Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

Невероятные прожекты

Дата: 15.10.2014 18:54:30
Frau_Leutnant: Невероятные прожекты   — Просите, — кивнул адъютанту Первый лорд Адмиралтейства Британской империи сэр Уинстон Спенсер Черчилль. — И предупредите господина полковника, что я смогу уделить ему не более четверти часа... Военный представитель России полковник Мальцев вошел в кабинет, огляделся. Обстановка самая помпезная, в викторианском стиле. Монументальная мебель, картины с батальными сценами, модели кораблей. — Приветствую, — Черчилль поднялся из-за огромного стола, заваленного донесениями, картами и чертежами. Рабочее место человека увлеченного своим делом и не привыкшего к праздности. — Прошу присесть. Думаю, бокальчик шерри не повредит нам обоим... В 1915 году будущий премьер-министр Великобритании выглядел молодо и подтянуто, хотя у него и наблюдалась некоторая склонность к полноте. Русский полковник наоборот, был худощавым, пронзительно-седым, с пышными усами и глубокими морщинами. Ведал господин Мальцев британскими военными поставками в Архангельск — уголь для Балтийского флота, станки и, прежде всего, оружие. Новейшее оружие, которого остро не хватало русской армии. ...— Видите ли, — размеренно говорил Уинстон Черчилль, — к сожалению, сейчас промышленность метрополии лишь раскачивается, пытаясь окончательно встать на военные рельсы. Военная индустрия Британии не без труда покрывает запросы собственных армии и флота, но мы готовы помочь союзнику всем, чем возможно. Шестифунтовые пушки для эсминцев и пулемёты «Максим» будут поставлены морем в срок, но их количество, увы, ограничено!.. — Двигатели, — напомнил полковник Мальцев. — Жизненно необходимы современные двигатели для бронемашин. Блиндированные автомобили как средство поддержки пехоты показывают на фронте весьма неплохие результаты! Первый лорд Адмиралтейства сделал паузу. Взгляд его изменился, будто гость затронул некую очень важную и насущную для Уинстона Черчилля тему. — Расскажите подробнее, — попросил он. — И плевать на время, сэр. С некоторых пор меня очень интересует использование бронемашин в условиях боевых действий. Мальцев рассказал. Броневики с защитой от пуль и осколков, особенно при использовании таковых несколькими взводами на одном участке фронта, безусловно, одерживают верх над пехотой противника. Однако, воевать машины способны исключительно на ровной местности с твердым дорожным покрытием: например, во время городских боёв. — Именно! — горячо воскликнул Черчилль. — Именно так, господин полковник! Броня, пулемёты во вращающихся башнях или даже легкие орудия установленные на бронемашине — это лишь половина дела! Или даже треть! Сухопутный броненосец обязан преодолевать препятствия на пересеченной местности, о чем я с самого начала войны толкую нашему управлению по вооружениям! Колесо — отживший свое рудимент! Необходим принципиально новый движитель! — Гусеничный, — согласился русский полковник. — Я присутствовал на испытаниях бронированного трактора на заводе «Wellington Foundry» по приглашению созданного вами «комитета по сухопутным кораблям»... Уинстон Черчилль скрестил руки на груди и приподнял подбородок. Он имел право гордиться: именно стараниями Первого лорда Адмиралтейства косное военное ведомство одобрило изыскания в области «сухопутных броненосцев», пускай и полагало идею чересчур экстравагантной — генералы до сих пор считали, что на поле боя должны господствовать старые и проверенные рода войск: артиллерия, кавалерия и пехота. Какие ещё «броненосцы», да вдобавок сухопутные? Однако Черчилль знаменитый донельзя упрямым характером твердо стоял на своем: война перешла в позиционную стадию, для прорыва вражеских траншей и укреплений необходима хорошо защищенная и вооруженная машина и максимально высокой проходимостью! И точка! — Вы, кажется, военный инженер? — уточнил у Мальцева сэр Уинстон. — Точно так. Николаевской инженерной академии выпускник, с отличием. — Значит должны разбираться в таких вещах... — Первый лорд взял со стола тоненькую папку и передал полковнику. — Взгляните. Хотелось бы услышать ваше мнение. Это проект майора Хетерингтона — «Колесный крейсер». Мальцев изумлённо крякнул. Перед ним был даже не чертеж, а обычный рисунок исполненный тушью, с комментариями создателя. Более всего эта невероятная машина напоминала помесь трактора и гигантского трехколесного велосипеда. — Едва «комитет по сухопутным кораблям» был организован, — пояснил Уинстон Черчилль, — в его адрес начали поступать самые... Назовем так, самые экстравагантные прожекты. В мою задачу входит отвергать заведомо бесперспективные и затратные предложения, во время войны мы не вправе тратить деньги и силы на сумасбродства! — Это именно что сумасбродство, — без колебаний ответил полковник Мальцев и, мысленно переведя английские футы во французскую и германскую метрическую систему, вынес свой вердикт: — Итак, мы имеем машину длиной в тридцать метров и шириной в двадцать четыре, установленную на трех колесах диаметром в двенадцать метров! При этом двигатель предусматривается мощностью всего в восемьсот лошадиных сил! Она и с места не сдвинется! — Майор Хетерингтон уверяет, — не без сарказма в голосе сказал Черчилль, — что «Колесный крейсер» будет способен форсировать Рейн! То есть преодолевать реки глубиной до пятнадцати футов! При проектной массе в триста метрических тонн и скорости десять миль в час. — Он не ошибся в расчётах? — прищурился господин полковник. — Разумеется, ошибся, — кивнул Уинстон Черчилль. — Общий вес конструкции в итоге увеличился до тысячи тонн, даже если заменить 75-миллиметровую броню на более тонкую и сократить число четырехдюймовых орудий с шести до трех, по одному в каждой башне. Кроме того, столь колоссальная машина необычайно уязвима для огня тяжелой артиллерии. Проект отвергнут... Но есть и другие, взгляните. Новая папка. Внутри — изображение столь же немыслимого монстра. — Гигантомания, вероятно, присуща каждому британцу, но надо знать меру, — пошутил Черчилль. — Это блиндированная гусеничная машина некоего доктора Суэтера: он продемонстрировал прототип мне и членам комитета в мае этого года. За основу взят гусеничный трактор фирмы «Диплок», но поскольку «Диплок» способна изготовлять исключительно короткие гусеницы и не в состоянии удлинить несущую базу, мистер Суэтер предложил взять два трактора — точнее две гусеничные тележки. Каждая приводится в движение отдельным мотором. — Неэкономно, — усмехнулся полковник. — Вы абсолютно правы, сэр! Более того, броневой корпус укрывающий тележки так же делится на две части! Кормовая и носовая часть корпуса способны поворачиваться относительно друг друга! — Воображаю, что произойдёт, попади снаряд в стык между носом и кормой. — Как приятно иметь дело с инженером-реалистом, а не фантазером, — удовлетворенно ответил Первый лорд Адмиралтейства. — Мы опробовали концепцию Суэтера-Диплока на полигоне, результаты неудовлетворительные... Затем последовала очередь американского трёхгусеничного трактора фирмы «Киллен-Стрейт» — на гусеничное шасси поставили корпус обычного броневика «Остин» с пулемётной башенкой, но и он не сумел преодолеть даже четырехфутовый ров! — Так что же, — огорченно сказал полковник, — идея «сухопутного броненосца» неосуществима? — Более чем осуществима, — твердо ответил Черчилль. — Я в это верю! Мы сейчас находимся в поисках, на этом тернистом пути возможны ошибки и просчеты! Но броненосцы рано или поздно выйдут из морей на сушу, будто доисторические ящеры! Впрочем... Вы, сэр, человек военный и не хуже меня знаете, что такое государственная тайна. Пусть увиденное в этом кабинете останется строго между нами. До поры до времени. — Безусловно, — сурово ответил Мальцев. Уинстон Черчилль подошёл к столику у окна, на котором стоял укрытый темной тканью деревянный макет. Аккуратно снял покрывало. — Весьма перспективная разработка, — сказал он. — Думаю, мы приступим к испытаниям через несколько месяцев, а то и недель. Бесспорно, выглядит необычно, но конструкторы уверяют, что такая машина преодолеет любое препятствие! На столике громоздилась модель ромбовидного агрегата с гусеницами, охватывающими корпус по всей длине и орудийными спонсонами в бортах. — Возможно — это машина будущего, — пожал плечами Первый лорд Адмиралтейства. — А, возможно, пути развития военной техники пойдут в абсолютно другую сторону...   Читать рассказ на портале.

Реклама | Adv