Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

В истории Великой Отечественной войны небольшой украинский город Умань ассоциируется главным образом с трагическими событиями лета 1941 года, когда в немецком окружении оказалось два десятка советских дивизий. Спустя почти три года город снова попал в сводки с фронтов. Но теперь уже немецкие солдаты брели на запад по заснеженным равнинам, и до Умани добрались отнюдь не все. Часть так и осталась навсегда в клещах окружения, замкнутого под Корсунью 1-м и 2-м Украинскими фронтами в январе 1944 года в рамках Корсунь-Шевченковской операции.

Не дать передышки

Внешний фронт Корсунского котла пытался пробить сам Э. фон Манштейн. Но ни его хвалёного полководческого мастерства, ни дополнительных дивизий и тяжёлых танковых батальонов не хватило. Вырвалась только часть окруженцев, и цена этого оказалась высока: немецкие танковые соединения были теперь в удручающем состоянии.

Немецкое командование надеялось, что распутица даст время восстановить  боеспособность войск. Красная армия такой возможности предоставлять не собиралась

Командование вермахта надеялось только на то, что распутица даст время на восстановление боеспособности потрёпанных войск. Тем более, уже с конца февраля снег начал быстро таять и дороги были непроходимы для всего, что не имело гусениц или ног.

Советское командование прекрасно понимало, на что рассчитывают немцы и не собиралось давать им время на передышку. Очередное наступление, получившее впоследствии название Уманско-Ботошанской операции, назначили на самое начало марта. Тяжёлые бои под Корсунью завершились в конце января, то есть у маршала И. Конева на подготовку операции был всего месяц.

image

Формально в распоряжении 2-го Украинского фронта Конева находилось три танковых армии — половина сформированных к 1944 году. Реальное число — примерно 670 исправных машин — равнялось одной полностью укомплектованной танковой армии.

В первом эшелоне должны были действовать армии С. Богданова и П. Ротмистрова. Армия А. Кравченко на начальном этапе операции оставалась во втором эшелоне. На примере армии Богданова можно отметить, что атака всего двумя сотнями танков на полосу обороны нескольких пехотных дивизий, за спиной у которых находятся ещё и танковые, — дело безнадёжное. Но это в обычных условиях, а в марте 44-го немецкие войска были уже не те, что хотя бы годом раньше.

Боевые трофеи

image

Наступление началось 5 марта. Уже в первый день 2-я танковая армия Богданова проломила немецкую оборону и вышла к реке Горный Тикич — первой серьёзной водной преграде на своём направлении удара. Мотопехота с ходу пересекла её по бродам и захватила плацдармы на другом берегу, тем самым позволив сапёрам навести мосты для переправы танков. 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова также наступала успешно, с умеренными потерями.

На следующий день ситуация стала сложнее, в том числе из-за немецких танковых контратак. Выросли боевые потери, а из-за тяжёлых условий местности существенное количество танков вышло из строя по причине поломок. При этом основная тяжесть боёв с 6 марта легла именно на плечи танкистов и то небольшое количество мотопехоты, которая пересела на броню как десант или двинулась за бронетехникой пешком. Пешком передвигались и офицеры связи — на участки, где не хватало раций или куда не долетали связные самолёты. Метеорологи в сводках погоды сухо докладывали: «Проходимость дорог ещё сильнее ухудшилась».

image

В районе городка Маньковка и станции Поташ находились части четырёх немецких танковых дивизий. После манштейновского «стучания головой» по внешнему кольцу Корсунского котла каждая из них состояла из считанных единиц бронетехники, но в конце февраля подразделения были пополнены танками, переброшенными из Германии. Они могли причинить серьёзные неприятности наступавшим советским войскам. К счастью, именно боевые подразделения этих дивизий ушли на другой участок фронта, так что перед армиями Конева остались тыловые и ремонтные подразделения. Плюс множество повреждённой техники, дожидавшейся очереди на ремонт или отправку в тыл. Контратаки считанных немецких танков и САУ, спешно введённых в строй, практически не имели шансов остановить советские танковые армии.

7 марта после получасового боя станция Поташ была отбита у немцев вместе с множеством подбитых танков, подготовленных к отправке. Следом противник потерял и Маньковку. Согласно отчёту штаба 2-й танковой армии, «В районе Маньковка и ст. Поташ противник потерял до 500 танков и самоходных орудий, до 10 000 автомобилей и 37 складов с различным военным имуществом».

Настичь и уничтожить

Потеря огромного количества материальной части и крах первой линии обороны привели к тому, что немецкому командованию оказалось нечем останавливать бронированный каток советских армий. Пришлось отступать (а называя вещи своими именами — просто драпать) по проклятой распутице наперегонки с советскими танками.

Дорога на Умань превратилась в кладбище металлолома из-за колонн немецкой техники, застрявшей на обочинах

Между тем танковые армии перешли на «подножный корм» из-за отставших тылов. Продовольствие было трофейным полностью, горючее — частично. Там, где позволяли условия, боеприпасы для вырвавшихся вперёд частей подвозили на самолётах. Те части, которым не повезло, использовали часть своих танков для подвоза снарядов и патронов. В боевых отчётах сообщалось, что «выделенные для этой цели боевые танки подвозят горючее и боеприпасы очень медленно, т. к. движение возможно только на первой передаче».

Грязь делала за немцев их работу, замедляя советский натиск. Армия Ротмистрова осталась без связи: грязь приковала к земле связные самолёты, штабу пришлось командовать войсками через одну-единственную рацию и пеших штабных офицеров.

image

Но всё же танки шли вперёд. Из-за немецких колонн, увязших в грязи, дорога Поташ — Умань превратилась в кладбище металлолома. 8 марта 1944 года к середине дня танкисты армии Богданова оказались у Умани и начали окружать город. Вечером следующего дня огневой бой между советскими танками и немецкой зенитной артиллерией шёл уже в центре. В то же время «тридцатьчетвёрки» армии Ротмистрова, «обгоняя и давя гусеницами отходящие колонны», подступили к южной окраине Умани. 10 марта город был взят полностью.

Закончился первый этап операции, но наступление продолжалось до 17 апреля. К концу Уманско-Ботошанской операции советские войска освободили часть Молдавии и правобережной Украины, а также вступили на территорию Румынии.

Также читайте:

Авторы текста — Андрей Уланов и Александр Томзов

Источники:

  • Документы ЦАМО РФ 2-й танковой и 5-й гвардейской танковой армии.
  • Небольсин И. В. Вторая гвардейская танковая армия.
Реклама | Adv