Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

ВЫСАДКА

Дата: 04.11.2011 13:46:37
Evilly: ВЫСАДКА
(основано на реальных событиях высадки клана Shushpanzer)
Чад в штабном корпусе стоял такой, что в воздухе можно было запросто повесить десяток топоров — американских офицеров, попытавшихся было запретить курение в комнате для совещаний едва не выставили за дверь со словами «Вот у себя в Гуантанамо и командуйте». Янки обиделись, но остались, втихомолку ворча о неизбежном раке легких и прочих ужасах антиникотиновой пропаганды.
В штабе роты собрались пятнадцать высших офицеров, которым командование доверяло отвественнейшую миссию — очередную высадку на глобальной карте. Однако, если быть совсем точным «ответственейшим» данное мероприятие считало только руководство, для экипажей высадка считалась делом самым заурядным и едва ли не скучным.
— Какие новости? — полушепотом спросил Вася, наводчик с Т-44. Вынул из кармана пачку сигарет «Друг» и протянул Гансу Шмульке. Ефрейтор торчал на лестнице и беззастенчиво подслушивал: рядовой и сержантский состав на совещания не пускали, но акустика в здании была отличная.
— Трения на Балканах, — так же тихо ответил Шмульке. — Слышишь, ваш комиссар распинается?
...— В течении минувших шести дней в ходе стремительных операций в районе Софии, Восточной Македонии и Бургаса, — солидно вещал Парамон Нилыч Котятко, в обычное время командовавший «Черчиллем», а на время глобальных операций пересаживавшийся на ИС-7, — с карты была полностью выпилена «Бригада 102», в результате чего была занята Македония. Однако, в результате вероломного и не спровоцированного нападения «Синих» на Македонию мы с боями отступили на заранее подготовленные позиции и заняли стратегическую оборону...
— Это часа на два, — со знанием дела сказал Вася. — Короче товарищ Котятко говорить не умеет — его рекорд на политучебе пять с половиной часов, за «Апрельские тезисы» задвигал. Пойдем лучше в бухгалтерию, перед высадкой золото должны давать...
— Тебе-то какой интерес? — зевнул ефрейтор. — Устаревшие средние танки в Мировой войне не участвуют.
Вася на подколку не отреагировал — конечно, по сравнению с Е-50, Т-54 или новым «Паттоном» Т-44 выглядел несколько архаично, но в любом случае оставался танком-легендой. Уж всяко получше какой-нибудь «Пантеры»!
В бухгалтерии царствовала огромная бабища, прозванная за внешние данные и лютый характер «Ротвейлером». Выцепить из нее хотя бы сотню золотыми монетами считалось делом настолько же бесполезным, как выехать на БТ-2 против «Королевского тигра». Сегодня мадам Ротвейлер внезапно присмирела и выдала Гансу Шмульке достаточно средств на «золотые» снаряды, автоматические огнетушители и большой ремкомплект — никаких сомнений, сверху пришла разгромная директива: к очередному этапу Мировой войны снабдить экипажи всем необходимым. Хоть из Arsch’а вынь, но обеспечь!
— Удачно съездить, — Вася помахал ручкой Гансу Шмульке, забиравшемуся по стремянке на башню «Мауса». Танки ниже 10 уровня к боям Мировой войны командованием не допускались и привычный VK4502 пришлось оставить в ангаре — Будем строить социализм в Македонии!
— Ты его сначала у себя в казарме построй...
* * *
— Ни-че-го не понимаю, — сказал унтер-офицер Фюрст, снимая наушники. — Ротный тоже никого не видит. Где противник? Куда они все подевались?
Воевать предстояло с кланом «Blue», ничем особо не прославившемся — клан как клан, таких десятки. «Синие» занимали отдельные провинции, потом их теряли, переползая на другие участки карты, устраивая разбойничьи налеты на земли соседей. С более сильным и многочисленным противником они предпочитали не связываться, предпочитая битвы с такими же середнячками.
И вот, похоже, сегодня «Blue» устроили какой-то гадкий сюрприз.
Рота, в которую входил «Маус» Фюрста высадилась с севера на Малиновке. Боевое развертывание прошло строго в соответствии с планом: четыре «Мышки» в обороне на респе, три крупнокалиберных «Объекта 261» отправились в кусты к озеру, а семь «Луноходов» на горку к церкви — готовиться к прорыву через лес. Спустя две минуты после начала боя и отмашки артиллерии о готовности, к свинарникам на противоположной стороне полигона ринулся Е-50 — искать вражескую технику.
Тогда-то и начались странности. Е-50 прикатил к хлеву справа, поездил туда-сюда и никого не заметил. По рации пришел запрос — «Что делать»?
«Пока ничего, — ответил ротный. — Стой где стоишь».
— Пусто, — пожал плечами Отто Фюрст, оторвавшись от стереотрубы. — Наверное, отъехали к дальнему краю полигона и ждут, когда мы сунемся.
Е-50 на свой страх и риск решил выбраться из-за сараев, добрался до круга с вражеским флагом, повертел башней. Никого. Отошел обратно, ожидая распоряжений. Недоумевающий командир роты выдал в эфир на всех волнах, чтобы слышал неприятель:
«Давайте договоримся? Мы вам два домика и церковь, а вы нам один свинарник. И по домам?»
Тишина как в склепе. Македонскую Малиновку будто чума выкосила.
Один из ИС-7 вставших за горой осторожно пополз наверх, рассчитывая при малейшей опасности отойти назад. Миновал гребень возвышенности, объехал мельницу, встал у склона.
— Абсурд, — подал голос Ганс Шмульке. — Не припоминаю ничего похожего. Может быть какой-то сбой? Быть не может, иначе нас не пустили бы на полигон.
«Поехали всей толпой и будь что будет, — сообщил ротный. — «Маусы» пока стоят на месте, мало ли...»
Семерка «Луноходов» резво покатилась с горушки в лес. Справа на холме и в деревне ни единого движения. На дороге к респу — пустота, только ветер пыль гоняет.
...И вдруг на тактических планшетах всех командиров танков вспыхнуло красным скопление точек — самый угол, квадрат К-0. Пять сигналов, девять, одиннадцать, пятнадцать.
«Огонь не открывать! — рявкнул в микрофон ротный. — Бегом сюда, это надо видеть!»
Приехали все, даже артиллерия и тихоходные «Мышки», благо время позволяло. Фюрст, Шмульке и прочие члены экипажа выглянули из открытых люков, не веря своим глазам.
В уголке, в тени столетних елей сиротливо жались кучкой пятнадцать МС-1. Все до единого замотанны в масксети по самую башенку.
— Это форменное издевательство, — Ганс Шмульке первым нарушил звенящую тишину. После эдакого выверта «Синих» немудрено было потерять дар речи. — Что это значит? Verfluchtes Wegelagerergesindel! Idioten, ihr gehort in die Nervenheilanstalt!
— Тихо, — цыкнул унтер-офицер. — Гляди, наш ротный парламентером идет.
Командир ИС-7 подошел к ближайшему крошечному танчику, отодвинул масксеть и постучал согнутым пальцем по трехстворчатому лючку мехвода в передней части корпуса:
— Есть кто живой? Ну или мертвый?
— Хватит рассусоливать, — грубо ответили из недр МС-1. — Убивайте побыстрее, у нас высадка в Боснии через час.
— Чего-о? — ошалело протянул русский капитан. — Чего-чего?
— Македонию командованием решено сдать, — ответил «Синий». — По тактическим соображениям. А чтобы не тратиться на ремонт и снаряжение — послали нас. Понятно? Стреляйте уже!
— Вот это подстава, — ахнул Шмульке. — Вы слышали? Да за такое...
Какие именно кары жаждал обрушить на головы вероломных «Синих» герр ефрейтор осталось неизвестным. Ротный, сплюнув и ругнувшись, вернулся в свой танк и передал приказ «Объекту 261» — ликвидировать.
— Да у меня один снаряд стоит дороже, чем все они вместе взятые! — недовольно ответил командир расчета «Объекта». — Заряжай!
Фугас 180 миллиметров прилетел точно в середину стайки МС-1. Испарились все пятнадцать. Ротные машины выбросило в ангар с победой. Счет 15:0.
— Ничего себе повоевали, — хмыкнул Отто Фюрст. — Вот это и называется «блицкриг». Серебра ноль, опыта ноль, дадут чуточку золота за захват провинции и только. Кто бы мог ожидать такой неслыханной подлости?
— Да бросьте, господин унтер-офицер, — Шмульке только рукой махнул. — Впереди встречный бой, а мы целехонькие и с полным комплектом снаряжения. Незачем расстраиваться...

Реклама | Adv