Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Морской лев

Дата: 19.12.2014 16:41:21
Frau_Leutnant: Новая сказка Андрея Мартьянова — уже на портале! — Очень жаль, что советские плавающие танки не подходят по формату для World of Tanks, — задумчиво сказал товарищ Котятко. — Хотя мысль сама по себе продуктивная, особенно для лёгкого танка-разведчика. У нас достаточно карт, где имеются реки, озёра или морское побережье, чуточку доработать — и плавающий танк внёс бы в бои определённое разнообразие. — И дал бы преимущество советской стороне, — отозвался Ганс Шмульке. — Поскольку перед началом Второй мировой плавающая бронетехника стояла на вооружении только у СССР. Модели Т-37А и Т-38. Конечно, британская фирма «Виккерс-Армстронг» в 1929 году создала лёгкую амфибию А4Е11, но произвели эти танкетки крайне ограниченной серией, большую часть продали в Китай и ещё несколько передали голландцам для колониальных войск. Успеха эта машина не получила: кошмарная проходимость, недостаточное бронирование и слабенькое вооружение — всего один пулемёт. — Мне вот интересно, — сказал Парамон Нилыч, — а почему в довоенной Германии, где танковые части развивались с невероятной стремительностью, о плавающей бронетехнике практически не задумывались? Полагаю, тут задействованы несколько факторов: войну предполагалось вести в Европе, с развитой дорожной сетью и большим количеством мостов через водные преграды. Вдобавок, инженерные части всегда могли навести понтонные переправы... — Одна небольшая поправочка, — унтер-офицер назидательно вытянул палец к потолку. — Есть на Европейском театре военных действий один заполненный водой противотанковый ров, который никакими понтонами не перекроешь и мост через него не возведёшь. Кроме того, в этом рве можно встретить нечто куда посерьёзнее целой дивизии плавающих танков — например, линкор «Кинг Джордж V»... — Ла-Манш, — согласно кивнул комиссар. — Согласен, Британии невероятно повезло с таким противотанковым рвом. Но ведь пойди история иной дорогой и осуществи Гитлер планы десанта на Британские острова, ему пришлось бы задействовать на территории Англии бронетехнику. Без танков одолеть англичан было бы весьма затруднительно! — Это смотря с какой стороны посмотреть, — пожал плечами Ганс Шмульке. — Британский экспедиционный корпус эвакуировался с континента после поражения Франции в 1940 году, при этом бросив на побережье под Дюнкерком всю технику и значительную часть вооружения, включая артиллерию. Положение в метрополии сложилось аховое: по воспоминаниям Уинстона Черчилля, на всю Великобританию оставалось около пятисот полевых орудий и двести устаревших танков. Когда угроза вторжения стала очевидной, дело дошло до того, что из музея в Бовингтоне извлекли древние образцы бронетехники времён Первой мировой войны! — Известная история, — кивнул товарищ Котятко. — Обшивали металлическими листами грузовики, трактора и даже дорогие автомобили аристократии! Собственно говоря, в июне-июле 1940 года в Англии не было сухопутной армии в современном её понимании. Деморализованные, обезоруженные дивизии, до Дюнкерка составлявшие костяк английской армии, требовали полного переформирования и перевооружения. Не было ни единой танковой дивизии. Реальной силой оставался лишь военно-морской флот, но линкоры не могут воевать на суше. — В плане операции «Морской лев» имелась искра благородного безумия, — сказал Ганс Шмульке. — Вторжение планировалось тремя оперативными группами, в каждую из которых входили две танковых и одна моторизованная дивизии, причем это только первый эшелон, обязанный создать зону высадки и обеспечить плацдармы. Эдакая операция «Оверлорд» наоборот. Затем должен был последовать стремительный удар в обход Лондона с его окружением, выход в центральный промышленный район Англии и далее на север. Германской армии могли серьёзно помочь ирландцы, ненавидевшие англичан... Но тут встаёт важнейший вопрос: как высадить шесть танковых дивизий? — А как это всегда делали? — удивился Парамон Нилыч. — Десантные баржи. Вспоминаем уже упомянутый «Оверлорд» или неудачную высадку британских «Черчиллей» в Сен-Назере в марте 1942 года. Одна беда: с базы ВМФ Скапа-Флоу могли подойти английские военные корабли и перетопить если не весь флот вторжения, то значительную его часть. — Это уже детали, — отмахнулся унтер-офицер. — Главная проблема состояла совсем в другом: откуда взять такое неимоверное количество десантных барж? Если первый эшелон составлялся из 100 тысяч человек, то вторая и третья волны уже 160 тысяч! Это не считая груза — танки, бронетранспортеры, артиллерия, зенитки, инженерное снаряжение, топливо! Десятки тысяч тонн! Надо учитывать, что потери транспортов оказались бы неизбежны, а восполнить их нечем. Как сказали бы в нынешние времена, — очень сложная логистическая задача! — Верно, — развёл руками товарищ Котятко. — С баржами дело обстояло напряжённо, собирали по побережью всей Европы. И, кроме того, многие из них не могли непосредственно подойти к берегу из-за большой осадки, и выгрузка танков оказалась бы затруднительна: никто не стал бы топить дорогостоящие и крайне необходимые для наступления машины. — Дело тут даже не столько в баржах, сколько в понтонах, на которых переправлялась бы часть техники. Выход нашли. Было предложено оборудовать танки Pz.III и Pz.IV системой для подводного вождения. Причём изобретение было довольно простым: танк полностью герметизируется, на выхлопные трубы ставятся безвозвратные клапаны, а сверху к башне крепится гибкий прорезиненный рукав длиной восемнадцать метров с поплавком на другом конце. Поступление воздуха к двигателю и в рабочий отсек танка обеспечено. — Выходит, машина могла ездить по дну на глубине, фактически равной высоте пятиэтажного дома? — задумчиво проговорил комиссар. — Недурно. Но только если дно песчаное, без камней и ила. А как определять направление? Под водой, особенно на большой глубине, командирским перископом не воспользуешься! — Устанавливали простенький гироскопический курсоуказатель, — ответил Ганс Шмульке. — Заблудиться в подводном положении было чревато крупными неприятностями, хотя экипаж на всякий случай дополнительно снабжался масками и кислородными баллонами. Так или иначе, в случае обрыва рукава пришлось бы срочно эвакуироваться из машины, но конструкция была невероятно простой, а следовательно, — надёжной. — И как это выглядело чисто с технической точки зрения? Нельзя ведь просто спихнуть танк с понтона в пролив у побережья! Он может перевернуться! — Немцы — аккуратная нация. На каждом понтоне предусматривался кран, который аккуратно опускал машину в воду. Да, это была сложная процедура, причём абсолютно непонятно, как бы она выглядела в боевой обстановке под обстрелом и налётами авиации... Так или иначе, операцию «Морской лев» отменили: Гитлер перенёс свое внимание на подготовку вторжения в СССР, и 168 переоборудованных танков подводного хода не пригодились: часть из них передали 18-й танковой дивизии и машины, названные Tauchpanzer III, 22 июня 1941 года пересекли по дну реку Буг... О дальнейшем их использовании по прямому назначению ничего не известно. — В любом случае было бы интересно понаблюдать подводные танки в действии, — подвёл итог Парамон Нилыч. — Сама по себе высадка в Британии являлась чистейшей авантюрой, одновременно имевшей немалые шансы на успех. Только представить себе: танковое сражение где-нибудь под Манчестером или Ливерпулем, где «тройки» и «четвёрки» щелкали бы архаичные «Виккерсы», как орешки. Будем считать, что англичанам крупно повезло...   © А. Мартьянов, 2014  

Реклама | Adv