— После чего мы успешно навернемся в пропасть с мостика на том же Перевале, — огрызнулся Фюрст. — Тогда как VK4502 летать не приспособлен, если, конечно, в World of Warplanes не придумают чего новенького специально для танков... Тихо! Засвет пошел!
Каким бы новым и неисследованным был полигон, схема мышления большинства легких Т-50 не менялась никогда: не дожидаясь пока встанет и наведется артиллерия и потдянутся хотя бы средние танки, необходимо лететь вперед сломя голову в надежде получить нашивку «Разведчика». Толку от этой тактики ноль и по опыту Ганс Шмульке знал, что профессиональных светляков — один на тысячу. Так вышло и сейчас: трех легких накрыло перекрестным огнем прямо на деревянной переправе.
— Вот это уже серьезная проблема, только непонятно у нас, или у них, — пожал плечами герр Фюрст. — Пока будем расталкивать трупики на узком мосту, накроет артиллерией и живыми не уйдем. В объезд далеко, не успеем.
— Все остальные в ту сторону поехали. Остаемся. Мало ли!
Пять минут. Семь. Одинокий «тапок» охранял брошенную деревню, тогда как самая мясорубка развернулась у дальнего моста. Погиб вражеский Т30, союзный Т-54 прорвался к респу противника и вырезал две из трех арт, пока не получил в башню чемодан от уцелевшего «Объекта 261», исчезали с планшета ИC’ы и «Тигры».
— Некрасиво получилось, — виноватым голосом сказал Отто Фюрст. — Ребята бьются, а мы тут, если говорить по-русски, kustodrotscherstvuem.
— Но кто-то же должен прикрывать фланг? — возразил Шмульке. — Сколько раз бывало — думаешь, что проход перекрыт наглухо, а тут прилетает взвод тяжей неприятеля.
— Некому прилетать, — буркнул унтер-офицер. — Остались мы и «Обьект» противника, причем, подозреваю, поврежденный. А у нас полные сто процентов. Решено, поехали напрямую, через болото! Три к одному за победу. Успеем добраться до их флага, а дальше — по обстановке!
Выехали за крепость, на унылую равнину с редкими чахлыми березками. В полутьме мерцали зеленоватые огоньки гнилушек. Скорость упала до минимума — если машина застрянет, вытаскивать ее придется самое малое взводом ИС-7.
— Вижу цель, — сообщил Ганс Шмульке и вдруг осекся. — Что за чепуха? Откуда он здесь? И почему значок на планшете не красный, не зеленый, а синий??
Прямо впереди, между открытых промоин, стоял «Черчилль» невиданной бурой окраски с трехцветной розеткой в качестве опознавательного знака. Француз? Каким ветром его сюда занесло?
Открылся бортовой люк, оттуда выбрался усатый тип в колониальном пробковом шлеме, галифе и френче. Замахал руками.
— Вы не поверите, — проговорил унтер-офицер. — Но это англичанин! Честное слово, настоящий англичанин! Глуши мотор!
— Джентльмены! — британский майор схватился за сердце. — Наконец-то встретил цивилизованных людей! Помогите!
— Сэр? — изумленно сказал Ганс Шмульке, высунувшись из люка мехвода. — Кто вы?
— Милорд, — уточнил англичанин. — Умоляю, заберите меня отсюда! Скоро окончательно стемнеет и на болотах появится ОН...
— Ничего не понимаю, — помотал головой Шмульке, — Кто «он»? Чего вы так боитесь?
— Мой предок, сэр Хьюго, владелец замка, который я теперь унаследовал, однажды затимкиллил на болотах «Матильду», — торопливо объяснил господин в шлеме, — С тех пор наша семья проклята и каждого потомка беспутного Хьюго преследует гигантское чудовище, призрак невиданного монстра!
— Монстр? Здесь? — ефрейтор переглянулся с герром Фюрстом. Было очевидно, что у милорда не все в порядке с головой.
Ожила рация: к небывалому удивлению экипажа, вражеский «Объект 261» во всех диапазонах передавал просьбу о помощи — «Тапок, спаси меня! Квадрат А-1! Быстрее!»
— Забирайтесь в танк, — скомандовал унтер-офицер, — Живо! Черт знает что происходит!
Взревел двигатель и мехвод направил машину по прямой к ближайшему сухому участку. Продрались через торфяники, выехали на дорожку и со всей возможной быстротой покатились к респу противника.
— Ой, — громко сказал Отто Фюрст, заглянув в командирский перископ. — Чертовщина, как я и говорил!
Возле флага и впрямь раскатывало проклятие Топей — светящееся холодным голубым огнем привидение «Мауса»-тимкиллера. С призрачной брони смотрел пустыми глазницами оскалившийся череп. На планщете мигнула красная точка — «Объект» удирал от страшилища на всех парах.
— Фугас заряжай, — скомандовал герр унтер-офицер. — Не беспокойтесь милорд, с привидением, которое преследовало ваш род сейчас будет покончено навсегда...
Выстрел, оранжевая вспышка разрыва. Свистнул порыв ледяного ветка и в отдалении разнесся тоскливый вой танкового гудка. Синее чудище сгинуло.
— Отвезем вас на базу, в комендатуре решат, что с вами делать, — удовлетворенно кивнул Фюрст англичанину и щелкнул тумблером на рации. — «Объект», возвращайся — можно воевать.
— Какое там, — донеслось из динамиков сквозь треск помех. — Сорок секунд осталось. Согласен на ничью.
«Тапок» выбросило в ангар. Милорд снял шлем, вытер лоб платочком и тихо-тихо сказал:
— И запомните господа: никогда не выезжайте на Топи ночью, когда силы зла властвуют безраздельно...

Реклама | Adv