Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

Заканчивалась осень 1942 года. 6-я армия генерала Паулюса «грызла» советскую оборону в Сталинграде, Берлин настойчиво требовал ликвидировать остатки сопротивления. Подозревал ли 18 ноября кто-то из солдат и офицеров Паулюса, что всего через несколько часов в десятках километров отсюда будут решаться их участь и судьба города на Волге? Вряд ли. А между тем ударные группировки Юго-Западного и Сталинградского фронтов уже приготовились к броску.

Перед наступлением
В корпусах 5-й танковой армии — главного козыря Юго-Западного фронта — число техники мало напоминало штатные цифры. Например, в 119-й танковой бригаде было 39 танков вместо полагавшихся 63

В советских штабах этой ночью нервничали значительно больше. Окружение такого масштаба проводилось впервые с начала войны. К тому же до сих пор под Сталинградом попытки наступлений оборачивались для наступавших лишь большими потерями — так, например, в летних боях советская 4-я танковая армия за несколько недель «сточилась» настолько, что стала объектом мрачной шутки: «у нас “четырёхтанковая” армия — в ней всего 4 танка».

В этот раз для наступления опять собрали всё, что могли. Но поздней осенью тяжелейшего 42-го года этого «всего» нашлось не так уж много. Даже в корпусах 5-й танковой армии — главного козыря Юго-Западного фронта — число техники мало напоминало штатные цифры. Например, в 119-й танковой бригаде числилось 39 танков вместо 63, полагавшихся по штату.

Особые сомнения (как оказалось потом, вполне оправданные) вызывало наличие и техническое состояние автотранспорта — грузовиков снабжения, которым предстояло подпитывать ушедшие в прорыв танки.

imageНа другом конце будущих клещей, где должны были наступать механизированные корпуса Сталинградского фронта, тоже хватало проблем. «Подготовленность танковых частей к ведению боя, за исключением 90 и 235 ТБр (танковых бригад. — Прим. ред.) была низкая. Механики-водители танков имели малую практику вождения, а большинство из них в боевых условиях танков не водили и в боях не участвовали. Артиллеристы мало практически стреляли. Мотопехота была плохо подготовлена для ведения наступательных операций, и подразделения за неимением времени в тактическом отношении были плохо сплочены».

Оставалось надеяться, что и немцы уже далеко не те, что были летом или в начале осени. К тому же первый удар должен был прийтись не по немецким войскам…

Клещи смыкаются

На рассвете 19 ноября залпы пушек и огненные стрелы «катюш» обрушились на позиции 3-й румынской армии. После артподготовки в атаку пошла пехота, и фронт румын начал быстро расползаться на клочки. Танковые корпуса подключились к делу позже, после полудня. Быстро прорвав ошмётки румынской обороны, бронечасти двинулись дальше.

imageСобственные потери в первый день были сравнительно небольшими. Правда, «отличился» один из батальонов 159-й танковой бригады. Получив в 12:00 приказ, изменивший маршрут атаки, он отклонился от направления, проверенного разведкой и дозорами, и вышел прямиком на минное поле. Само по себе это бедой не было — специально на такой случай на танках ехали два взвода сапёров с миноискателями. Ошибся комбат: когда две передовые «тридцатьчетвёрки» подорвались на минах, он решил, что попал под обстрел танков или артиллерии. Батальон пошёл вперёд на большой скорости. Итог — всего за несколько минут из строя вышли десять Т-34. Потери на минах выглядели досадной, но относительно небольшой проблемой на общем фоне успешного прорыва. Главное — на протяжении почти всего первого дня наступления 5-я танковая армия успешно шла вперёд.

Только поздним вечером советские танки натолкнулись на серьёзное сопротивление у совхоза Усть-Медведицкого. Согласно рапорту бригады, в совхозе оборонялся «немецкий пехотный батальон, служивший отрядом заграждения для румынских войск, и остатки отошедших румынских войск». На самом деле в бой вступила находившаяся позади румын немецкая 22-я танковая дивизия.

Будь это полнокровное соединение, его контрудар мог бы поставить под угрозу весь советский план. К счастью, с немецкой дивизии защитники Сталинграда основательно «сняли стружку», так что боеспособных танков в ней было примерно три десятка. Уже 20 ноября к середине дня две советские танковые бригады выбили немцев из Усть-Медведицкого, захватив при этом «много машин, мотоциклов, 2 продовольственных склада и склад запчастей». Немцы отошли на высоты южнее совхоза и закрепились там. Попытка атаковать их в лоб обошлась в ещё один сожжённый танк и два подбитых. После этого командование 5-й танковой армии направило части в обход немецких узлов сопротивления.

20 ноября перешёл в наступление и Сталинградский фронт. Собственной танковой армии ему не досталось — здесь окружение должны были замыкать 4-й и 13-й механизированные корпуса. Они сравнительно легко прошли сквозь хлипкий «заборчик» румынских дивизий, 4-й корпус даже вышел в чистый прорыв. А вот «чёртова дюжина» в нумерации другого корпуса оказалась несчастливой. Во-первых, навстречу им выдвинулась из резерва немецкая моторизованная дивизия. Во-вторых, повторилась ситуация, когда боевые машины по ошибке оказались на вражеском минном поле и понесли существенные потери.

Но большая часть советских танков уходила всё глубже в немецкий тыл.

В лучших традициях блицкрига

Наступал самый рискованный момент операции. Танки вырвались вперёд, стрелковые дивизии добивали последние очаги румынской обороны и поэтому отстали. На все ноги хромало снабжение: как уже говорилось выше, грузовиков перед наступлением не хватало. Танки уподобились улиткам, которые «всё своё носят с собой». Например, в 117-й танковой бригаде каждая боевая машина везла 150 снарядов, из которых сотню укладывали в корпус, а остальные размещали в ящиках на крыльях танков. Некоторые машины везли на броне ещё и 200-литровые бочки с горючим.

О том, что чувствовали танкисты, идущие в бой на машинах, увешанных снаружи снарядами и бочками с топливом, отчёт 117-й бригады красноречиво молчит

Но и этих «носимых запасов» могло не хватить на всю операцию. Нашим танкистам сильно помогли сами немцы — точнее, их тыловые склады. Захваченное продовольствие и особенно автомобильный бензин позволили загружать грузовики, идущие к фронту, самым нужным — снарядами. Кроме того, для подвоза припасов выделили часть машин мотострелковых батальонов. А бойцов посадили на танки десантом.

Кто знает, как пошли бы дела, имей в этот момент возможность Паулюс или немецкие командиры с внешней стороны будущего окружения бросить в бой свежую танковую часть. К счастью, 6-я танковая дивизия, которую гитлеровцы перебрасывали из Франции к месту кризиса, была ещё далеко.

imageНа рассвете 22 ноября передовые части советского 26-го танкового корпуса вышли к мосту через Дон в районе города Калача. Захват прошёл в лучших традициях немецких войск летом 41-го. Когда сквозь рассветные сумерки проступили силуэты советских танков, охрана моста просто не успела осознать, что здесь, в глубоком тылу, появился враг. Подорвать мост или оказать сопротивление немцы не смогли, и ценная переправа перешла в руки Красной армии без боя.

На следующий день был взят и сам Калач. К этому моменту во всём 26-м танковом корпусе из 160 на ходу оставалось всего 35 танков — едва половина штатной численности бригады! Но, несмотря ни на что, свою задачу танкисты выполнили.

В тот же день 4-й мехкорпус Сталинградского фронта захватил город Советский. И здесь трофеями танкистов оказались немецкие склады и тыловое имущество. Но главное — при этом была перерезана железная дорога, по которой шло снабжение 6-й армии немцев.

23 ноября в 16:00 танки 4-го мехкорпуса Сталинградского фронта встретились с частями 26-го танкового корпуса Юго-Западного фронта. Кольцо замкнулось, отрезав армии Паулюса пути к отступлению. Началась двухмесячная агония немецких войск, окружённых в городе на Волге.

Автор текста — Андрей Уланов

Андрей Уланов — историк, автор книг и статей по истории Великой Отечественной войны. Наиболее известные работы — «Порядок в танковых войсках» и «Первые Т-34» (совместно с Дмитрием Шеиным). В настоящее время работает над книгами о противотанковых средствах советской пехоты в годы Великой Отечественной войны и о боевом применении танков Т-34 в 1942 году.

Также читайте на Warspot.ru: «Броня в руинах Сталинграда».

  • ЦАМО РФ, в частности фонд 3398 (1-й танковый корпус), опись 1 (оперативный отдел).
  • Исаев. А. Неизвестный Сталинград.
  • Адам. В. Катастрофа на Волге.
  • Меллентин Ф. В. Танковые сражения 1939–1945 гг.: Боевое применение танков во Второй мировой войне.
Реклама | Adv