Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

Знаменитый британский писатель Герберт Уэллс написал рассказ о гигантских боевых машинах — «наземных кораблях». Произведение оказалось пророческим. Прошло чуть больше десяти лет, и подобная техника понадобилась в реальности, чтобы победить кровопролитный позиционный тупик Первой мировой. И вот какое интересное совпадение: именно морское ведомство Великобритании попыталось дать «сухопутным броненосцам» путёвку в жизнь. Так 20 февраля 1915 года в структуре Адмиралтейства появился Комитет сухопутных кораблей. Его сотрудники, военные инженеры и флотские офицеры, были настоящими профессионалами своего дела. Однако новая задача оказалась уникальной по своей сложности, так что даже специалисты разошлись во мнениях, каким должен быть броненосец, воюющий на суше.

Тем не менее уже к первому заседанию комитета было готово несколько проектов нового сокрушительного оружия. Облик они имели весьма удивительный.

Трёхколёсный гигант Т. Хетерингтона

Майор военно-морской авиационной службы Томас Хетерингтон одним из первых положил свои эскизы на стол. С бумаги в реальность было готово выкатиться что-то вроде корабельной палубы на громадных колёсах: Хетерингтон отказался в своём проекте от использования гусениц.

Инженеры Комитета сухопутных кораблей начинали свою работу над новым оружием «вслепую». Из-за этого на пути к настоящему танку их разум породил немало чудовищ

Габариты боевой машины поражали: 14 метров в высоту и вдвое больше в длину. Изобретатель объяснял это тем, что подобному исполину будет обеспечена отличная проходимость. Машина должна была свободно перекатываться через шестиметровые стены и проходить водные препятствия до 4,5 метра глубиной. Расчётная масса «корабля» Хетерингтона составляла 300 тонн. Многотонную машину должны были приводить в движение два дизеля по 800 «лошадей» каждый.

Вооружение чудо-аппарата было под стать размерам — шесть 102-мм корабельных орудий в трёх башнях. Плюс дюжина пулемётов для уничтожения вражеской пехоты.

image

С точки зрения изобразительного искусства эскиз майора Хетерингтона был великолепен. Автор тщательно прорисовал надстройку, прикрывающую дизели, рулевую рубку со штурвалом, крылья радиомачты. Даже у верёвочной лестницы была хорошо видна каждая ступенька! Проект радовал глаз человека, искушённого в рисовании.

Увы, но художник не равно конструктор. Хетерингтон умудрился не досчитаться как минимум 700 тонн массы своей машины, проигнорировал ничтожно малую для такого веса мощность двигателей, почти никак не продумал защиту экипажа. Громадная дымовая труба увеличивала и без того огромный силуэт сухопутного крейсера, упрощая тем самым задачу неприятельским артиллеристам. Вызывала сомнения живучесть махины под огнём тяжёлых орудий. В общем, проект провалился — как и многие подобные гиганты (см. галерею). 

image

image

image

image

image

image

Но одному из этих «динозавров» всё-таки повезло. Его борьба за жизнь шла несколько лет, в течение которых гигант претерпел не одно изменение. Зато в отличие от прочих эту машину англичане построили.

Долгострой Суэттера — Диплока

В марте 1915 года Комитет сухопутных кораблей приступил к рассмотрению новой машины. Её изобретателями значились коммодор морской авиации Мюррей Суэттер и инженер Брама Диплок. Тот самый, на «ногорельсах» которого передвигались наземные броненосцы в рассказе Г. Уэллса. К этому времени Диплок создал свою компанию Pedrail Transport и разбогател. Он отвечал за техническую сторону проекта. Суэттер выступал в роли аналитика и генератора идей.

На фоне других проектов сухопутных кораблей машина Суэттера — Диплока настолько выделялась своей реалистичностью, что её решили воплотить в металле. До серийного производства ей помешали дойти только настоящие танки, заявившие о себе на поле боя

Машина Суэттера — Диплока представляла собой бронекорпус, установленный на две гусеничные платформы. В каждой находилось по одному автономному бензиновому двигателю. Платформы могли поворачиваться относительно друг друга, что обеспечивало машине хоть какую-то манёвренность. Габариты этой «многоножки» были поменьше, чем у Хетерингтона, — всего 11 метров в длину и четыре в ширину. Внутри должны были находиться восемь членов экипажа и около десятка пехотинцев-десантников. Вооружения у машины не было.

Комитет сухопутных кораблей решил, что данный проект не только интересен — его можно строить! Сам первый лорд адмиралтейства У. Черчилль утвердил заказ на изготовление сразу дюжины машин Суэттера — Диплока. Неожиданно изобретатели решили по-быстрому усовершенствовать свой «корабль». Они добавили механизмы для гранатометания, самоокапывания, разрезания проволочных заграждений… проект усложнялся на глазах.

В это время к процессу подключился ещё один энтузиаст и сотрудник комитета — полковник Рукес Кромптон. Он был незаурядным персонажем: проводил электричество в Виндзорский дворец, прокладывал железные дороги в Индии, мимоходом изобрёл электрический чайник, успел повоевать на Западном фронте.

Кромптон всерьёз «заболел» идеей бронированной боевой машины, но считал, что вместо одного корпуса нужно использовать два (отдельно для каждой платформы), а «ногорельс» Диплока стоит заменить гусеничным тракторным шасси, более манёвренным и надёжным. Пока три изобретателя отчаянно пререкались, машина ушла в работу без изменений. Но это был отнюдь не конец.

image

К лету британское Военное министерство отказалось от постройки невооружённых гусеничных бронетранспортёров в пользу боевых машин. Изобретению Суэттера и Диплока грозила опасность, так что авторы бросились срочно его дорабатывать. У них уже было готово несколько вариантов артиллерийского вооружения, когда в процесс опять вмешался Кромптон. Он предложил поставить на каждую платформу орудийные башни кругового вращения. Снова детище Суэттера и Диплока пошло на переделку. Казалось, что финал близок, но тут сразу два удара подкосили проект. Во-первых, министерство сократило заказ до одного прототипа. Во-вторых, в полный голос заявил о себе будущий Mark I Эрнеста Суинтона. Изобретатели остались у разбитого корыта. 

Кое-как им удалось «выбить» деньги на то, чтобы достроить опытный образец. Увы, хоть бронетранспортёр и неплохо продемонстрировал себя на испытаниях, инвестиций для запуска его в серию испытатели не получили. Единственная машина Суэттера — Диплока ржавела в Бовингтоне, пока её не разобрали на металл в 1923 году.

Примечательный момент: казалось, что полковник Кромптон только и делал, что путался под ногами дуэта изобретателей. Но самые прогрессивные элементы: гусеницы и вращающиеся башни — предложил именно он. Кроме того, неугомонный полковник и сам успел наплодить целый «зверинец» проектов.

Автор текста —  Юрий Бахурин.

Источники и литература:

  1. Федосеев С. Л. Танки Первой мировой. М., 2012.
  2. Fletcher D. The British tanks 1915-19. Ramsbury, 2001.
  3. Travers T. The Killing Ground: The British Army, the Western Front and the Emergence of the Modern Warfare 1900–1918. Barnsley, 1987.
Реклама | Adv