Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

Военный инженер 3-го ранга А. И. Павлов не считал себя тщеславным человеком. Отправив в 1943 году свой проект в отдел изобретений, он написал: «Законченность и совершенство форм, качеств и свойств технических изобретений никогда не создавалось первым их конструктором». Но сам изобретательский замысел впечатлял размахом: Павлов придумал машину с широким спектром боевых задач, которая могла бы, по его мнению, заменить собой большинство сухопутной военной техники.

Покабинный разбор

«Форма УВМ-1 похожа на поезд, тем самым обеспечивает проходимость через широкие (до 9 м) рвы», — писал Павлов. (Cтилистика и орфография источника сохранены. — Прим. ред.)

Машина Павлова, способная двигаться по воде и суше с огромной скоростью, могла дойти до Берлина в считанные дни. Так считал её изобретатель. А в мирное время она могла бы возить грузы полярникам или голодающим Африки

Корпус машины должен был состоять из семи кабин, соединённых полыми бронированными сегментами. Внутри этих сегментов находились люки, по которым члены экипажа могли бы перемещаться между кабинами. При этом сочленения были достаточно гибкими, чтобы УВМ-1 могла перемещаться по сильно пересечённой местности. Чтобы сэкономить моторесурс машины, для перемещения на дальние расстояния её следовало разбирать на кабины и перевозить по железной дороге.

Каждой кабине отводилась определённая роль. В головной размещались механик-водитель и командир, из неё осуществлялось управление УВМ-1 на марше. «Лобовая и верхняя стороны кабины бронированы, остальные представляют собой водонепроницаемый корпус, который нормально погружается в воду до оси колеса», — пояснял Павлов.

Кабины № 2 и 6 увенчивались цилиндрическими башенками. Их крышки состояли из полудисков, раздвигающихся в стороны. В этих кабинах автор предлагал установить крупнокалиберные пулемёты. Кроме того, в каждой из двух кабин должно было храниться по 500 кг взрывчатых веществ, а для выброса пакетов взрывчатки служил отдельный люк. Экипаж обеих кабин составляли два человека. Кабины № 3 и 5 несли по две артиллерийских башни. Во внутренних отсеках кабин хранилось по 2,5 тонны горюче-смазочных материалов.

Кабина № 4 «универсальной военной машины» задумывалась автором как наиболее вместительная. Там Павлов предлагал установить два дизеля с электрогенераторами и разместить 11 тонн топлива. Вооружение четвёртой кабины состояло из двух огнемётов и пары пулемётов калибра 7,62 мм с большим сектором обстрела. Управляться с этим арсеналом должны были четыре красноармейца. «В потолочной части размещается система охлаждения дизелей и подсоса воздуха в цилиндры», — уточнял автор.

Наконец, кабина № 7 по устройству напоминала первую, но оснащалась дополнительной бронёй и минным очистителем.  На марше УВМ-1 должна была следовать кабиной № 1 вперёд, что обеспечивало ей лучшую проходимость и манёвренность. В боевой обстановке она разворачивалась к противнику кормой.

Колёсно-поплавковый зверь

Изобретатель придумал для своей машины особую ходовую часть. «Настоящий проект представляет собой новое дерзание в этой области в форме создания нового типа движения… колесно-поплавкового движителя (хода)». Каждая кабина оснащалась парой колёс большого диаметра, а кабина № 4 — сразу четырьмя.

image

Колёса-поплавки представляли собой полые металлические барабаны. На их внешнем ободе устанавливались резиновые камеры, а диски имели форму конуса, развёрнутого вершиной наружу. Внутренний диск из 5-мм стального листа оснащался тормозным кольцом, обращённым к кабине. Кроме того, внутри колеса имелись два ряда спиц. Павлов называл спицы ещё и поплавками потому, что возлагал на них ещё и роль гребных лопастей, а свою УВМ видел буквально колёсным пароходом.

Чтобы внутрь колёс не попадала вода, автор предусмотрел сальники, и неспроста: в каждом из колес располагался ещё и электромотор. Оси должны были делаться из полых труб, по которым изобретатель предполагал протянуть провода для моторов.

Помимо описания конструкции УВМ-1, Павлов подробно расписал её тактико-технические характеристики. При длине 25 м ширина и высота машины составляли бы всего лишь 3 м. Изобретатель рассчитывал, что боевая масса его детища составит 100 тонн, половина которых придутся на долю брони. Экипаж УВМ-1 суммарно должен был весить 1,5 тонны. Запасов горючего на борту должно было хватить на 4000 км, или трое суток хода. Потенциальную скорость хода машины Павлов рассчитывал отдельно: от 100 км/ч по автостраде до 20 км/ч — на плаву.

По курганам горбатым, по речным перекатам…

Этот проект отличался от других ещё и планом боевого применения УВМ-1, придуманным автором. Павлов не мелочился. Он поставил воображаемому корпусу своих машин задачу сокрушить оборону восточных областей Германии и Берлина. Сосредоточение техники должно было проходить в районе Вязьмы, непременно в болотистой местности, из которой враг не ожидает удара.

Затем, на исходе дня, начался бы марш через линию фронта. «Расчленившись на 3 колонны по 33 машины двигаться на Запад, на рассвете каждой группе дополнительно расчлениться на 11 групп по 3 машины в каждой», — предписывал автор. Главным факторов стала бы скорость движения, вступать в бой разрешалось только по крайней необходимости. Изобретатель велел принимать меры маскировки, «подделки под немецкое», хотя с какой из своих машин гитлеровцы могли бы перепутать УВМ-1 — неясно. Марш должен был продолжаться до выхода на исходный рубеж атаки в районе польского города Познани. Боевым группам следовало за сутки покрыть расстояние более чем в тысячу километров. Следом — ночь на подготовку, и перед рассветом атака!

image

В ходе броска до Берлина «универсальные военные машины» должны были уничтожать объекты инфраструктуры противника, аэродромы и линии электропередач. «Обойдя Берлин, тщательно разрушить его окрестности. После чего машины направляются к центру давить, расстреливать, взрывать и главное зажигать, не позволять тушить огонь, уничтожать все», — подчёркивал Павлов. Покончив со столицей Третьего рейха, группы УВМ-1 принялись бы за другие крупные города. В небе эту операцию возмездия должна была поддерживать авиация, заодно доставляя горючее и эвакуируя раненых.

Однако прежде чем грезить разгромом оккупантов, следовало наладить производство самой техники. Изобретатель понимал это, и перечислил план мероприятий для скорейшего выпуска сотни УВМ-1. На составление рабочих чертежей и сборку опытного образца, по его мнению, хватило бы месяца. Кабины должны были выпускаться на трёх заводах и отправляться в Москву. Туда же стекались бы колёса-поплавки, вооружение, электрооборудование и т. д. Задействовав мощности двух сборочных предприятий, Наркомат обороны потратил бы ещё месяц и получил 100 грозных боевых машин.

Павлов предрекал своему детищу большое будущее и много модификаций. Он считал, что УВМ-1 должна была привести к победе коммунизма на планете: «Такие машины будут способны достичь Ла-Манша и форсировать его вопреки любой воли. Сознательно дерзким использованием техники мы имеем возможность необычайно быстро для обывательского взгляда повернуть ход мировой истории…». А когда кончилась бы последняя война, разоружённые УВМ-1 смогли бы возить грузы в Арктику или голодающие страны Африки — сквозь льды и бесплодные пустыни.

К сожалению, отзыва специалистов отдела изобретений Главного автобронетанкового управления Красной армии о предложении Павлова в архивах не сохранилось. Впрочем, предположить его несложно. В своём проекте инженер объединил многое из того, что предлагали другие изобретатели начиная ещё с Первой мировой войны — со всеми сопутствующими недостатками. «Универсальная военная машина» осталась на бумаге. Однако следует отдать должное воображению изобретателя: если он и не превзошёл уровень научной фантастики своего (да и нашего) времени, то явно достиг его.

Читайте также:

Автор текста — Юрий Бахурин

Источник:

  • Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО РФ). Ф. 38. Оп. 11350. Д. 1374.
Реклама | Adv