Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

О высадке союзников в Нормандии немцы узнали за несколько часов до её начала, когда немецкие солдаты взяли первых пленных. Это были десантники из числа тех, кто приземлился в тылу войск вермахта в ночь на 6 июня 1944 года. Но даже тогда, когда на горизонте появилась армада десантных судов, а земля затряслась от разрывов тысяч бомб и снарядов, немецкое главнокомандование и сам Гитлер продолжали верить в то, что это всего лишь отвлекающий удар, а основные силы союзников сойдут на берег в Па-де-Кале, а не в Нормандии.

Что бы ни думало командование вермахта, ясно было одно: десант надо сбросить в море как можно скорей и любой ценой. Помешало этому много факторов: внезапность высадки, абсолютное превосходство союзников в воздухе, действия бойцов французского Сопротивления. Немецкие генералы тоже проявили растерянность и не отдали жизненно важных приказов своевременно. Если бы они это сделали, то более тысячи немецких танков, находившихся в июне 44-го на Западном фронте, могли сильно усложнить задачи союзникам. Но отправить танки в бой можно было только с личного разрешения Гитлера, получить которое удалось далеко не сразу. Когда немецкая бронетехника всё же пошла в бой, первыми атаковали англичан солдаты 21-й танковой дивизии.

Бронированный кулак с изъянами

К началу июня 1944 года в 21-й дивизии было 124 исправных танка (абсолютное большинство — Pz IV) и около 10 штурмовых орудий. Соединение остро нуждалось в запчастях и топливе, а его командующий, генерал-лейтенант Э. Фейхтингер, слабо разбирался в танковой тактике, потому что был артиллеристом. 

Только к 16:00 немцы бросили танки против английских войск на пляже «Суорд»

К четырём часам вечера, когда дивизия наконец-то получила приказ о наступлении, англичане уже успели подавить все береговые батареи и обезвредить более 20 дотов на пляже «Суорд». Вскоре их войска должны были соединиться с канадцами, десантировавшимися на соседний пляж «Джуно», и ударить в направлении города Кана — важнейшего немецкого узла коммуникаций недалеко от побережья. Именно этому и собирались помешать немцы, бросая в бой танки 21-й дивизии. Две группы танков, одной из которых командовал полковник Йозеф Раух, а второй — полковник Герман фон Оппельн-Брониковски, должны были пробиться к побережью Ла-Манша на участке между городами Лион-сюр-Мер и Люк-сюр-Мер.

Немецкий офицер Ганс Люк вспоминал события «Дня Д» недобрыми словами: «Результатом несогласованности действий и проволочек стала потеря времени и людей, погибавших на марше под огнём авиации. Перегруппировка дивизии заняла часы. Большинству частей из района восточнее Кана и реки Орн приходилось, точно верблюду через игольное ушко, просачиваться через единственный мост, имевшийся в наличии на данном участке». Помимо всего прочего, танкистам пришлось преодолевать тот самый Кан, который союзная авиация жестоко разбомбила, превратив многие здания в груды обломков. Это обошлось немцам в несколько танков, вышедших из строя, а также в часы потерянного времени, каждая секунда которого 6 июня была для них на вес золота. В довершение всех зол, колонну Брониковски, прошедшую Кан, атаковали британские самолёты-штурмовики, подбившие около шести танков.

Бой у Перье

Миновав Кан, Брониковски двигался дальше, к высотам у городка Перье. Немцы шли вслепую, не зная ни численности англичан, ни расположения их войск. Между тем группировка на пути немецких танков была весьма мощной: противотанковые пушки, несколько сотен пехотинцев (батальон Королевской Шропширской пехоты), а также частей Стаффордширских йоменов на танках «Шерман Файрфлай» и нескольких противотанковых самоходок М10.

image

«Файрфлай» для немцев был головной болью до самого конца войны. Эта британская модификация «Шермана» была вооружена отличным 17-фунтовым (76-мм) орудием английского производства, пробивавшим с километровой дистанции 120 миллиметров брони. Им и «Тигр» был бы по зубам, что уж говорить о Pz IV полковника Брониковски, приближавшихся к британцам. Кроме того, британцы занимали выгодные и хорошо подготовленные оборонительные позиции.

На немецкую колонну первым наткнулись разведчики Шропширского пехотного. Лейтенант Гарри Джонс вспоминал, что не поверил глазам, увидев, как немецкие танки выходят из леса. Вернувшись к своим, разведчики доложили об угрозе, и вскоре танки 21-й дивизии оказались под перекрёстным огнём. Огонь вели не менее 20 стволов, причём немцы долго не могли засечь их расположение.

Первый немецкий танк записал на свой счёт «Файрфлай» сержанта Биллингса, снаряд которого пробил башню одной из «четвёрок». Машина исчезла в огне сдетонировавшего боекомплекта. Немцев не спасало даже то, что на некоторых танках были установлены дополнительные бронированные экраны. Всего через несколько минут боя Брониковски лишился шести танков. Когда немцы всё-таки обнаружили британские танки и открыли ответный огонь, то оказалось, что броню «Файрфлаев» они пробить не могут, хотя дистанция стрельбы не превышала 600 метров.

Немцы всё же пробивались к Перье, повернув влево от британских позиций. «Шерманы» начали их преследовать, атакуя с флангов. Это усугубило положение танкистов Брониковски, потому что бортовая броня боевых машин тоньше лобовой. Только «Файрфлай» сержанта Джонсона уничтожил три Pz IV.

Немецкие танки попытались пробить оборону на высотах у Перье лобовым ударом. Британцы занимали выгодные возвышенности, в придачу немцам в глаза било солнце. Бой на полукилометровой дистанции закончился для немцев с плачевным счётом: десять подбитых и уничтоженных танков они «разменяли» на одну повреждённую самоходку М10. Немцы так и не смогли выбить британцев с их позиций.

Время отступать

Брониковски отвёл танки в лес. И здесь немцы столкнулись с английскими машинами, которые решили пробиваться к Кану по кратчайшему пути. Один из британских «Шерманов» угодил под огонь сразу двух немецких танков и загорелся. Пехота, сопровождавшая их, оказалась под плотным обстрелом из винтовок и пулемётов. Брониковски ожидал новой атаки, но тут пришло известие, что в тылу высадилась британская десантная дивизия. Чтобы не попасть в окружение, 21-й дивизии пришлось отойти к Кану.

image

Пока происходили все эти злоключения с Брониковски, части группы Рауха (войска 192-го мотопехотного полка и шесть Pz IV) к 20:00 сумели приблизиться к побережью у Леон-сюр-Мер. Отсюда они прекрасно множество десантных судов в Ла-Манше. В бою у Леон-сюр-Мер группа потеряла много людей и артиллерии от атак с воздуха. Потом Раух также получил приказ об отходе, чтобы не быть окружённым.

Немецкий отчёт о контратаке 21-й дивизии 6 июня 1944 года сообщает о 54 потерянных танках. Из них только 16 оказались жертвами британских танков и артиллерии, остальные были утрачены либо по техническим причинам, либо от воздушных атак. Англичане потеряли пять «Файрфлаев», из которых большую часть уничтожили 88-мм орудия.

Пляж «Суорд» в первый день высадки остался за англичанами. На следующий день уже эсэсовская танковая дивизия обломала зубы об этот плацдарм. Теперь немцам оставалось только обороняться. 

Автор текста — Станислав Черников

Источники:

  1. Бернаж Ж. Немецкие танковые войска. Битва за Нормандию 5 июня — 20 июля 1944 года. М.: АСТ, 2006.
  2. Гастингс М. Операция «Оверлорд»: Как был открыт второй фронт. М.: Прогресс, 1989.
  3. Люк Х. На острие танкового клина. Воспоминания офицера вермахта 1939–1945. М.: Яуза; Эксмо, 2006.
  4. Ford F., Gerrard H. D-Day 1944. Sword Beach & British Airborne Landings. London: Osprey Publishing, 2002.
  5. Kilvert J. T. Sword Beach: 3rd British Division/27th Armoured Brigade. Barnsley: Pen and Sword, 2008.
  6. Stewart A. Caen Controversy: The Battle for Sword Beach 1944. Solihull:Helion and Company, 2014.
  7. Winter P. D-Day Documents. London: Bloomsbury Publishing, 2014. 
Реклама | Adv