Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

После революции

Дата: 22.01.2015 18:07:51
Frau_Leutnant: Танкостроительной отрасли в Советской России 20-х годов не было, но работы по созданию бронетехники велись. Первый отечественный средний танк ГУВП в серию не пошёл, но конструкторы приобрели необходимый опыт на будущее.   Новая сказка Андрея Мартьянова — уже на портале!   — По большому счету, право называться «великими танкостроительными державами» периода Второй мировой войны может принадлежать только СССР и Германии, — заявил товарищ Котятко. — Критерии вполне определенные: массовость производства, боевые качества техники, развитие промышленности, необычные технические решения.
— Американцы, возможно, и поспорили бы, — возразил Ганс Шмульке. — Особенно в области массовости. Одних только «Стюартов» в Америке наклепали почти двадцать четыре тысячи, да еще без малого пятьдесят тысяч «Шерманов». Хотя, конечно, ничего даже близко похожего на Т-34, ИС или Pz.IV с «Тигром» в США так и не построили... Про Великобританию мы скромно умолчим, равно как и про Японию.
— И про Францию, — покивал комиссар. — Впрочем, французы вышли из игры еще в 1940 году, их можно не считать. Хотелось бы заметить, что по состоянию на 1918 год, к окончанию Первой мировой, потерпевшая поражение Германия находилась в значительно лучшем положении, чем Советская Россия. У нее был отличный задел на будущее, реванш был предопределен!
— Это вы преувеличиваете, герр комиссар, — решительно ответил унтер-офицер. — Лучшее положение? Уж конечно — экономический крах, выплаты по репарациям, гиперинфляция, коробок спичек за миллиард марок! Не хотел бы я жить в Германии двадцатых годов!
— В РСФСР этого же периода было гораздо, гораздо хуже и страшнее! Германия хотя бы избежала гражданской войны. Но, главное, Веймарская республика унаследовала от кайзера практически поголовно грамотное население, индустрия не была разрушена войной, остались грамотные инженерные кадры! Россия тогда представляла собой разорённую аграрную страну... Да и во времена империи, говоря откровенно, дела обстояли не лучшим образом: с 1914 по 1917 годы не было произведено ничего даже отдаленно похожего на танк! Колесную машину Лебеденко вычеркиваем: это что угодно, но только не бронетехника!
— Германия тоже не особо отличилась, — сказал Ганс Шмульке. — A7V заметно уступал танкам союзников по всем характеристикам, «Колоссаль» достроить не успели, после войны начали серийно выпускать легкий Lk II для поставок в Швецию и Венгрию, но и только... Насколько я помню, самыми первыми танками, попавшими в Россию, были британские «ромбы», отправленные союзниками в помощь Белому движению.
— Совершенно верно, — согласился Парамон Нилыч. — Ромбические Mk.V в армиях Врангеля и Деникина, два танка захватили после взятия Красной армией Архангельска в феврале 1920-го. Годом рождения советских танковых войск, полагаю, надо считать 1921 год, когда было создано «Управление начальника бронесил РККА» — в его распоряжении находилось больше шестидесяти трофейных английских и французских танков. А в 1932 году была сформирована Отдельная эскадра танков с дислокацией в Москве, в Лефортово.
— Опять военно-морская терминология?
— Разумеется. Сухопутные крейсера остались таковыми и в России! Эскадру разделили на четыре флотилии — соответственно тяжелую, вооруженную «ромбами», среднюю с танками Mk A «Whippet», легкую со знаменитыми Renault FT-17, и учебную — броневики и машины подлежащие ремонту и неспособные к боевым действиям. В целом, довольно грозное соединение. Шестьдесят с лишним танков по тем временам были серьезным кулаком, хотя главной ударной силой оставались бронепоезда — в 1921 году их было сто двадцать два, потом численность бронепоездов начала сокращаться, к 1927 году в строю осталось тридцать две единицы, прикрывавшие западные границы.
— А что же танки? — спросил Ганс Шмульке. — Износ ходовой, моторесурс? Я не думаю, что машины просто стояли в Лефортово, их эксплуатировали, обучали танкистов! Танк не вечен.
— Не вечен, — комиссар не стал спорить с очевидным, — Собственные образцы бронетехники в СССР тогда не производились, матчасть трофейных машин стремительно устаревала. Наконец, летом 1926 года принимается трехлетняя программа советского танкостроения: для начала предполагалось оснастить хотя бы одну пехотную дивизию батальоном «танков сопровождения», то есть легких. Дополнительный батальон должен был составляться из так называемых «маневренных танков», которые можно отнести к классу средних. Если с легкими машинами вопрос решился просто — скопировали французский FT-17 и его итальянского собрата Fiat-3000, — то «маневренный» средний танк надо было делать фактически с нуля. Самый первый проект назывался «ГУВП», по аббревиатуре Управления военной промышленности.
— Как? — переспросил унтер-офицер. — Никогда ничего не слушал об этом танке.
— Немудрено. Техзадание было дано в конце 1924 года, планировалось без особых изысков скопировать британский «Уиппет», но от этой идеи вскоре отказались: ненадежная ходовая, низкая проходимость, некомфортные условия для экипажа, слабенький двигатель. Подобный танк «маневренным» никак не назовешь. Шасси пришлось создавать заново, причем для середины двадцатых подвеска на пружинах, с дюжиной опорных катков, четырьмя поддерживающими и задним ведущим колесом была очень даже прогрессивной. Планировалась удобная кабина для мехвода, боевое отделение в надстройке с 76-миллиметровой пушкой. Добавочно три пулемета, в барбетах на корпусе.
— Ничуть не хуже любых европейских образцов, — пожал плечами Ганс Шмульке.
— За одним немаловажным исключением, — поправил комиссар. — Своих двигателей не было, поэтому пришлось бы использовать 110-сильный мотор, снятый с английского «ромба». Культура производства, чего скрывать, была отвратительная — допустим, для сборки прототипа легкого Т-16 не хватало инструмента для окончательной подгонки бронелистов! Наконец, переработанная ходовая — крайне оригинальная, даже для футуристических двадцатых: движитель предполагалось сделать их двух бесконечных лент, вложенных одна в другую. Внешняя лента резинометаллическая, тросового типа, а внутренняя состояла серии опорных катков, соединенных цепью Галля. Опора танка на цепь катков осуществлялась при помощи салазок, имеющих мягкую пружинную подвеску. Теоретически, такой тип ходовой обеспечивал танку чрезвычайно высокую скорость движения и большой ресурс гусеничных цепей при бесшумности и плавности хода...
— Вот уж точно, футуризм, — согласился унтер-офицер. — Вопрос снова уперся в культуру производства?
— Да. Военных танк вполне устраивал: броня была усилена до 22 миллиметров, вооружение мощное, но сложность и дороговизна проекта окончательно похоронили ГУВП. Тем более что параллельно разрабатывался более простой танк Т-12, который после модернизации превратился в Т-24. Фактически, это были самые первые советские танки целиком и полностью сконструированные на отечественной базе. Не копии, и не дальнейшее развитие иностранных образцов. А в 1929 году Политбюро ЦК ВКП(б) принимает постановление «О состоянии обороны СССР», где прямо говорилось: говорилось: «Иметь к концу пятилетия в армии мирного времени в строю 1500 танков, создать резерв, вступающий в строй с началом войны в 1500-2000 танков, иметь запас в 1500-2000 танков. В соответствии с эти промышленность обязана подготовиться к обеспечению постоянного действия указанного количества танков во время войны».
— Не многовато ли? — с сомнением спросил Ганс Шмульке. — Индустриализация только начиналась, мощностей не хватало... Даже выходящая из послевоенного кризиса Германия не могла себе такого позволить. Особенно учитывая ограничения Версальского договора.
— Многовато. Разумеется, выполнить этот план имеющимися силами было невозможно. Пришлось покупать за границей станки, строить новые заводы и отправлять к буржуям торговые делегации для закупки образцов новейшей бронетехники. Уже в 1930 году из Англии прибывают первые образцы «Виккерс Mk.E» — его доработанная копия со временем и станет первым советским массовым танком Т-26.
— Почему бы и нет? — развел руками Шмульке. — Очень надежная машина, скоростная, маневренная, с простой в изготовлении трансмиссией и ходовой частью. Огромный потенциал к модернизации развитию.
— Тем не менее, это заимствование, — ответил комиссар. — Первыми оригинальными советскими проектами все-таки остаются ГУВП, Т-12 и Т-24. Что ж поделать, если первая из этих моделей так и не продвинулась дальше чертежей, вторую построили в одном экземпляре, а третью выпустили смехотворно малой серий — всего двадцать пять машин, никогда не принявших участие в боевых действиях... © А. Мартьянов, 2014  

Реклама | Adv