Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

Древнерусский князь Олег в 907 году наступал на Константинополь, поставив свои ладьи на колёсный ход и подняв паруса. Это лишь одно из свидетельств того, насколько стара идея боевых машин, способных двигаться и по воде, и посуху.

Плавающие танки появились всего на несколько лет позже боевого дебюта танков как таковых. К началу Второй мировой войны их достаточно активно строили и использовали в армиях всех крупных «танковых» держав. Но среди прочих проектов были и такие, которым путёвки в жизнь не досталось, поскольку эксперты сочли их не более чем плодом инженерной фантазии. Как, например, эти три.

Тачанка-амфибия Блямки

4 августа 1942 года начальнику 3-го отдела управления особых отделов НКВД майору госбезопасности Рогову на стол легла служебная записка. К ней был приложен чертёж необычной боевой машины. Автором чертежа значился польский военнопленный Юзеф Янович Блямка. «Предлагаемая им “механическая тачанка” является своеобразной танкеткой-амфибией, отличающейся высокими аэродинамическими качествами, большой скоростью, подвижностью и проходимостью, вооружена двумя пулеметами, при экипаже в 2-3 чел[овека]», — говорилось в документе.

К началу Второй мировой войны танки-амфибии активно строили и использовали в армиях всех крупных «танковых» держав. Но среди прочих проектов были и такие, которым путёвки в жизнь не досталось, поскольку эксперты сочли их не более чем плодом инженерной фантазии

Блямка указывал, что предлагаемая им машина может действовать как при наступлении, так и в обороне. Отдельно автор подчёркивал, что его «механическая тачанка» подходит для условий химического заражения. «Она герметически закрыта и воздух в нее поступает через специальные противохимические окна», — было сказано в записке.

Более подробного описания Блямка не составил, да и тактико-технических характеристик проекта перечислил лишь несколько. Те были переведены с польского языка, причём не всегда понятно. Толщина брони должна была составлять 10 мм, наряду с ней предлагался «резиновый покров» — видимо, подкладка. «Колёсная тесьма», судя по всему, означала гусеничную ленту.

Корпус «механической тачанки» должен был иметь обтекаемую форму. Указав длину (5,1 м), Блямка заложил высоту в 0,6 м. Вероятнее всего, она составила бы около метра, силуэт машины был действительно низким. К сожалению, решений по данной идее либо не было принято, либо они не сохранились до наших дней.

Гусеничный бронекатер Ветчинкина

Другой проект 1942 года был исполнен на качественно ином уровне. Папка с архивными документами по нему испещрена оттисками печатей секретной части Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) и Артиллерийского комитета Красной армии. Проект получил название «Гусеничного катера-амфибии ГКА-1500». Над ним трудился коллектив, который возглавлял профессор Н. С. Ветчинкин, изобретатель и конструктор нескольких машин-амфибий.

«ГКА-1500 отличается применением бронированного плавучего корпуса… 8-ми больших пустотелых колес-поплавков с торсионной подвеской танкового типа… Троссовой гусеничной ленты с гребными лопастями… Гусениц для тяги в воде, совместно с гребным винтом», — говорилось в самом начале описания. Индекс машины обозначал суммарную мощность её моторов — 1500 л. с.

image

За основу Ветчинкин взял разработку американского конструктора Альберта Хикмана — катер «Морские сани». Благодаря параллельным бортам и вогнутому днищу, он отличался хорошей устойчивостью и высокими мореходными качествами. Бронекорпус такой формы ставился на гусеничный ход, причём часть звеньев оснащалась лопастями. Тем самым затопленная половина гусениц «…превращается в гребное приспособление и провисая в воде представляет собой как бы часть гребного колеса весьма большого радиуса». На корме располагались гребные винты. К ним, наряду с гребными гусеницами, должны были гнать воду колёса-поплавки диаметром 1,5 м. Они же уменьшали бы начальную осадку ГКА-1500, доказывал Ветчинкин.

В итоге при проектной массе в 17 тонн гусеничный катер-амфибия должен был развивать скорость до 50 км/ч на воде и втрое (!) большую по суше. Запас горючего был предусмотрен на 4 часа полного хода и 8 часов экономичного.

Длина корпуса составляла 9 м, ширина — 2 м, вместе с гусеницами же колебалась между 3,1–3,2 м. В высоту вместе с орудийной башней машина доходила бы до 3 м. В этих габаритах должны были располагаться 20 человек.

Какие задачи мог бы выполнять ГКА-1500? Береговая охрана и десантные операции. Ветчинкин писал: «Возможность непосредственного выхода военного судна из воды на берег, свободное передвижение по суше и обратный уход в воду в сочетании с большой скоростью движения и возможностью ведения огня на ходу, подобно сухопутному танку, может дать серьезные преимущества военно-морскому флоту… в столкновении с противником, не имеющим подобных боевых средств».

Впрочем, военная составляющая проекта была совершенно не проработана. Вооружение машины вообще осталось за рамками описания. Конструкторы лишь подчеркнули, что для пущей плавучести катера придётся пожертвовать толщиной его брони.

Скорее всего, Ветчинкин решил, что если заказчик примет его шасси, то над вооружением и защитой пусть думают уже военные специалисты. Однако необходимости в ГКА-1500 наркомат обороны не нашёл, так что последним приютом разработки стал архив.

Танки в льдинах

Пожалуй, наиболее удивительная тактическая идея применения бронетехники на реках была предложена незадолго до начала Великой Отечественной войны, весной 1941 года. Необычно даже само её происхождение: бумаги по делу поступили в Генеральный штаб из Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей. Автором значился заключённый отдельного лагерного пункта № 4 «Инвалидный городок» инженер Евсей Львович Зелинский. Название его оборонного предложения гласило: «Использование ледохода для организации танкового похода в глубокие тылы противника, путем маскировки танков в льдинах ледохода».

image

Зелинский предлагал ни много ни мало помещать боевые машины в гигантские кристаллы льда («ледяные будки»). «Стенки ледяной будки могут иметь деревянную армировку для обеспечения прочности при ударах и столкновениях», — писал автор. Эти конструкции оснащались гребными винтами, получающими крутящий момент от самих танков, —т. е. танковые двигатели должны были работать внутри искусственных айсбергов!

Поскольку в период ледохода на реках отсутствует навигация и невозможно использовать танки-амфибии, доказывал Зелинский, на пути льдин с техникой не возникнет преград, за исключением естественных. «Заведомо зная, что в льдинах ледохода идут танки, противник не сможет ведь организовать сплошного артилллерийского разстрела всего ледохода», — утверждал изобретатель. Для танкистов внутри «ледяных будок» гарантировалась приемлемая температура воздуха. По заверениям автора проекта, команда могла бы находиться внутри ледяного панциря неограниченное количество времени.

Отзыва военных инженеров Бюро по делам изобретательства наркомата обороны на предложение Зелинского не сохранилось. В 1955 году инженер был реабилитирован Верховным судом СССР, но неизвестно — при жизни ли. А сведения о его «ледяных ангарах» были найдены в архивах лишь недавно.

Читайте также: 

Автор текста — Юрий Бахурин

Источники:

  1. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 38. Оп. 11350. Д. 169.
  2. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. Д. 317.
  3. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. Д. 654.
  4. Катера, лодки и моторы в вопросах и ответах / Справочник. Л., 1977.
Реклама | Adv