Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Первые шаги гения

Дата: 22.01.2015 18:09:09
Frau_Leutnant: Создавая первый в мире колёсно-гусеничный танк М1918, конструктор Джон Уолтер Кристи и предположить не мог, что после всех доработок и модернизаций получится противотанковая САУ. Тоже первая в мире.   Новая сказка Андрея Мартьянова — уже на портале!  — Авиаконструкторам с мирской славой повезло гораздо больше, чем танкостроителям, — сказал Ганс Шмульке. — Самолёты мы в основном знаем по именам их создателей: «Мессершмитт», «Лавочкин», «Боинг» и так далее. Вы помните танки, названные в честь конструкторов? Я могу вспомнить только «Фердинанд», и то название было полуофициальным.
— «Кристи», — подсказал товарищ комиссар. — Разработки знаменитого Кристи эпохи двадцатых и тридцатых годов. Большинство созданных прототипов носили буквенный индекс, год создания и его фамилию. Например «Christie M1935». Но в остальном, действительно, припомнить «именную» бронетехнику довольно сложно. Если конструкторы боевых самолётов наподобие Ильюшина, Петлякова или Сухого увековечены, то можно лишь сожалеть, что отсутствуют танки «Жозеф Котин», «Николай Попов» или «Михаил Кошкин».
— Джону Уолтеру Кристи тоже не особенно повезло, — ответил унтер-офицер. — Особенно если учитывать, что созданная им подвеска помогла СССР и союзникам выиграть Вторую мировую войну и использовалась на многих советских и британских танках. При том, что на родине, в Соединённых Штатах, его имя накрепко забыто и известно лишь специалистам...
— При всей гениальности Кристи, с обязательной искрой технического безумия, ему почему-то всегда редко улыбалась удача, — задумчиво сказал Парамон Нилыч. — Есть такая распространенная формулировка: «он опередил своё время». Могу отчасти согласиться: Кристи следовало бы работать не после Первой мировой, а в пятидесятые-шестидесятые годы ХХ века, где его неожиданные идеи и озарения оказались бы востребованы. Даже не смотря на охватившую весь мир «танковую эйфорию» межвоенного периода, работы Кристи серьёзно недооценили.
— Кажется, именно ему принадлежит честь первооткрывательства конечно-гусеничной схемы?
— Странно, что до него никто не догадался, — хмыкнул комиссар. — Идея лежала на поверхности, протяни руку да возьми. Ничего подобного, немцы, французы и англичане предпочитали полугусеничную технику. Например, работавший в Российской империи инженер Адольф Кегресс, личный шофер царя Николая II, создал свою оригинальную подвеску, использовавшуюся на полугусеничных броневиках и даже частных автомобилях с 1913 года! Но приз выиграл Кристи, рассудив, что обрезиненные катки большого диаметра вполне сочетаются со съемными гусеницами — на твердом покрытии танк может ехать на колесах, а в случае если впереди болотце или просто слишком мягкая почва, машина «переобувается».
— Постойте, — озадачился Ганс Шмульке. — Это какой год был?
— Самый что ни на есть революционный, 1917-й! Через год кончилась Первая мировая, а еще через год военное ведомство США решает, что армии необходимы не только тяжеленные и медленные «ромбы», сделанные по британскому образцу, а так же легкие танки наподобие не самого удачного «Форд 3 тонны» образца 1918 года, но и средние машины. Опыт создания среднего танка по тем временам был один-единственный: Medium Mk A Whippet, развивавший скорость аж в целых 14 километров в час. Американцы решили догнать и перегнать англичан — Уолтер Кристи получает заказ на машину сопоставимых характеристик, но чуть потяжелее. Масса не 14, а максимум 18 тонн, скорость до 20 километров в час, противопульная броня. Само собой, конструктор подошёл к вопросу творчески...
— Воображаю, — закатил глаза унтер-офицер. — Whippet классическая гусеничная машина, с четырьмя пулеметами в неподвижной рубке. Словом, типичный образец танков времён Великой войны.
— Подвеска Кристи была решена до крайности оригинально, — кивнул Парамон Нилыч. — По три больших катка на борт, с передними рулевыми колесами. Проходимость была так себе, что обусловлено схемой: колесо не способно преодолеть высокие препятствия. Кристи перед затруднением не спасовал: был сконструировал механизм, с помощью которого средние колеса приподнимали танк и он мог переехать камни или низенький барьер. Ничего даже близко похожего вообще никто и никогда не делал!
— И что на это ответили военные?
— Отдельные решения им понравились. К примеру, неслыханно прогрессивная для 1919 года вращающаяся башня, да еще и с командирской башенкой! Кристи интуитивно чувствовал, что спонсоны или расположение орудия в переднем бронелисте ведут в тупик. Кроме того, танкисту необходим максимальный обзор. Плюс рациональный наклон лобовой брони. Однако недостатки перевесили, и комиссия военного министерства раскритиковала танк в пух и прах. Прежде всего — ходовую часть, с неподрессоренными катками. Ни о какой амортизации кроме толстого резинового бандажа и речи не шло!
— Шишки, а то и выбитые зубы гарантированы, — заметил Ганс Шмульке. – Танки обычно ездят не по гладкому асфальту!
— ...Особенно с учетом невероятной тесноты боевого отделения, — подхватил товарищ комиссар. — Как и все гении, Кристи не обращал особого внимания на малозначащие мелочи. Например, на вентиляцию — ее на данной модели танка попросту не было, а двигатель сильно нагревал рубку. Технологические отверстия для доступа к двигателю на случай ремонта? Ни единого! Корпус наглухо заклепан, для доступа к мотору придется разбирать машину едва ли не целиком! В итоге Кристи не дожидаясь отрицательного вердикта армии, начинает дорабатывать танк. Управился довольно быстро, к 1921 году...
— И каков же результат?
— Измененная подвеска. Центральные катки исчезли, их заменила самортизированная тележка с двойными опорными катками. Нечто похожее впоследствии сделает английская фирма «Виккерс-Армстронг» на своем Vickers Mk E, ставшем прямым предком советского Т-26. Армейцы опять остались недовольны и конструктор, чтобы не потерять контракт, снимает машину с испытаний и полностью ее переделывает. Результат становится настолько неожиданным, что ставит в тупик всех технических специалистов Комитета по вооружениям...
— Даже гадать не буду, что именно получилось, — помотал головой унтер-офицер.
— Получилась первая в мире САУ классической компоновки, — развел руками товарищ Котятко. — В самом прямом смысле этих слов, хотя термин «самоходка» в его современном понимании тогда не был изобретен. Нечто отдаленно похожее на маленькую СУ-85 позднейших времен. Неудобную башню Кристи убрал, сделал возвышающуюся над корпусом надстройку, в которую поместил 57-ммиллиметровую пушку. И, конечно же, доработал шасси — передние колеса подрессорили, тележку по центру выполнили более изящно. Прекрасная машина для действия из засад против бронетехники противника! Низенькая, довольно шустрая, с мощным орудием. Проходимость оставляла желать лучшего, конечно, но сам факт!
— Уверен: не оценили, — вздохнул Ганс Шмульке.
— Естественно! Во-первых, танки с танками не воюют, а сопровождают пехоту! Никто и предположить не мог, что класс ПТ-САУ будет настолько востребован в течении следующей Мировой войны! Во-вторых, никто даже не понял, в каком качестве можно использовать модель Christie M1921! Артиллерийский танк? Броня слабовата. Пехотный? Углы наведения орудия ничтожные, да и пулеметов мало. В конце концов машину забраковали, а разочарованные бюрократы из правительства предпочли новые контракты с Джоном Уолтером Кристи не заключать.
— Кто бы мог подумать, — философски сказал Ганс Шмульке, — что на основе его разработок будет создан лучший танк Второй мировой...
— Никто, — подтвердил комиссар. — И мыслей об этом не было. Справедливости ради надо сказать, что все до единого проекты среднего танка, выставленные тогда на конкурс министерства обороны, были забракованы. Только без малого двадцать лет спустя в Соединенных Штатах спохватились, что у них нет ни средних, ни тяжелых танков. И начали клепать неимоверных страшилищ, вроде М3 Lee или М6.
— Американцев можно отчасти понять. Возле границ отсутствует реальный противник. Потом началась Великая Депрессия, и стало не до танков — прокормиться бы. В реальность новой большой войны до поры, до времени, никто не верил. Да и Кристи не остался без работы.
— Но тем не менее самый продуктивный период его деятельности приходится именно на двадцатые годы, — сказал Парамон Нилыч. — Он фонтанировал идеями, заразившись танкоманией! Всего за пять лет Джон Уолтер Кристи создал несколько десятков образов военной техники — самоходные зенитки и артиллерийские САУ, полугусеничные транспортеры, плавающие артиллерийские платформы, танки, первая и единственная на тот момент ПТ-САУ, это не считая гражданских машин: он увлекался автогонками. Военное министерство купило у него пятнадцать различных прототипов...
— Которые, как я догадываюсь, в серийное производство не пошли? — скривился Ганс Шмульке. — Да в Германии и России по тем временам такого человека не то, что на руках носили бы, а завалили деньгами, понавешали бы орденов и поставили золотой конный памятник на главной площади столицы! Только работай! © А. Мартьянов, 2014  

Реклама | Adv