Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

В конце 1943 года с фронта начали поступать сведения о том, что немцы пустили в ход новое, весьма опасное противотанковое средство — ручные гранатомёты. Это оружие в руках грамотного пехотинца угрожало советской бронетехнике ничуть не меньше, чем орудийный снаряд. Вскоре и сами фаустпатроны попали в советские руки — в виде трофеев. Когда масса поступивших данных и изделий превысила критическую, советское командование решило: пора поторопить военных инженеров с разработкой противотанковых средств ближнего боя.

Эта задача официально оформилась в феврале 1944 года на специальном совещании Главного артиллерийского управления (ГАУ). Командование особо подчеркнуло: и разработка, и массовое оснащение Красной армии противотанковыми гранатомётами — дело исключительно важное и срочное. Среди прочих на призыв откликнулось КБ-30, то самое, которое работало над винтовочными гранатами. Вот что у них получилось.

Коктейль серийных узлов

Новое оружие, согласно тактико-техническим требованиям, должно было метать снаряды на дистанцию 75–100 метров и обеспечивать пробой брони около 100 мм. Сотрудники КБ-30 вполне разумно решили, что главная трудность, с которой они столкнутся, будет не в том, чтобы успешно решить конструкторские и технические задачи. Куда больше усилий потребуется, чтобы наладить валовое производство нового оружия и боеприпасов к нему. 

Мало было разработать противотанковый гранатомёт, требовалось быстро запустить его в серию. Вариант сборки оружия из уже выпускающихся деталей выглядел, на первый взгляд, привлекательно

Именно поэтому инженеры КБ-30 использовали принцип конструктора и представили гранатомёт ПГ-6, состоящий из узлов и деталей, уже проработанных и выпускающихся серийно. Ствол взяли от 50-мм ротного миномёта, ствольную коробку — от винтовки, приклад и сошки — от противотанкового ружья Симонова и т. д. В качестве основного снаряда следовало использовать противотанковую гранату РПГ-6, но миномётный ствол при необходимости позволял вести стрельбу штатными осколочно-фугасными минами.

На первый взгляд, получилось неплохо. Система в боевом положении весила 14 килограммов и была длиной 1,2 метра. Противотанковый выстрел для неё (граната РПГ-6 со специальным поддоном) имел массу 1650 граммов.

А потом, в июле 1944 года, ПГ-6 попал на полигонные испытания…

Красный свет от испытателей

Через руки испытателей проходит поток экспериментальных изделий, так что глаз у этих людей намётанный. Ещё до начала стрельбы они усомнились в том, что ПГ-6 — простое и универсальное оружие. Вот, к примеру, последовательность действий, которые требовалось выполнить, чтобы произвести выстрел из нового гранатомёта.

  1. Свинтить рукоятку с корпуса гранаты.
  2. Вставить запал.
  3. Навинтить рукоятку на корпус гранаты.
  4. Вставить поддон в ствол гранатомёта до отказа.
  5. Выдернуть предохранительную чеку на гранате.
  6. Вставить гранату рукояткой в поддон.
  7. Зарядить гранатомёт вышибным патроном.
  8. Прицелиться и произвести выстрел.

Можно только гадать, что по этому поводу испытатели сказали вслух на полигоне. В официальном отчёте их реакция оформилась так: «Несмотря на применение отдельных узлов и элементов штатного оружия (7,62 мм винтовка обр. 1891/30 г, 50- мм РМ, ПТРС) гранатомет в целом отличается сложностью и громоздкостью.

Как противотанковое оружие ближнего боя гранатомет в силу значительного веса не может быть признан маневренным, причем сложность и длительность подготовки выстрела и заряжания ставят его в исключительно невыгодные условия на поле боя. (Практически возможно производство только одного выстрела по подвижной цели и то в условиях заблаговременно подготовленного оружия)».

imageВпрочем, и результаты стрельбы поводов для радости не дали. Мало того, что гранаты летели с чудовищным разбросом, так ещё и, стоило только увеличить дистанцию стрельбы с 50 до 75 метров, и восемь выпущенных снарядов вообще не долетели до мишени. В отчёте сказано: «Приведённые результаты свидетельствуют о явно неудовлетворительной кучности боя гранатомета, т. е. о практической невозможности ведения прицельной стрельбы прямой наводкой по подвижным целям». В КБ-30 спешно изготовили улучшенные поддоны для гранат, но серьёзного улучшения кучности добиться не удалось и с ними.

Когда дело дошло до испытаний на пробитие брони, оказалось, что при условии, если граната попадёт в лист (били по 100- и 120-мм броне), то вероятность сквозной пробоины высока. Но только при условии, что предохранитель сработает своевременно и граната взорвётся. А процент несрабатываний, увы, оказался непозволительно высоким.

В итоге комиссия была вынуждена признать, что гранатомёт-конструктор в текущем виде испытаний не прошёл. А после внимательного изучения отчётов в ГАУ выяснили, что устранение недостатков потребует таких доработок серийных деталей (особенно гранаты), что это фактически будет означать развёртывание нового производства.

Автор текста — Андрей Уланов

Источник:

  • ЦАМО РФ ф.81 (ГАУ) оп.12040 (стрелковое вооружение) дело 195 (Изобретательские предложения по боеприпасам стрелкового оружия).
Реклама | Adv