Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
12.8 cm Selbstfahrlafette auf VK3001(H)
«Sturer Emil»

image



Экспериментальное немецкое самоходное противотанковое орудие времен второй мировой войны «Sturer Emil»(Упрямый Эмиль), разрабатывавшееся для разрушения бетонированных фортификационных сооружений врагов, возможно, будет введено в игровой мир World of Tanks в недалёком будущем. А то, каким может получиться «Упрямый Эмиль» мы и поговорим в этой статье.

Упрямый Эмиль

С большой долей вероятности, «Sturer Emil» будет располагаться на 7 уровне второй ветви ПТ-САУ Германии которая будет введена в патче 0.8.8, и тем самым являться прямым продолжением пт-сау «Nashorn»( рассмотренной мной в предыдущей статье). Но стоит уточнить, что «Носорог» и «Упрямый Эмиль» с исторической точки зрения, имеют мало общего. Первый - создавался впопыхах для решения неожиданно возникших проблем связанных с тяжелыми советскими и британскими танками на фронтах войны. Второй – создавался ещё в 1939 году и по замыслу командования Германии предназначался для разрушения «Линии Мажино» во время Французской кампании. Но поговорим конкретнее о «Упрямом Эмиле».
С игровой точки зрения над пт-сау «Носорог» было легче размышлять. Многие его части, такие как ходовая база от «Хуммеля» и оружие от «ЯгдПантеры», уже представлены в игре и всё, что оставалось сделать, так это соединить их и посмотреть, что из этого выйдет. В случае же с «Упрямым Эмилем», придется отталкиваться от исторических материалов и рассказов немецких и советских офицеров. Поэтому всем тем, кто терпеть не мог уроки истории в школе, могут смело закрывать статью и заниматься чем-то более полезным.

image



Как уже говорилось ранее, «Sturer Emil» разрабатывался как средство для разрушения фортификационных укреплений противника. К моменту воплощения самоходок в металл разрушать линию Мажино больше не требовалось. Тогда решили перекрестить разрушитель бункеров в дальнобойный истребитель танков и отправить на Восточный фронт. Машина была вооружена орудием 128 mm PaK 40 L/61, которое в игре не представлено.

image



Но из таблицы «бронепробиваемости германских пулемётов и орудий», можно узнать, что бронепробитие нашего орудия составляло - 201мм (примерно такое же, как и у двух топовых орудий «ЯгдПантеры»). Этот факт развеивает миф, распространенный в интернете на форумах, о страшном и монструозном орудии «Sturer Emil». В боевой действительности орудию 128 mm PaK 40 L/61 не требовалось большего пробития. Его 26 килограммовые снаряды, если, даже не пробив цель, наносили такие повреждения после которых тяжело оправиться. Попадание (не пробитие) в башню разрушало механизмы движения, попадание в корпус, скорее всего, контузило было весь экипаж. В итоге любая цель в радиусе 1500м была обречена.
Так же существует миф о том, что на «Эмиль» ставилась топовая пушка «ЯгдТигра» 12,8 cm PaK 44/2 L/61, который возник из-за похожих названий орудий. У двух орудий из общего лишь длина ствола и калибр, хотя орудие «ЯгдТигра» и является улучшенной версией орудия «Эмиля». Судя по всему, у нашего «Эмиля» так же будет ещё две общие черты с его более бронированном родственником - разовый урон и точность. Урон 128 mm PaK 40 L/61 будет составлять 560НР, такой же, как и у «ЯгдТигра», а точность от 0.32 до 0.33.
При отличной точности и грозном разовом уроне, не стоит ожидать хорошей скорострельности. Из исторических документов, становиться ясно, что перезарядить в тесном пространстве орудие, снаряды которого весят 26 кг, было довольно тяжелым занятием. Также огромным минусом был боекомплект – от 16-18 снарядов. В реальной жизни «Эмиль» ни когда не был один, за ним всегда тянулся грузовик снабжения. В игре же такой возможности пока нет.

image



Ещё из минусов орудия можно выделить сектор её наведения. В вертикальной плоскости - от -15° до +10°, в горизонтальной - 12° (7° вправо от продольной оси и 5° влево). А это дорогие читатели, не много немало, самые низкие показатели среди ПТ-САУ Германии существующих в игре. Повертеть стволом, словно британский АТ-15, увы, у нас не выйдет.
Вес орудия составлял 7,835 тонн (к примеру, вес орудия JagdPz E-100 равен 7.680 тонн) и ни одно из доступных на тот момент шасси не могло выдержать такой нагрузки. Пришлось использовать шасси экспериментального танка VK-3001(H) фирмы "Хеншель". Но и с этим шасси возникла проблема - по весу корпус выдерживал 128-мм орудие, но тогда не оставалось места для экипажа. Для этого шасси было удлинено примерно в два раза, количество опорных катков увеличили на 4 катка. Позже на фронте, выявились многие конструкторские ошибки в этом «удлинение», вследствие чего огромное количество поломок. Именно поэтому за пт-сау 12.8 cm Selbstfahrlafette auf VK3001(H) закрепилось название "Sturer Emil" (Упрямый Эмиль).
Обзор самоходки из-за открытой рубки, будет составлять 390-400 метров.

image



Ходовые характеристики «Sturer Emil» удручают. Максимальная скорость около 18 км/ч, а о манёвренности не стоит и говорить. Двигатель HL116 мощностью (ориентировочно) в 300 л.с., судя по рассказам немецких офицеров, плохо справлялся со своей обязанностью.
Бронирование «Sturer Emil» практически не имел. Бронирование лба рубки и корпуса составляло 50 мм. Борт и корма рубки и корпуса 30 мм. Предполагалось, что противник просто не сможет попасть по танку, из очень большого расстояния ведения боя. Орудие «Эмиля» поражало цель на расстояние 2000м, а советские орудия могли лишь с 600-800 метров.

image



Подытожим всё выше сказанное.
Орудие: 128 mm PaK 40 L/61 пробитие 201 мм, урон 560НР, ориентировочная скорострельность 3.75-4 выстрела в минуту.
Ходовая часть: максимальная скорость 18 км/ч, скорость поворота 20-25 градусов в секунду.
Обзор: 390-400 метров
Экипаж: из 5-6 человек
Бронирование: лоб/борт/корма - 50/30/30

Нас ожидает довольно медленная и не поворотливая ПТ-САУ, которая будет больше походить на облегчённую версию ЯгдПз Е-100. Бронирования у самоходки нет, но мы будем замечать врага первыми, поэтому у нас будут драгоценное время для принятия правильного решения. Точное орудие позволит нам реализовывать смертоносный урон, но скорострельность не простит ошибок. Мы будет грозой тяжелых и не поворотливых соперников, но уязвимы перед маленькими и юркими танками. Для артиллерии мы будем лишь лёгкой мишенью. Играть нам придется отталкиваясь от минусов, пытаться скрываться их. Иначе бой для нашего «Эмиля» закончится, так и не начавшись.

В конце статьи я приведу записи немецкого офицера, который в своём рапорте хорошо проиллюстрировал возможности «Упрямого Эмиля»:
командир подразделения обер-лейтенант Курт Хильдербрандт

- Мы появились вовремя - противник, устав отступать, занял оборону. Двум другим ротам нашего абтейлунга повезло больше. С самых первых дней июля, когда началось очередное наступление на Восточном фронте, они имели несколько случаев пострелять по танкам противника и уничтожили за три недели боев целых 15 неприятельских танков.
Мы все жаждали продемонстрировать свое понимание нашего предназначения и пустить в дело три тяжелые самоходки: две 12,8 cm Sfl. (Selbstfahrlafette) и одну 10,5 cm Sfl. Из-за проблем с двигателем «Макс» (128-мм самоходка) находилась в ремонте, таким образом делать бизнес предстояло «Моритцу» и «Бруммбаеру». Против легких танков и пехоты неприятеля мы рассчитывали использовать наши импозантные системы 4,7 cm Sfl.
С рассветом мы двинулись к линии холмов, не встречая никакого сопротивления со стороны противника. Местность плавно то опускалась, то поднималась, в 4 км виднелась другая череда холмов. Утренний туман рассеялся, и видимость улучшилась. На плоской равнине не имелось никаких признаков присутствия противника. Тишина - никакой стрельбы. Только вот что ожидает нас за теми далекими холмами? Может очередные курганы, а может бункеры, доты, форты или даже крепостные стены? Восходящее солнце слепит нам глаза, мы ничего не можем разглядеть впереди. Командир орудия возопил: «Вижу танк!», указав на небольшой курган. В окуляре прицела отчетливо проецировался силуэт танковой башни. Вскоре еще одну башню заметили на другом кургане. Мы насчитали порядка 30 танков, разбросанных по склону холмистой гряды.
Противник тоже обнаружил наше присутствие. Танки открыли огонь, но расстояние было слишком большим. Стрельба получилась очень неточной. Экипажи «Моритца», «Бруммбаера» являли собой весь наличный боевой состав роты. Мы были охотниками. Нам следовало остановиться и выжидать, а не выполнять атаку в стиле танков или штурмовых орудий. Примерно три часа мы выжидали, пока на огромной скорости через всю долину в нашу сторону не устремился одинокий танк противника. Прежде чем «Моритц» занял выгодную для стрельбы позицию, красный танк успел спуститься в долину со своего холма. Танк двигался по долине параллельно гряде холмов. Скоро он скрылся из виду, но звук его работающего мотора был слышен очень хорошо. Командир роты определил, что есть место на местности, в котором танк снова станет видимым, если не изменит направления своего движения. «Моритц» двинулся на удобную для стрельбы позицию. И вот враг появился - им оказался танк Т-34. Теперь машина противника медленно перемешалась вдоль склона. Башня танка была повернута в нашем направлении, пушка периодически озарялась вспышками выстрелов. В этот момент рявкнула пушка «Моритца». Мы отлично видели трассер - снаряд упал, не долетев до танка пары метров. Второй снаряд! Ахтунг, Фойер!!! Слово «Ахтунг» оказалось лишним - танк успел перемахнуть гребень высоты. Видна осталась одна только башня. Мы думали, что сей момент исчезнет и башня. Ан нет - открылся верхний люк, из которого стали выпрыгивать русские. Почти одновременно с этим над танком взметнулся сноп пламени. Башню окутали клубы дыма. Танк горел. Volltreffer - прямое попадание.

Времени праздновать успех не оставалось - тут же появился второй танк. Танк также стрелял в нашу сторону, но не из пушки, а из пулемета. Этот танк двигался не столь стремительно, как первый. То был КВ-1. КВ время от времени делал остановки и стреляя два - три раза из пушки с места. При второй остановке танка дистанция до него составляла 1500 м. «Моритц» быстро сменил позицию, что являлось несомненным достоинством самоходки перед буксируемой противотанковой пушкой. КВ попал в прицел «Моритца». Возникла конкретная дуэльная ситуация. КВ ловил в прицел «Моритца», «Моритц» - КВ. Большевики выпустили несколько снарядов довольно прицельно, но, прежде чем наводчик коммунистического танка смог добиться прямого попадания, в его машину вонзился снаряд нашего «Моритца». Из танка выскочили два танкиста, они убежали за высоту. «Моритц» отполз по обратному склону высоты, чтобы стать для противника невидимым. Русские танкисты из горящего КВ скрылись за холмом, а на сцене появился очередной советский танк - по долине на скорости мчался Т-34. За несколько минут он достиг подбитого КВ и остановился прямо перед ним. Открылись люки, из них выскочили люди, которые перепрыгнули на КВ. Мы даже не успели понять, что русские затеяли буксировку, как оба танка начали медленно перемещаться в пространстве. Однако, чего-то не заладилось - через несколько минут оба танка остановились. На броне вновь закопошились люди.
По приказу командира роты «Моритц» выкатился на старую огневую позицию, откуда открыл стрельбу осколочно-фугасными снарядами по русским, которые суетились возле обоих танков. Первый снаряд упал слишком далеко, второй лег ближе к цели, но где третий? Вас из дас? Ис дас вас - третий снаряд попал аккурат в корму Т-34. Через несколько секунд русский танк объяло пламя. Т-34 был поражен осколочно-фугасным снарядом на дистанции в 1500 м!

После краткой заминки на поле боя выкатился очередной Т-34, который также направился к поврежденному КВ, и вновь русские попытались отбуксировать КВ. «Моритц» несколькими выстрелами пресек попытку буксировки и поджег Т-34. Произошедшее далее в нормальную логику не укладывается... Снова появился русские танк и снова из него вылезли танкисты с буксирными тросами в руках - очередная попытка буксировки КВ. «Моритц» заполз на облюбованную огневую позицию, только на этот раз на позицию обрушились русские снаряды, запущенные с далеких холмов. Стреляло не менее десяти советских танков. Большинство снарядов падало очень далеко от цели - слишком далеко находились танки противника. Однако один танк приблизился, после чего был поражен первым выстрелом «Моритца». Третий горящий Т-34 встал рядом с лишившимся хода КВ. Самое время «Моритцу» убраться из виду противника. Развернуться самоходка возможности не имела, развернуться - означало подставить противнику борт, облегчив работу неприятельских наводчиков. Оставалось пятиться задним ходом. До спасительного обратного склона холма оставалось всего 10 м, когда перед самоходкой разорвался снаряд. Еще пять метров, три - все! Казалось бы... В этот момент снаряд разорвался под корпусом машины промеж гусениц. Осталась воронка глубиной в метр, но «Моритц» не пострадал. Противник лишился пяти танков в ходе этого неудачного для него боя. Даже для красных это было слишком. Противник затих. Танки неприятеля перемещались по холмам, однако не решались спуститься в долину. Вскоре после обеда разразился сильнейший ливень, превративший всю местность в море непролазной грязи. Вся колесная техника встала, передвигаться могли лишь гусеничные машины. Советы использовали момент для атаки танков и пехоты. Прикрываясь дождем, они подошли к нашим линиям на 800 м. «Моритц» и «Бруммбаер» выдвинулись на удобные для стрельбы огневые позиции, с которых и открыли пальбу. Потребовалось всего несколько минут, чтобы поджечь пару Т-34. С третьего Т-34 метким выстрелом снесло башню. Вслед за наступлением темноты командир роты отдал приказ устроить ночлег. Самоходки встали недалеко друг от друга, между ними поместились мотоциклы и грузовики со снарядами. Было выставлено сторожевое охранение.
Скоро мы услышали правее нас несколько выстрелов. Мы знали, что там находится 1-я рота нашего абгейлунга. Мы также заметили вспышки выстрелов. Танки противника находились примерно в 3000 м и двигались прямо на нас. «Бруммабаер» подготовили к бою. Самоходка развернула орудие в направлении целей. Один выстрел - снаряд попал в корму танка, танк загорелся. Дальнейшее мы уже не забудем никогда. Не замедляя хода, танк противника продолжал движение. Гигантский факел мчался на фоне догорающей зари. Похоже, экипаж танка не ведал о том, что его танк горит! Танк проехал порядка километра, прежде чем остановился. Один танкист вылез на броню из лобового люка в корпусе, затем появился еще один танкист. Больше из танка не выбрался никто. Танк догорал почти всю ночь. Внутри время от времени рвались снаряды. Охранение услышало вновь звук работающих танковых двигателей незадолго до полуночи. Танки, судя по звукам, находились слишком далеко, чтобы их стоило опасаться Утром мы не увидели КВ - русские ночью время даром не теряли. День прошел спокойно. Мы наблюдали единичные танки противника на очень больших дистанциях. Никто не стрелял. С рассветом над нами закружился связной самолет. Примерно в 6 утра он снизился, выполнил два виража, а на третьем сбросил послание командиру роты. Командир роты, напрягая память, чтобы вспомнить знакомые буквы, прочел: «40 танков противника двигаются с севера-востока». Вскоре мы получили информацию о сосредоточении неприятельских танков и юго-восточнее нас.
Быстро вперед были двинуты наша 2-я рота, две 88-мм зенитные батареи и танковая рота. Эти силы находились левее нас. Наши силы занимали фронт протяженностью порядка пяти километров. В середине фронта наши позиции рассекало узкое дефиле. На ночь мы опять встали лагерем. Как и предыдущую ночь над нами кружили «кофемолки» - советские самолетики, маленькие, но очень противные. Одна из кофемолок заметила какой-то свет в нашем лагере и обстреляла его. Вскоре после рассвета рота оставила лагерь. Непросто занимать огневые позиции, когда со всех сторон доноситься лязг гусениц неприятельских танков и рев их двигателей. Аларм! Наши глаза пытаются рассеять утренний туман. На удалении 1500 м вырисовываются силуэты русских танков: одного, второго, еще одного... Стальные гиганты сминают туман гусеницами, стреляя при этом из пушек и пулеметов. «Моритц» и «Бруммбаер» встали так, чтобы иметь возможность обстреливать борта советских танков. Мы открыли беглый огонь, к самоходкам присоединились буксируемые противотанковые орудия. Всего за пять минут было подожжено 14 танков противника. Красное пламя на фоне красного рассветного неба. Красиво! Дас ист фантастише.
Такой исход стал сильным ударом для танкистов - танки развернулись, чтобы скрыться в пелене тумана. Лишь двум танкам удалось прорвать нашу линию обороны, но их уничтожили зенитки. Через несколько минут после того, как была отбита первая атака противника, мы услышали жуткую стрельбу справа, где стояла в обороне наша 1-я рота. Вскоре поступило сообщение: «Вражеские танки справа». «Моритц» и «Бруммбаер» развернули свои орудия, после чего самым решительным образом расправились с четырьмя танками. Нам повезло - танки противника не атаковали нас одновременно слева и справа, а нанесли удар почему-то с интервалом минут в 15. В противном случае события могли накрыть нас медным тазом. Еще несколько раз утром танки противника появлялись правее нашей позиции, но каждый раз отходили, оставляя на поле боя подбитые и горящие машины. Появилось три Т-34. «Моритц» в сжатые сроки уничтожил все три. На несколько часов утреннего сражения было уничтожено 49 танков противника, почти все - Т-34. Силами нашего батальона выведено из строя 29 танков. Так наша рота приняла крещение огнем. За два дня рота поразила 26 танков Т-34, не имея потерь сама.
Реклама | Adv