Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv

image



«Der Architekt. Без иллюзий» — первый том запланированного трёхтомника. Это история профессионала, который больше не мог мириться с дилетантством. История человека, который поверил в живое божество и разочаровался в нём. История о том, как могла бы закончиться Вторая мировая война, если бы в 1942 году Адольф Гитлер исчез с политического небосклона. В романе «Без иллюзий» вскрываются причины катастрофы, постигшей Третий рейх, и «Германии без Гитлера» даётся ещё один шанс, который реализует новый рейхсканцлер — Альберт Шпеер.

image



«Der Architekt. Без иллюзий»
Роман
2013, 448 с., иллюстрации
Тираж: 10 500 экз.
Подробнее: hobbygames.ru

Как была задумана трилогия и сколько времени прошло от идеи до пера?

Началось всё лет, наверное, пять назад, когда мы с военным публицистом Славой Гончаровым (он, кстати, сейчас выступает одним из основных консультантов World of Warships) поспорили на тему «А когда же Германия прошла точку невозврата во Второй мировой?». И кто, исчезни Гитлер с политической арены навсегда, смог бы вытащить государство из пропасти? Сошлись на кандидатуре Альберта Шпеера — талантливого экономиста, человека умного и энергичного. Замечу, что на Нюрнбергском процессе он оказался единственным из всех обвиняемых, кто прямо сказал: «Да, я виноват в преступлениях национал-социалистического режима». Потом мы устроили в Livejournal сетевую игру по этой тематике. Словом, проект очень давний.

Я предлагал эту тему одному из крупных питерских издательств, но там мне прямо заявили: нужен попаданец! Я категорически отказался: никаких попаданцев, никогда, ни за что, ни за какие плюшки! А когда было создано издательство Tactical Press, то и его редакторы, и руководство Wargaming (подразумеваются Сергей Буркатовский и Вячеслав Макаров) отнеслись к заявке более чем положительно — в итоге пришлось поднимать старые наработки и садиться за писанину.

image

image



Книга разительно отличается от демонизированного образа «война и немцы», все персонажи абсолютно реалистичны и, как ни странно, человечны.

Сверхзадачей являлось показать «Германию изнутри» — как с позиций представителя высшего руководства (Альберта Шпеера как министра правительства), так и с точки зрения обычного военного (брата главного героя — лейтенанта Эрнста Шпеера). Но если первый оставил обширные книги мемуаров, то второй, как известно, пропал без вести под Сталинградом — тут возникла серьёзная проблема: а как, собственно, отразить точку зрения Эрнста? Посовещавшись, мы с Еленой Хаецкой решили, что раз уж про Эрнста Шпеера ничего толком не известно (даже фотографий не сохранилось!), то следует взять за основу воспоминания бывших солдат и офицеров 2-го танкового полка. И фактически историю Эрнста мы реконструировали по этим материалам, придав тексту облик «мемуарности», что позволит читателю куда серьёзнее относиться к герою. Он сам рассказывает о боевом пути полка, начиная от Французской кампании 1940 года и заканчивая катастрофой под Сталинградом.

Обзор неслыханных безобразий, творившихся в экономике, производстве и внутренней политике Германии, следовало давать именно с точки зрения немца, причём не рядового, а пытающегося эти Авгиевы конюшни разгрести на правительственном уровне — отсюда и повествование от лица Альберта Шпеера, который в книгах воспоминаний рисует далеко не самую радужную картину межведомственной неразберихи, клановых войн, дичайшей коррупции и фактического саботирования указаний правительства в пользу узкокорпоративных интересов. Оставалось выделить из мемуаров и сохранившихся документов наиболее вопиющие эпизоды и беллетризировать. В результате удалось создать достаточно цельную картину, объясняющую причины катастрофы, постигшей Германию.

На тему «демонизированного образа». Концепция «Германия изнутри» подразумевает, что в ту эпоху жили, работали и воевали вполне обычные люди, которые не вешали по утрам партизан и не участвовали ежедневно в массовых расстрелах — разумеется, были и такие, но тематика концлагерей в Германии была табуирована, население ничего не знало о творившихся в Освенциме или Дахау ужасах. Зададимся вопросом: а как работала «Организация Тодта» (фактически аналог нашего МЧС) в условиях стратегических бомбардировок немецких городов союзнической авиацией? Мы постарались ответить на этот вопрос в главе «Враждебное небо». Как работала экономика? Чиновничество? Военная промышленность? Тайная полиция? Каковы были общие умонастроения? В обычных людях того времени не было ничего ультрадемонического — они были уверены, что воюют за свою страну и работают для её блага. Да, после 1945 года наступило отрезвление, но до поражения во Второй мировой Германия была самым обычным государством: уродливым, неэффективным, насквозь коррумпированным, но всё-таки государством.

В этом отношении примечательна реакция рецензентов на персону обергруппенфюрера Рейнхарда Гейдриха, играющего в сюжете одну из важнейших ролей: некоторые считают персонажа «ужасным, просто леденящим кровь», другие, наоборот, пишут, что Гейдрих получился чуть ли не душкой-лапочкой. Полагаю, что нужный эффект достигнут: мы сумели сделать персонажа настолько противоречивым и «живым», что разные люди воспринимают его с диаметрально противоположных точек зрения.

image

image



Как вы поделили объём работы с соавтором Еленой Хаецкой?

Она занималась Эрнстом, а я — Альбертом. «Мемуары» двух разных людей, пускай и родных братьев, должны быть выдержаны в разной стилистике — у нас это получилось. Кроме того, на Елене лежал основной объём работы с переводными материалами: она отлично знает немецкий язык, а некоторых важных текстов на русском попросту нет.

Вспоминая о первом издательстве, желающем непременно «попаданца» — почему книги про попаданцев называют «альтернативной историей»? Ведь альтернативная история в прямом смысле — это описание второго возможного варианта развития событий.

Давайте не будем путать два разных жанра. «Чистая альтернативка» не подразумевает этих проклятущих попаданцев от слова «совсем», и «Архитектор» — это как раз «чистая альтернативная история»: имеет место некая точка расхождения с реальностью (у нас это неудавшееся покушение на Гейдриха в мае 1942 года), а дальше — как кривая вывезет, в соответствии с фабулой, логикой и сюжетом.

«Попаданец» же подразумевает вмешательство в исторический процесс извне. Каюсь, я стал одним из родоначальников этого жанра, ещё в 1997 году начав цикл «Вестники времён» по Третьему крестовому походу, но в те времена никак не мог предположить, в какой наводящий дрожь кошмар это выльется. Орды попаданцев в 1941 году «предупреждающие» Сталина о начале войны — это уже не смешно. Сотни книг, обмусоливающих одну и ту же тематику на разные лады. Впрочем, издатель требует — вот и пишут, причём 99% этой, извините, литературы, не выдерживает никакой критики. Я искренне надеюсь, что гуляющая в недрах Tactical Press идея романа, в котором спецотряд НКВД будет охотиться на попаданцев, всё-таки будет реализована. Желательно кем-нибудь из мэтров, наподобие Дьяченко или Дивова.

Попаданческий жанр к сегодняшнему дню неимоверно опошлен «постановкой на поток». Мне это не нравится. Предпочитаю классическую альтернативную историю. И кстати. Элементов «альтернативы» в первой книге очень мало, «точка расхождения» практически незаметна, а весь сюжет выстроен вокруг реальных событий.

image

image



Должна ли такая литература нести в себе образовательный и правдивый элемент или в принципе можно закинуть чепчик за мельницу и писать, чего душа просит? Где начинается и заканчивается «альтернатива» и должен ли автор держать себя в руках?

Безусловно, должен! Ещё при создании Tactical Press появилась установка: возвращаемся к старому доброму принципу времён СССР: развлекательная литература обязана нести образовательную нагрузку, иначе никак. Именно поэтому в «Архитекторе» выверены все детали: форма одежды, характеристики техники, даты, описания городов и так далее. Дошло до того, что когда в романе была упомянута статья из газеты «Таймс», мы залезли в интернет-архив, нашли скан этой статьи и поместили в книгу.

Как говорил Максим Горький, нельзя снижать литературную планку до уровня читателя, наоборот — следует подтягивать его до уровня хорошей литературы. Обычному попсовому издателю подавай попаданца Васю: модно, гарантированно купят, а уж каково качество — дело десятое. Ничего особенного, просто бизнес.

У нас всё иначе: никаких чепчиков за мельницей. Это решение окончательное и обжалованию не подлежит.
Реклама | Adv