Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

Клещи вермахта сомкнулись вокруг города Вязьмы 7 октября 1941 года. В котле оказались войска Западного и Резервного советских фронтов — около 600 тысяч человек. На следующий день Верховный главнокомандующий И. Сталин направил телеграмму генерал-лейтенанту М. Лукину, принявшему на себя командование окружёнными войсками. Она начиналась так: «Если не пробьетесь, защищать Москву будет некем и нечем. Повторяю: некем и нечем!»

Вождь не лукавил: после крушения Западного и Резервного фронтов новую линию обороны между немцами и Москвой ещё только предстояло создать. А для этого нужно было время, дарить которое враг отнюдь не собирался. Драгоценные часы и дни предстояло отвоёвывать в жестокой схватке на последних рубежах. Малоярославецкий укреплённый район (37-й УР) был одним из них.

Тонкая преграда

Укреплённый район возле Малоярославца начали строить ещё в июле как часть Можайской линии обороны. Работы шли с огромными проблемами. На строительстве не хватало квалифицированных специалистов, особенно военных инженеров. Рядовые работники были плохо обеспечены даже ручными инструментами: «особенно топорами, поперечными пилами, ломами, большими кирками… имелись только лопаты, но очень плохого качества, часто ломались». Рабочим не хватало даже элементарной обуви: «много было босых – были вынуждены одевать лапти, которые плелись в частях»

Когда вермахт устремился к Москве осенью 1941 года, каждый выигранный день имел огромное значение. Под Малоярославцем противник буксовал целых две недели

Можно сказать, что рабочие совершили чудо, построив к октябрю 1941 года большую часть огневых точек, вырыв окопы и подготовив минные поля. Но даже готовые доты и дзоты сами по себе не могли остановить врага. Нужны были войска, которые займут в них места.

Уже в ночь с 4 на 5 октября 1941 года, когда Вяземский котёл ещё не захлопнулся, через передний край Малоярославецкого УРа начали отход части Резервного фронта. Комендант укреплённого района на свой страх и риск, без приказа, останавливал отступавших, формировал из них подразделения и заставлял занимать оборону. Благодаря этому на главном участке УРа, у села Ильинского, к рассвету 6 октября расположились несколько сотен пехотинцев, три станковых пулемёта, шесть противотанковых орудий и даже гаубичный полк с пятнадцатью пушками!

В тот же день из Москвы прибыли другие войска, в том числе батальоны курсантов подольских пехотного и артиллерийского училища. 10 октября начала прибывать 312-я стрелковая дивизия, которой предстояло стать костяком обороны на участке 37-го укреплённого района. Прочность этого костяка, как часто бывало осенью 1941 года, была относительно невелика: дивизия испытывала острую нехватку артиллерии, а у бойцов почти не было времени на подготовку к обороне. Ситуация заставила многие части вступить в бой прямо «с колёс».

Жуков армирует оборону

Положение дел на участке Малоярославецкого УРа было тяжёлым, а могло стать ещё хуже. Ещё 5 октября немецкая моторизованная дивизия СС «Райх» заняла город Юхнов. К этому моменту перед ней по линии Варшавского шоссе находились только отряд советских десантников И. Старчака и передовой отряд 37-го УРа — подольские курсанты. Их основной задачей было уничтожение мостов на пути противника, а также задержка его любым другим способом. Можно только гадать, как бы этими ничтожными силами наши сдерживали противника, но эсэсовцы сами немного помогли, развернувшись от Юхнова на север, к Гжатску. Только 8 октября к Юхнову подошли немецкие войска, которые должны были наступать дальше вдоль Варшавского шоссе. Это были части 57-го моторизованного корпуса. Советские бойцы смогли захватить пленного и узнали, что на следующий день противник запланировал наступление.

image

Командующий Западным фронтом Г. Жуков личным приказом выдвинул на угрожаемый участок 17-ю танковую бригаду. Она была сформирована из танкистов двух дивизий, воевавших ещё летом 41-го. По иронии судьбы — воевавших против того же самого 57-го мотокорпуса.

Бригада заняла позиции в предполье укреплённого района, на рубеже реки Извери. Утром 9 октября немцы, предполагавшие, что перед ними — только советская пехота, попытались переправиться. И наткнулись на танки. Бой, завязавшийся на рассвете, не утихал до заката. За это время советская бригада потеряла три Т-34, из них два — безвозвратно. Большие потери понёс и мотострелковый батальон бригады. Вечером, оказавшись в полуокружении, танкисты отступили к деревне Мятлево. Они выиграли у противника целые сутки времени, давая возможность другим войскам закрепиться в укрепрайоне.

Массовый танковый «падёж»

С 12 октября 17-я танковая бригада стала «пожарной командой» генерал-лейтенанта Акимова, командующего участком фронта Малоярославецкого укреплённого района. 12 октября танкисты поддерживали бойцов 53-й стрелковой дивизии. Боевой мощи танковой бригады было достаточно, чтобы вести бой «обороны» довольно эффективно. Но 15 октября командование приказало танкистам попытаться перерезать шоссе на город Боровск, занятый немцами. Это обернулось для  17-й бригады четырьмя потерянными Т-34.

image

Тем временем немцы на центральном, ильинском, участке 37-го УРа обратили внимание, что русские танки здесь больше не поддерживают свою оборону. И решили пробить себе дорогу через Ильинское. Правда, для этого ещё нужно было справиться с долговременными огневыми точками.

Доты Малоярославецкого укреплённого района немцев, скажем так, впечатлили. Об этом пишет в своей книге «Гитлер идёт на Восток» немецкий историк Пауль Карель. Судя по ней, 57-му моторизованному корпусу пришлось воевать с форменным аналогом французской оборонительной линии Мажино, доты которой выдерживали и артиллерийский обстрел, и прямое попадание тяжёлых авиабомб. Наверное, защитники Ильинского рубежа, занимавшие тесные и порой недостроенные доты, сильно удивились бы, доведись им почитать эти описания.

16 октября немцы скрытно перебросили свои танки через заболоченный лес к деревне Черкасское и попытались прорвать советскую оборону ударом с тыла. Впереди колонны двигались несколько Pz. IV, за ними — лёгкие Pz. 38(t), затем пехота. Немецкий расчёт на неожиданность в какой-то мере сработал. Расчёты советских 85-мм зениток поначалу приняли колонну, приближающуюся с тыла, за своих. Однако и немцы не заметили орудия, хотя одна из пушек стояла всего в какой-то сотне метров от них и почти без маскировки. Пожалеть о своей невнимательности они уже не успели: зенитчики поняли, что перед ними враг, и открыли огонь. Колонна из 15 машин была расстреляна в считаные минуты, уйти успел только один танк, который проскочил Ильинское насквозь и вышел к немецким позициям. Этот бой входит в число самых известных разгромов немецких танковых войск в 1941 году.

К сожалению, локальный успех зенитчиков мало повлиял общую ситуацию в Малоярославецком УРе. Положение защитников достигло критической черты. Немцам удалось обойти советскую оборону с севера, частично окружив подольских курсантов.

Последние дни 37-го укрепрайона

Угроза укреплённому району со стороны Боровска была столь велика, что командование решило предпринять контрудар по городу. В противном случае немцы могли окружить укрепрайон полностью. 17-ю танковую бригаду, у которой к этому времени оставалось в строю всего четыре «тридцатьчетвёрки», придали 43-й армии. Пехотную поддержку должен был оказывать 223-й стрелковый полк. Но танкисты просто-напросто не смогли его найти: пехотинцы не выдержали и беспорядочно отступили. Только к исходу дня около 60 бойцов вышли к деревне Городне.

image

Танки 37-й бригады по пути на Боровск «подобрали» ещё пять Т-34, отбившихся танковой части, действовавшей по соседству. К вечеру боевые машины дошли до окраины Боровска и остановились, решив ударить на рассвете. Однако контратаки не произошло.

Около 4 часов утра 18 октября 1941 года командующий 43-й армии приказал собрать остатки курсантских частей и других войск, и начать отступление. Поскольку немцы непрерывно атаковали, фактически защитники Малоярославецкого УРа двинулись на восток только к 20 октября. Героическая оборона рубежа закончилась, отняв у немцев несколько десятков танков, около тысячи солдат и главное — две недели времени для подготовки обороны восточнее, на реке Наре.

Наверняка ещё недавно в немецкой армии были те, кто завидовал 57-му моторизованному корпусу немцев, одному из лидеров наступления на Москву. Теперь из штаба корпуса шли донесения следующего содержания: «Последние бои за овладение русскими позициями были самыми ожесточёнными за весь период кампании в России… Потери в танках с начала операции до середины октября сильно возросли». Тем временем начиналась осенняя распутица, и использовать танки становилось всё труднее. Немецкое наступление в рамках «Тайфуна» медленно теряло силы.

Автор текста — Андрей Уланов

Источники:

  1. Документы ЦАМО РФ (с сайта «Память народа»).
  2. Отчёты и донесения 37-го УР.
  3. Отчёты и донесения 43-й Армии.
  4. Отчёты и донесения Западного фронта.
  5. Буйлов А., Калинин А.. Остановившие «Тайфун» (17-я танковая бригада в боях за Москву). Фронтовая иллюстрация, № 1, 2011.
  6. Грин Г., Чернова В. Оборона Боровска и Боровского района в октябре 1941 г.
Реклама | Adv