Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

image



Далёкой осенью 1941 года, когда 4-ю танковую бригаду отправляли в её первый бой со словами «Между немцами и Москвой сейчас только вы», вряд ли кто-то из танкистов мог предположить, где и как будет окончен её боевой путь на той великой войне. Может, уже через несколько дней бригада сгорит в очередном котле, как уже было летом на Украине, в Белоруссии, Прибалтике. Может — продержится дольше.

Тогда, осенью, они сумели выжить и выстоять. Затормозить удар немецкого танкового клина, выиграть время, чтобы за их спинами развернулся на позициях свежий корпус. За эти бои 4-я танковая бригада стала 1-й гвардейской.

Факты о 1-й гвардейской

1-я гвардейская танковая Чертковская дважды ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада

• Сформирована 19 августа 1941 как 4-я танковая бригада. 11 ноября 1941 года преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

• В 1941 году в составе бригады воевал самый результативный советский танкист Дмитрий Лавриненко. С начала войны до своей гибели в декабре 1941 года он подбил 52 вражеских танка.

• 1-я гвардейская бригада провела в наступлении 328 дней.

По материалам сайта tankfront.ru.

В апреле 1945 года всё было иначе. Михаил Ефимович Катуков, уже не полковник, а генерал-полковник, командовал 1-й гвардейской танковой армией. В её составе была 1-я гвардейская танковая бригада. Москва по-прежнему была позади, но уже далеко позади на востоке. А впереди лежало «логово зверя» — Берлин. Правда, сначала нужно было преодолеть «берлинские ворота» — Зееловские высоты, где гостей с востока собирались встречать отнюдь не хлебом-солью.

На подходах к Берлину

На 15 апреля в бригаде было 44 готовых к бою танка Т-34-85. Ещё 17 самоходок (СУ-100 и СУ-85) были в приданном бригаде 400-м гвардейском самоходно-артиллерийском полку. В ночь на 16 апреля бригада переправилась через Одер и сосредоточилась на Кюстринском плацдарме. Через несколько часов начался тот самый «последний бой, он трудный самый».

Будь на дворе 41-й или 42-й год, скорее всего, под этими высотами бригада бы и осталась — сгоревшими и подбитыми «коробочками». Но на календаре была весна победного 45-го.

На основании полученного приказа 16 апреля в 7:30 бригада выступила за наступающей пехотой и, обогнав её, к 8:30 с боем овладела Заксендорфом. При дальнейшем продвижении бригада встретила упорное сопротивление противника, занимавшего заранее подготовленную оборону на Зееловских высотах. Благодаря умелому обходному манёвру танки бригады ворвались на высоты к 20:00 16 апреля и полностью овладели одной из высот, что нарушило всю систему обороны противника.

Впрочем, до полного «вышибания дверей» было ещё далеко — пока была прорвана только первая из трёх линий обороны. Лишь вечером 18 апреля танкистам Катукова удалось занять городок Марксдорф, отрезая немецкому XI танковому корпусу СС пути отхода к Берлину. Следующие два дня бригада, как принято было писать в мемуарной литературе, «отбивала бешеные атаки эсэсовцев».

К вечеру 20 апреля 1945 года ударные группировки 1-го Белорусского фронта взломали последнюю оборонительную линию на Зееловских высотах — так называемую линию «Вотан». 22 апреля советские танковые части перехватили основные коммуникации оборонявшейся там немецкой 9-й армии и выдвинувшейся к ней на помощь части 4-й танковой армии. Ещё через два дня котёл захлопнулся окончательно. В нем ещё находились до двухсот тысяч вражеских солдат и множество техники. Большая часть их навсегда осталась в лесах около небольшого городка Хальбе.

В «логове зверя»


image

1-я гвардейская танковая к этому времени уже дралась в Берлине. С рассветом к танкистам подтянулись отставшие солдаты 21-й мотострелковой бригады. Начался штурм города.

К утру 24 апреля бригада переправилась на левый берег реки Шпрее на паромах в районе Кёпеник. Составляя передовой отряд корпуса, бригада наступала в направлении Адлерсхофа, Йоганнисталя и в 5:00 встретила упорное сопротивление противника на северо-западной окраине Йоганнисталя, пригорода Берлина. В 11:30 бригада полностью овладела Йоганнисталем, где из лагерей было освобождено свыше 10 тысяч граждан союзных государств.

Путь вглубь города приходилось буквально «прогрызать» по нескольким улицам. Учитывая опыт прошлых боёв, танки шли «ёлочкой». Машины, шедшие слева, расстреливали дома по правой стороне, шедшие справа — по левой. В 100–150 метрах перед танками пехотинцы ликвидировали «фаустников». Зачастую бой приходилось вести словно в окружении: немцы пропускали передовые части, прячась в подвалах (среди гражданских), пробирались в тыл по туннелям.

Противник превратил все каменные здания в опорные пункты, размещая в них автоматчиков и «фаустников», которые, в отличие от прошлых боёв, стали применять залповый огонь по танкам с верхних этажей зданий. Тяжёлую и лёгкую артиллерию (зенитную) противник использовал как противотанковые орудия. В качестве противотанковой артиллерии использовались также орудия тяжёлых танков, поставленные на лафеты. На улицах города были сооружены сплошные завалы, нередко железобетонные. Перед завалами были поставлены минные поля. Действия групп автоматчиков и «фаустников» поддерживались группами танков и самоходных орудий в количестве от двух до пяти.

Гибель командира

image



Темник Абрам Матвеевич
(19.10.1907 — 29.04.1945 )
Командир 1-й гвардейской танковой бригады с сентября 1944 года. Герой Советского Союза

27 апреля 1-я гвардейская вышла на северо-западную окраину берлинского района Шёнеберг. Здесь при подавлении немецкого орудия, установленного в колокольне кирхи, погиб командир бригады полковник Абрам Матвеевич Темник. Вспоминает командир сражавшегося рядом полка тяжёлых танков ИС подполковник Вениамин Аронович Миндлин.
— Здорово! Ты жив? Молодец! — в наушниках баритон Темника. — Где твои танки?

— Привет! Я уже подошёл к перекрёстку. Опознавательные ракеты видел?

— Хорошо. Есть к тебе просьба. Красную кирху видишь? От вас впереди и слева? У фрицев там на колокольне 75-миллиметровая пушка. Бьёт в упор по моим танкам, зараза! Подави её, а? По-братски! Первогвардейцы в долгу не останутся.

— Сейчас попробую! На кирху брошу автоматчиков.

— Что автоматчики сделают? Огнём из своих «волкодавов» давай!

— Уже пробовали. Не берут и наши снаряды: кладка старинная, толщина больше метра...

— Тогда давай вместе атакуем, с обеих сторон! Согласен? Я сейчас собираю всех своих штабников для атаки!

— Почему штабников? Где твой батальон автоматчиков?

— Дерётся за железнодорожный узел. Там лабиринты. Не могу снять оттуда ни единого человека!

— Зачем же бросать в бой штаб?

— А что делать? Сам поведу в атаку. Ты когда сможешь начать?

— Минут через пять.

Темник размахивал большим маузером и что-то кричал. В окулярах бинокля крупно возникло его побагровевшее лицо с распушившимися усами. Он был без куртки, на гимнастёрке блестели ордена.

Увидав своего комбрига, остановились отступающие от кирхи первогвардейцы. Обе группы слились. Темник только на секунду замедлил бег, потом оглянулся и, опять взмахнув маузером, устремился вперёд. Теперь все бежали почти рядом с ним и уже были недалеко от ограды, когда в самой гуще атакующих взметнулся взрыв.

Всё это совершилось буквально за доли минут. Ещё бы две-три минуты, и мы тоже были бы там... На войне, в бою, как правило, не хватает всегда «чуть-чуть».

Гремят гусеницы, ревут моторы, над головой с раздирающим свистом несутся снаряды ИСов, идущих сзади. Опять поднялась и бросилась к кирхе цепь автоматчиков.

После взрыва всю группу Темника закрыли дым и пыль. Теперь пыль осела. Темник и бывшие с ним офицеры лежали на мостовой.


Командование бригадой принял начальник штаба — гвардии полковник Катиркин.

Войну 1-я гвардейская закончила с шестью танками

image

Бригада продолжала пробиваться вперёд. В ночь с 29 на 30 апреля вместе с частями 20-й гвардейской мотострелковой бригады и 88-й стрелковой дивизии выбили противника из последнего квартала перед зоологическим садом. Вечером 30 апреля начались бои за сам зоосад. К этому моменту в бригаде осталось шесть боеготовых танков...

Всего несколькими километрами севернее части 3-й ударной армии штурмовали Рейхстаг.

1 мая 1945 года, в 16:00 по приказу командира корпуса бригада передала в 20-ю гвардейскую мотострелковую бригаду шесть оставшихся танков вместе с экипажами, 89 автоматчиков мотострелкового батальона и была отведена во второй эшелон. Этот бой и эта война для 1-й танковой закончились.

Автор текста — Андрей Уланов.

Андрей Уланов — историк, автор книг и статей по истории Великой Отечественной войны. Наиболее известные работы — «Порядок в танковых войсках» и «Первые Т-34» (совместно с Дмитрием Шеиным). В настоящее время работает над книгами о противотанковых средствах советской пехоты в годы Великой Отечественной войны и о боевом применении танков Т-34 в 1942 году.

Источники:

1. Доклад о боевых действиях I Гвардейской танковой Чертковской дважды ордена Ленина Краснознамённой орденов: Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригады в составе 8-го Гвардейского механизированного Прикарпатского Краснознамённого ордена Суворова корпуса I Гв. танковой армии 1-го Белорусского фронта за период с 16 апреля по 2 мая 1945 г. // ЦАМО РФ, фонд 299, опись 3070, дело 771.

2. Миндлин В. Последний бой — он трудный самый. Повесть-воспоминание // Знамя. 1985. № 4. С. 90–124.
Реклама | Adv