Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

Отгремели сражения Первой мировой войны. После миллионных потерь мир надеялся, что войн больше не будет, об этом рассуждали политики, писала пресса. Но реальность оказалась гораздо мрачнее. Вместо одной большой войны в двадцатые и первую половину тридцатых годов почти по всему земному шару: в Афганистане, Марокко, Сирии, Ираке — шло множество «малых» войн, где тоже гибли люди и применялась новейшая боевая техника.

Трудная наука малых войн

В малой, колониальной, войне противник упорно не желал биться по правилам, избегая открытого боя. Кто бы ни сражался с армиями европейского типа, они знали, что от современного оружия не поможет численное превосходство и не спасёт отвага. Поэтому европейцам приходилось долго выискивать противника в горах и пустынях. Колониальные солдаты рисковали оказаться далеко от своих сил, в окружении врагов, вооружённых не только пиками и кинжалами, но и современными винтовками.

В колониальных войнах бронетехника применялась как средство качественного усиления и поддержки войск

Ситуация усугублялась тем, что бойцам колониальных частей не хватало выучки: выжившие ветераны Первой мировой ушли на покой, а неопытные солдаты порой даже не умели метко стрелять. Да и общая боевая подготовка хромала. В Средней Азии советские отряды нередко попадали в засады, как и британские на границе Индии и Афганистана. А в Марокко беспечность испанцев привела к разгрому по частям их двенадцатитысячной армии.

Логичным выходом стало использование бронетехники: бронеавтомобилей, танкеток, а то и танков, благо мировая война в этой области оставила огромное наследство. Но бронированные монстры в десятки тонн весом, способные сокрушать укреплённые линии, физически не смогли бы доехать до мест боёв в новых войнах. Их не выдержал бы ни один мост, не хватило бы топлива и ресурса пока ещё ненадёжных гусениц.

Бенефис лёгкой техники

Поэтому в малых войнах применялись лёгкие танки. В Дамаске (Сирия) с их помощью было подавлено восстание. В горных теснинах Афганистана оказалось достаточно одного танка, чтобы контролировать целую долину. А две-три машины могли выполнить практически любую задачу: провести разведку, атаковать, защитить фланги или прикрыть отход.

imageОднако танки, грузовики, тягачи требовали всё больше топлива и боеприпасов. Афганские и марокканские племена оказывались в любимой ими веками ситуации — набегов и нападений из засады. Их не всегда могла найти даже авиация: в Афганистане и Таджикистане стрелки племён укрывались под нависающими скалами, невидимые с воздуха, а в пустынях Средней Азии — в песках поблизости от колодцев.

Танки не могли прикрыть каждый километр дорог. Поэтому британцам в горах приходилось создавать сложную систему небольших блокпостов и механизированных патрулей. Неожиданно оказалось, что пулемёты английских броневиков и танков не всегда могут подняться для обстрела целей высоко на горе. В Марокко танки к ночи становились по периметру лагеря, образуя стены, промежутки между которыми закладывали камнями.

Тяготы колониального фронта

Но даже танки не всегда могли компенсировать ошибки планирования или тактики. Например, Испания, видя, что не может сама справиться с марокканскими горцами — рифами, — закупила дюжину французских танков «Рено» и шесть танков «Шнейдер». Однако первый же бой танков 18 марта 1922 года сложился не слишком удачно. Танки должны были прикрывать атаку, но по бездорожью оторвались от пехоты почти на километр. Марокканцы не испугались нового оружия и быстро нашли мёртвые зоны танковых пулемётов. Горцы даже втыкали кинжалы в щели танков — так один из механиков-водителей был ранен в лицо. Хуже того, пулемёты были установлены на танки всего за день до боя, и на жаре неопробованное оружие быстро начало клинить из-за неисправных патронов.

Марокканцы не испугались танков и быстро нашли мёртвые зоны пулемётов. Горцы даже втыкали кинжалы в смотровые щели — так один из механиков-водителей был ранен в лицо

Танкистам пришлось бросить три машины застрявшими или обезоруженными. Две из них не смогли отремонтировать, и немного позже марокканцы попросту подорвали их динамитом. Рифы устраивали на узких горных дорогах засады на одиночные танки, пытаясь воткнуть железный прут в гусеницу, затем облить обездвиженный танк бензином и поджечь. Такая тактика могла сработать, если поблизости не было других машин, расстреливающих нападавших из пулемёта или картечью из пушки.

imageИспанские танки реабилитировали себя в морском десанте сентября 1925 года — практически репетиция высадки в Нормандии. Танки, выгруженные на берег, заставили рифов сдать несколько горных высот почти без сопротивления, в ряде случаев бронетехнике даже не потребовалась помощь пехоты. Помимо непосредственного участия в боях, танки вытаскивали застрявшие грузовики и трактора, буксировали 75-мм орудия и специальные тележки с грузами до 600 кг, вывозили раненых.

«Младшие братья» танков — танкетки — тоже не прощали небрежностей в тактике. Осенью 1931 года советский отряд (порядка 150 человек на грузовиках и взвод танкеток Т-27), поверив разведке, внезапно напоролся на отряд из почти 600 басмачей, выкопавших укрытия для стрелков и специальные ямы для борьбы с танкетками. По правилам нужно было бросить вперёд все танкетки и под их непосредственным прикрытием продвигать пехоту и пулемёты. Однако вперёд выслали всего одну танкетку, которая попала в яму, была расстреляна в щели в упор и сгорела. Погиб её экипаж, а также командир отряда.

Таким образом, малые войны, несмотря на крохотное по меркам мировых войн количество задействованной техники, дали немало важных уроков. И важнейший из них — ни в коем случае нельзя недооценивать противника, даже выглядящего слабым и примитивным, обязательно нужно учитывать сильные и слабые стороны своей техники.

Реклама | Adv