Реклама | Adv
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
  • Rotator
Сообщения форума
Реклама | Adv
image

Европейские стратеги планировали закончить войну, вспыхнувшую в августе 1914 года, всего за несколько недель. Многие молодые офицеры боялись, что не успеют проявить доблесть на фронте. К сожалению, те и другие ошибались. Прошло совсем немного времени, и разгорающаяся мировая война зашла в позиционный тупик. Все наступления теперь заканчивались одинаково: продвижением на несколько сотен или даже десятков метров с огромными человеческими жертвами.

Обе стороны конфликта искали выход из ситуации, изобретали новые и новые виды оружия. И вот сентябрьским утром 1916 года впервые в истории над полем боя раздался гул танковых моторов и лязг гусениц.

Стройные теории и «порочная практика»

Английский военный теоретик Эрнест Суинтон и француз Жан-Батист Этьен доказывали необходимость танков на поле боя и детально описывали, как их правильно использовать. Они говорили о том, что танки должны применяться внезапно, большими массами и только на подходящей местности. При этом Суинтон, излагая свои взгляды, сразу же сделал оговорку о том, что между теорией и реальностью зачастую лежит пропасть.

Пресса писала бравурные заметки о том, как танкисты хохотали над противниками, безрезультатно пытавшимися пробиться под броню. Реальность не имела ничего общего с газетной эйфорией

Так оно и вышло в первых танковых операциях. Армии, истощённой в битве на Сомме, нужна была надежда на победу, причём не через год или два, а прямо сейчас. Ни о каком накоплении танков, доработке их конструкции, полноценном обучении экипажа и отработке взаимодействия с пехотой и речи быть не могло. Промедление грозило тем, что немцы перехватят инициативу в битве. Так что вместо бронированных армад в бой 15 сентября 1916 года пошли всего 32 танка. Пять из них застряли в грязи и воронках, у девяти отказали двигатели — нетрудно подсчитать, сколько в итоге приняли участие в бою.

image

Конечно же, первая танковая атака шокировала немцев. Но мизерное число машин не могло кардинально повлиять на фронтовую ситуацию. Да и немцы быстро оправились и больше не бросались убегать от «дьявола», явившегося на поле боя. Они сражались против танков — и небезуспешно. Бравурные заметки в прессе союзников об ошеломительном успехе танков не имели ничего общего с действительностью.

Опасения Суинтона подтвердились уже в первом бою, и в дальнейшем ситуация повторялась с удручающим постоянством. Танки шли в бой по изрытому рвами и воронками грунту, застревали в нём без помощи сапёров — и гибли под вражеским огнём. Пехота шла за танками неумело, немецкие пулемёты быстро выкашивали тех, кто оказывался между машинами, к тому же много солдат гибло при попадании снаряда в сам танк — их выбивало осколками. А танки без пехоты становились лёгкой добычей для противника. Союзники ожидали чудо-оружия, а получили разочарование и объект для критики.

«Неприоритетные» помощники пехоты

Несмотря ни на что, танки были признаны полезным изобретением. К завершению Первой мировой войны в 1918 году даже успели сложиться бронетанковые войска. Но из-за технического несовершенства тогдашняя бронетехника не могла решать сколь-нибудь самостоятельные задачи. Танки действовали в тесной взаимосвязи с пехотой, причём был разработан чёткий регламент, что и в каком порядке надлежит делать.

image

Танковое наступление должно было начинаться на рассвете, чтобы водители могли видеть дорогу. Следовало избегать лишнего шума. Машины двигались группами по три: передовой танк подавлял противника, а ещё два наступали вместе с пехотой через колючую проволоку и траншеи. На каждый танк полагалось не более одного взвода пехоты (25–30 человек). Танк проделывал довольно узкие проходы в проволоке, так что слишком много солдат создали бы ненужное столпотворение и рисковали сильно пострадать от вражеского огня.

Пехота делилась на группу «чистильщиков», группу обеспечения и группу поддержки. Первая группа вместе с танками уничтожала противника в траншеях. Вторая группа обозначала метками проходы в заграждениях и удерживала их от контратак врага. Группа поддержки помогала первым двум, а также следующим атакующим отрядам.

Главным было то, чтобы пехота не теряла связи с танками. Бронетехника прикрывала её и заставляла противника укрываться, а то и просто отвлекала от наступающих солдат. Часть танков при атаке деревни или леса старались отправлять во фланг или тыл противнику. Манёвры техники прикрывались дымовой завесой. Ещё несколько танков защищали свои фланги.

Если возникала задержка, то танкам следовало найти укрытие. После чего их командиры и стрелки должны были покинуть машины и обсудить с пехотными командирами дальнейшие действия.

Победа при Хамеле — хрестоматийный успех

Классический пример грамотной танковой атаки — битва при Хамеле 4 июля 1918 года. При её подготовке особо тщательно было отработано взаимодействие пехоты и танков. Чтобы «подружить» солдат с пока ещё довольно экзотической техникой, на каждой машине мелом было написано название. Это упрощало связь и положительно влияло на моральный дух. При совместных учениях танки и пехота проходили через настоящие траншеи и проволоку. Солдаты не только ездили на танках или внутри танков, но и сами пробовали их водить.

93

минуты понадобилось союзникам при Хамеле, чтобы сокрушить вражескую оборону

Союзники провели тщательную разведку вражеских позиций. Авиация постоянно летала над фронтом, а по утрам артиллерия и пулемёты открывали внезапный огонь. Так понемногу притуплялась бдительность немцев, которые не знали, будет ли это мощное наступление или очередной рутинный день позиционной войны.

Когда началась реальная атака, гулом самолётов союзники заглушили шум от выдвигающихся танков. Эта хитрость использовалась в дальнейшем не раз, например при атаке на Амьен в августе 1918 года или Красной армией в операции «Багратион» 1944 года.

Наступление вели 60 новейших танков Mark V. Машины прижимались к огневому валу артиллерии. Каждые три-четыре минуты вал смещался вперёд примерно на сто метров. Танки оказали огромную помощь в борьбе с пулемётчиками. В результате союзники захватили около полутора тысяч пленных и много трофейного оружия, в том числе и новинку — противотанковые ружья.

image

Прекрасно было отработано обеспечение боя. Боевые танки несли по два ящика боеприпасов, снаряжённые магазины к пулемётам Льюиса и питьевую воду. Их поддерживали танки снабжения, переоборудованные в транспортёры. Четыре такие машины всего через полчаса после захвата вражеских позиций доставили более 20 тонн грузов: патроны, гранаты, воду, колючую проволоку и колья. Впервые в истории авиация не только вела разведку и поддерживала пехоту огнём с воздуха, но и сбрасывала на парашютах патроны для пулемётчиков.

Австралийский генерал Джон Монаш, командовавший операцией, написал позднее: «Всё было решено за 93 минуты».

Итак, за два года Первой мировой войны танки прошли путь от сомнительных технических диковинок до полноценного рода войск. На этом поступательное развитие танковой тактики и стратегии прервалось: Европа слишком устала от войны. И хотя до 1939 года случилось ещё много конфликтов, но все они были локальными. Их опыт был ограниченным и своеобразным. И в новой большой войне, начавшейся в 1939 году, танковая наука снова начала развиваться практически с нуля.

Также читайте:

Автор текста — Евгений Белаш

Евгений Белаш — историк, автор книг и статей о Первой и Второй мировой войне. Наиболее известная работа — «Мифы Первой мировой». Автор книги "Танки межвоенного периода" об участии бронетехники в военных конфликтах 20-х - 30х годов прошлого века.

Источники:

  • Fletcher David. Tanks and Trenches: first hand accounts of tank warfare in the First World War. History Press, 2009. P. 116–120.
  • Infantry and tank co-operation and training. War department, 1918.
  • List, Single, Major. The battle of Booby's Bluffs. United States Infantry Association, 1922.
  • Monash, John. The Australian victories in France in 1918. London Hutchinson, 1920. P. 48–60.
  • Митчель Ф. Танки на войне. История развития танков в мировой войне 1914–1918 гг. М.: Госвоениздат, 1935. С. 24–26, 66–69.
Реклама | Adv