Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Боевые подруги

Дата: 07.03.2014 18:18:30
OLEG_PODAY_PASSATIZHI: Новое игровое произведение в разделе «Легенды танкистов». Читать сказку на портале       После праздничного ужина посвященного Международному женскому дню в клубе танкистской базы было тесно — экипажи собрались послушать комиссара Котятко, отличного рассказчика и человека, хорошо знакомого с некоторыми «тёмными» эпизодами истории. — У летчиков много историй про девушек-авиаторов. А вот отыскать героиню в танковом шлеме — задача не из легких, — говорил Парамон Нилыч. — Танк, в отличие от самолета, штука тяжелая. Ездит, понимаешь ли, по земле, и весит десятки тонн. Ганс Шмульке немедленно возразил: — Самолет, будем объективны, тоже предмет не легонький и тоже весит не одну тонну. — Да, но он все-таки летает… Не будем отвлекаться. Женщина в танке — своего рода нонсенс. Попасть в танковые войска у девушки практически не было шанса. Это не наш уютный Мир Танков, где прекрасная дама может спокойно гонять на «Маусе» и ничего, как говорится, ей за это не будет. Подал голос товарищ Сухов, командир ИС-4: — Не всегда можно понять, откуда у человека является желание непременно сражаться на танке и ни на чем ином. Может, душа лежит. Есть же такая необъяснимая вещь, как призвание. — Вот не знаю, не легенда ли… — продолжил товарищ комиссар. — Рассказывают про девушку по имени Александра Ращупкина, которая, прямо как в фильме «Гусарская баллада», под мужским именем окончила курсы «механиков-водителей танка» и сражалась в составе Шестьдесят второй армии на Т-34. — И что, никто так ее не раскрыл? — пожал плечами лейтенант Фюрст. — Слабо верится. — Свои, может, и знали… Важнее другое: была такая самая настоящая героиня, Александра Митрофановна Ращупкина, механик-водитель танка, награжденная орденами и медалями. Кстати, не она одна служила механиком-водителем. Екатерина Петлюк воевала на танке со смешным именем «Малютка». Ну, кому смешно, а фашистам было не до шуток. — Знаю! — воскликнул Сухов. — История известная. Танк этот, Т-60, построили на средства, которые прислали дети… — Что еще за дети такие? — изумленно протянул немецкий лейтенант. — Дети из Омска, совсем маленькие — дошкольники, — пояснил Парамон Нилыч. —  Они хотели помочь Красной Армии и отдали на строительство боевой машины карманные деньги. Разбили копилки. Так и не купили себе игрушек. Зато вот отправили сражаться с фашистами хоть маленький, да настоящий танк. Отсюда и название «Малютка». — Кстати, а сколько денег прислали советские дети? — Сумма набралась немалая — 160 886 рублей. Хорошая игрушка в те годы  стоила около восьми рублей, это так, для сравнения. «Малютка» была связным танком: шла позади Т-34. Если какой-нибудь из «больших» был подбит, то она приближалась к нему, помогала экипажу, доставляла запчасти, передавала информацию. Начинала Петлюк на Сталинградском фронте. Позднее, двадцать девятого июля сорок третьего она отличилась в боях за переправу в районе Философово: ведя танк в атаку, маневром обеспечила исход боя, уничтожила одну ПТО, миномет и два пулемета, разрушила блиндаж немцев. — А почему механик-водитель вел, точнее — вела бой? — уточнил Шмульке. — Потому что командир был ранен. Екатерина успела оказать ему первую медицинскую помощь, сама тоже была ранена, но в госпиталь идти отказалась. У нее орден Красной Звезды, Медаль «За отвагу»… Она прошла тяжелые бои за Сталинград, Курск… После тяжелого ранения в двадцать пять лет стала инвалидом. — А после войны? Мирно жила в Одессе и работала заведующей бюро ЗАГСа… — развел руками комиссар, —  Ничего более мирного и представить нельзя. — А самая знаменитая женщина-танкист — кто? — Их так мало, что каждая, наверное, знаменита. — Кстати, сколько всего их было? — спросил командир ИС-4. Факты, как говорил Ленин, вещь упрямая, но зачастую трудноуловимая… — товарищ комиссар поднял глаза к потолку, припоминая. — Можно найти сведения о том, что всего танкисток было девятнадцать. — Слово-то какое — «танкистка». Звучит как исключение из правил! — А они и были исключением… Ну вот, например, что может быть достовернее документов о представлении к награде? Пишет командир, практически — в двух шагах от поля боя. Но в одном документе будет указано, например, два дня в осаде, в другом — три дня, в одном — три пушки уничтожено, в другом — две пушки уничтожено… Чуть-чуть сдвинуты даты, цифры. Может быть, это не так и важно. Если, конечно, не ты — тот неудачник, которого героиня раздавила своим танком. Может быть, самой знаменитой стала Мария Васильевна Октябрьская. О ней многое известно. Она — Герой Советского Союза. Это ведь она сражалась на танке Т-34, который носил личное имя «Боевая подруга». — Эту историю я тоже знаю, — кивнул товарищ Сухов. — Она, кстати, тоже была механиком-водителем. Восемнадцатого ноября сорок третьего года в районе Новое Село Октябрьская гусеницами танка раздавила пушку и, как пишут в наградных документах, «до пятидесяти солдат и офицеров» противника, как пишут в наградном листе. — Точно! — согласился Парамон Нилыч. — Сама Октябрьская была легко ранена, танк ее подбит. Но Мария не оставила «Боевую подругу» и двое суток оставалась в фактически осажденном танке. И только после эвакуации Т-34 с поля боя наконец ушла в медсанбат. И снова вернулась в строй — восемнадцатого января сорок четвертого «Боевая подруга» уничтожила три пулеметных точки с обслугой. И опять танк был подбит снарядом противника. Октябрьская вновь отказалась покинуть свой танк. Под огнем она с экипажем занималась ремонтом гусеницы. Второе попадание — Октябрьская тяжело ранена в глаз. Ее отправили в госпиталь, но спасти не сумели. Посмертно гвардии сержант Мария Октябрьская получила звание Героя Советского Союза. Она служила в Двадцать шестой гвардейской танковой бригаде. — А как вообще появился у этой героической женщины свой «личный танк»? — осведомился один из англичан, — у нас нечто подобное было просто невозможно, хотя именно Британия является родиной эмансипации! — Она его купила, — просто сказал комиссар Котятко, вызвав удивленные присвистывания у англо-американских слушателей.  — Да, не только колхоз, не только все дети Омска, но и отдельный советский человек вполне мог купить танк. При большом желании. Если есть трудовые сбережения. Еще в августе сорок первого Мария Октябрьская потеряла мужа, капитана Илью Октябрьского, который погиб на Западном фронте. Он был командиром роты, танкистом. Все личные сбережения, около пятидесяти тысяч рублей, Мария внесла в Госбанк их на постройку танка и обратилась к Сталину с письмом. Она просила дать танку имя — «Боевая подруга» и писала о желании отомстить врагу за гибель мужа. — Стоп, — покачал головой унтер-офицер Шмульке, — Нельзя же с бухты-барахты стать водителем танка — просто из желания покарать виновников смерти близкого человека? — Октябрьская подходила по всем статьям: имела специальность шофера и, как многие советские люди той поры, была ворошиловским стрелком. Так что Сталин просьбу удовлетворил и направил Октябрьскую в Ульяновское танковое училище. Остальное мы знаем…Кстати, сам танк «Боевая подруга», уже с другим экипажем, дошел до Берлина. — А вот была еще одна девушка на Т-34 — механик-водитель Валентина Крикалева. Сражалась на Ленинградском фронте, — напомнил товарищ Сухов. — В бою была повреждена гусеница, и Валентина принялась за ремонт. Там ее скосила пулеметная очередь. Короткая история. — Или вот еще одна девушка — Мария Лагунова, — подхватил комиссар. —  Тоже механик-водитель. О ней чуть ли не романы пишут: как девочка из многодетной бедной крестьянской семьи, потеряв на фронте любимого брата, решила бить врага, и непременно на танке. Работа дежурным электриком цеха на фабрике «Уралобувь» в Свердловске мало ее удовлетворяла, ей хотелось настоящего дела. Зимой сорок второго года Лагунова служила в батальоне аэродромного обслуживания на Волховском фронте, в нескольких километрах от передовых позиций. Трактором очищала аэродром от снега, доставляла горючее, боеприпасы самолетам. Она простудилась, началось воспаление легких. Два месяца госпиталя, а потом неожиданно все изменилось. В запасной полк, где Мария работала киномехаником, прибыл военпред с Урала — отбирать людей для курсов танкистов. Лагунова стала проситься на эти курсы. Ей отказали раз, и другой. Тогда она написала Михаилу Ивановичу Калинину. В те годы многие писали если не Сталину, то «всесоюзному старосте». Добрый дедушка Калинин приказа «Марусю» взять в танковые войска. Деваться некуда — взяли. И не пожалели. «За все время маршей тов. Лагунова свой танк довела до исходных позиций, не имея ни одной поломки, — пишут в наградном листе. — Двадцать четвертого августа сорок третьего года танк, где механик-водитель тов. Лагунова, первым ворвался в дер.Княжичи и уничтожил одну противотанковую пушку и до двадцати солдат и офицеров противника. Тов.Лагунова смело и решительно вела свою боевую машину на штурм вражеского узла сопротивления». — Как-то непривычно и… пожалуй, трогательно звучат эти глаголы в женском роде — «вела свою боевую машину», — сказал французский капитан Фавье. — Она была тяжело ранена, потеряла ноги… и потом, на протезах, вернулась в свой полк, — закончил Парамон Нилыч. — Ее дальнейшая судьба неизвестна, к сожалению. Так что, товарищи и господа, позвольте поднять бокал за героических женщин, сражавшихся на полях самых настоящих кровавых войн — будем помнить о них!.. © Е. Хаецкая. 04.03.2014  

Реклама | Adv