Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Печальный «Юбилей»

Дата: 18.11.2014 18:01:51
Frau_Leutnant: Новая сказка Андрея Мартьянова — уже на портале! — …Это была, пожалуй, самая странная операция Второй мировой войны, — меланхолично сказал командир TOG-II. — Не имевшая никакого тактического и оперативного смысла. Ничего более бестолкового я не могу упомнить ни на одном театре военных действий. Нигде — на Восточном фронте, в Африке, на Тихом океане. — Подразумеваете небезызвестный рейд на Дьепп 19 августа 1942 года? — заинтересовался комиссар Котятко. — Однако есть возражение: апофеозом идиотизма является операция «Коттедж», случившаяся ровно год спустя, — когда американский десант на брошенном японцами острове Кыска перестрелял сам себя, плюс американцы ухитрились едва не потопить собственный эсминец. Но с чего вы вдруг вспомнили о плане «Юбилей», сэр Генри? — Мы недавно беседовали с лейтенантом Фюрстом и его наводчиком, унтер-офицером Шмульке, о появлении на свет танка Mk IV «Черчилль». Если позволите так выразиться, роды были трудными, а ребёночек оказался болезненным, не слишком привлекательным внешне и с уймой самых разных дефектов. Но самое-то смешное в другом: первый боевой опыт злосчастные «Черчилли» получили именно во время рейда на Дьепп! Парамон Нилыч нейтрально пожал плечами. — Вы правы, господин майор, эта операция являлась именно что «странной», другого слова не подберешь. До сих пор не утихают споры: а каковы были цели этого десанта? Отчего возникла столь острая необходимость бросать лучшие, наиболее подготовленные британские спецвойска фактически на верную смерть? — Поговаривают, виновата политика, — мрачно сказал сэр Генри. — Внутриполитическая обстановка в Великобритании в 1942 году сложилась явно не в пользу правительства Уинстона Черчилля. В британском обществе царили пораженческие настроения, и было отчего. На Дальнем Востоке японцы фактически потопили весь флот владычицы морей, который там дислоцировался, а в итоге захватили Сингапур. В Ливии африканский корпус Роммеля продолжал теснить и периодически громить 8-ю английскую армию, загоняя её обратно в Египет. Сплошные поражения! — Выходит, Англии требовалась красивая и значимая победа, способная всколыхнуть все британское общество и укрепить пошатнувшийся авторитет действующей власти? — Именно, — кивнул майор. — Эти соображения и стали определяющим фактором, к сожалению. Ну и, в качестве дополнения, следовало показать Сталину на практике, что открыть Второй фронт в 1942 году невозможно. Уж показали так показали! — Э-э, подождите, — непонимающе сказал комиссар. — Высадка, не имеющая никакой практической цели? Так не бывает! Бросить на полностью контролируемое противником побережье шесть с лишним тысяч человек личного состава, новейшие танки, часть флота? Что было написано в приказе?! — «Непосредственной целью операции является завладение и удержание порта Дьепп в течение времени, достаточного для того, чтобы можно было собрать сведения от военнопленных и оценить реакцию неприятеля, а также разрушить прибрежные оборонительные сооружения, портовые здания и другие объекты», — на память процитировал сэр Генри. — Затем предполагалось эвакуироваться под прикрытием авиации и поддержки с моря. — Хорошо, допустим. Обычно, подобные десанты проводятся силами спецназа, — со знанием дела ответил товарищ Котятко. — Быстрый ошеломляющий налёт, нанесение максимального ущерба, стремительное отступление. При чём здесь танки? Особенно такие, как «Черчилль»? Не проще ли было задействовать машины полегче и поманёвреннее? Например «Тетрархи», уже имевшиеся на вооружении британской армии? — «Черчилль» — так называемый «пехотный танк», — насупился майор. — В соответствии с нашей доктриной применения бронетехники он обязан прорывать укрепленные позиции и сопровождать пехоту. Боевая задача — поддержка огнём и манёвром высадившихся Эссекского шотландского полка и Королевского полка лёгкой пехоты Гамильтона, причём зона высадки была определена в черте города — на каменистом пляже Дьеппа. — Танки в городе? — скептически уточнил Парамон Нилыч. — Ну-ну. — Поставим вопрос более жёстко: танки в средневековом городе! С узенькими кривыми улочками! Где и легковой автомобиль-то не всегда пройдет! Представляете себе габариты «Черчилля»? — Более чем хорошо, — кивнул комиссар. — Я со времен ЗБТ воюю на ленд-лизовском «Черчилле III». — Условия городского боя — это ещё полбеды! Пляж, находившийся между двумя вдававшимися в океан молами, был отделён от Дьеппа бетонной дамбой, преодолеть которую без помощи сапёров тяжёлые танки не могли. Вдобавок место высадки находилось под перекрестным огнём артиллерии и пулемётов. Выезды с пляжа завалены баррикадами. Каково? — Сотрудников разведки, подготавливавших десант, следовало бы расстрелять, — отозвался товарищ Котятко. — Согласен. Планировалось, что дамбу и баррикады взорвут саперы, но и они, и пехотинцы сразу после высадки понесли такие потери, что выполнить свою задачу в полном объёме не смогли. В итоге почти три десятка танков застряли на берегу и начали отстреливаться с места, но подавить огневые точки немцев не получалось: двух- и шестифунтовые пушки в башнях не имели запаса фугасов, а трёхфунтовая гаубица в передней части корпуса имела слишком маленький угол возвышения, мешала дамба! — Сколько машин успели высадить? — План был таков: всего было задействовано пятьдесят восемь танков, транспортировавшихся на десантных баржах. Первая волна — девять «Черчиллей», вторая — двенадцать, третья — шестнадцать, последняя и замыкающая — все остальные машины. Один из кораблей третьей волны затонул вместе с шестью танками. Еще два «Черчилля» утонули сами, поскольку вошли в воду слишком далеко от берега. Несколько машин порвали гусеницы об острые камни. Наконец, погиб командир соединения, полковник Эндрюс, находившийся в одном из утопленных танков: он сумел выбраться из люка, доплыл до берега, но был застрелен немцами... — Кажется, это и должно называться словом «катастрофа», — подвёл итог комиссар. — Вы не дослушали, — сказал сэр Генри. — Дело обстояло значительно хуже, если такое вообще возможно. Уцелевшие сапёры попытались помочь танкам подняться на дамбу, уложили фашины. По разным данным не то тринадцать, не то пятнадцать исправных «Черчиллей» выехали на городскую набережную и примыкавший к ней бульвар. Немедленно стало ясно, что улицы, ведущие вглубь города, загорожены бетонными противотанковыми надолбами. Саперы ничего не могли поделать из-за заградительного огня немцев, уничтожить надолбы попытались танки, стреляя по ним шестифунтовыми бронебойными снарядами, но тоже безрезультатно. В этот момент противник успел подтащить 37-миллиметровые противотанковые пушки. Усиленную броню «Черчиллей» они не брали, но нескольким танкам перебили гусеницы и обездвижили... — Насколько я понимаю, вместо поддержки пехоты, радиус действия танков был ограничен исключительно пляжем, набережной и прибрежным бульваром? — Менее трёхсот метров вглубь побережья и примерно километр вдоль, — грустно ответил британский майор. — «Черчилли» оказались заперты на крошечном простреливаемом пятачке, в небе появились пикирующие бомбардировщики Ju-87. Дальнейшее было предсказуемо, тотальный разгром. К счастью, когда стало ясно, что операция «Юбилей» провалилась, командование отменило высадку четвёртой волны танков — хоть эти уцелели. — Кошмарная история, — вздохнул комиссар. — Вот просто так, без единой надежды на успех, погубить отборные пехотные части и танковый полк! — Это далеко не все потери. В общей сложности «Юбилей» обошёлся нам в 3367 убитых или захваченных в плен канадских пехотинцев, 275 британских коммандос, 28 танков уничтожены или захвачены, потоплены эсминец, три десятка десантных барж, убиты полтысячи моряков, сбито 106 английских самолётов. Немецкая сторона потеряла около пятисот человек убитыми, 48 самолётов и береговую батарею. Счёт явно не в пользу Британии. — И как же потом оправдывалось правительство? Невероятный, немыслимый провал! — Уинстон Черчилль заявил в парламенте, будто командование желало провести «разведку боем». Выявить сильные и слабые стороны противника. Дело о Дьеппской катастрофе быстро замяли, никто не был наказан. В свою очередь немцы получили в свои руки трофейные танки, считавшиеся в Великобритании «новейшими». — И какие же сделали выводы? — едва заметно улыбнулся Парамон Нилыч. — Уцелевшие машины доставили в Германию, на полигон Куммерсдорф. Показали рейхсминистру вооружений и боеприпасов Альберту Шпееру, отличному специалисту в своей области. Вердикт был однозначен: «Если это новый танк, то я боюсь себе представить, каковы у англичан танки устаревшие...» — В любом случае, — заключил комиссар, — десантники и танкисты выполнили свой долг до конца как смогли. И внесли вклад в общую победу. Жаль только, что те, кто оправил их на верную гибель, уже никогда за это не ответят. © А. Мартьянов. 2014.  

Реклама | Adv